Иван Николаевич Коржуев - Коментарии к исследованиям

                  КОММЕНТАРИИ
 к исследованиям народного творчества в Новгородской области
                                    Январь 2015 г.
Уважаемые  читатели!  
Задачей  Новгородских многолетних исследований  состояния народного  творчества было,  не  только   дать  местный  цифирный  материал,  а  более  того;  показать  историческую  глубину  и  особенности  происходящих  коллизий.  Их  взаимосвязь  и  давление  на  народные  традиции,  приведшие  к   печальному  нынешнему  исходу.  
Стоял  вопрос, каким  языком, для  кого  это  будет  написано,  кому  адресовано.  И  не  поздно  ли,  спохватились,  мы,  обыватели?
Кемеровский  вариант  в  таблицах,  мелко  написан,  читается  с  трудом  и  только  специалистом,  если  очень  надо.  Было  решено:  изложить своё, новгородское по  другому,  прописному  варианту  с  анализом  исторических событий,  где  каждое  утверждение  имело   место  быть.  Были  свидетели,  очевидцы,  факты.   Начнем  издалека,  насколько  возможно,  по  местным  событиям.    
Первую  в  жизни  молодёжную «посиделку»  смотрел  с  печки  в  чужом  доме:  было  тепло,  удобно  и  интересно.   Отец  нес  меня  первенца на  руках  с  гордостью,  звёздное  небо  светилось.  Скорее  всего,  это  был  ноябрь  1938  года.   
Бабушкины  хутора  в  то,  далёкое летнее  время  то  же,  помню.  Видел  всё  это в  разных  местах -  могу  и  сейчас  в  подробностях  обрисовать  с  закрытыми  глазами.  
На  другом  краю  деревни  у дяди Матвея на  полочке  у  божницы,  рядом  с  иконой  стояли  трапециевидные  гусли.  Так  высоко  ценилось  это  народное  достояние.
А  потом  пришла  война  Финская,  Отечественная  и  много  чего происходило  на  моей  памяти.   
Не раз  слышал  горестные  слова  женщин:
«Свои  властные, хуже  чужих!»   Вот  это  «хуже»,  заметьте,  довлеет и над нами, с тех  пор  во  всём.  В  политике,  культуре,  экономике,  методологии.   Цинизм,  враньё,  подтасовки. 
Народ  это  фарисейство,  насилие  чувствует,  сживается, участвует - и,  самоуничтожается.  Покатилась  Россиюшка  вслед  за  моими  деревнями  по  ухабам  и  колдобинам  в  историческую  пропасть.  
По  воспоминаниям  новгородца  Геннадия  Ефремова  (ему  довелось,  не  по своей  воле,  посетить  чужие  северные  и  сибирские  места),  власть  повсеместно  попирала  права,  достоинство  граждан,  была  не  справедливой.   
Мы,  малые  дети,  все  эти  беды  и  несчастья   двадцатого  века,   всосали  в  себя  вместе  с  материнским  молоком. 
Перестройщики разных формаций разорили нашу малую  родину,  нынешние, понаделали  дыр  в  оффшоры,  вот  и  посыпалось…  Можешь  сколь  угодно  трудиться,  петь  и  печалиться.  Рвать  свои  последние  силёнки  на  заплаточки.  
Для общей  общероссийской  картины нынешнего  состояния  народного творчества, выборку цифр смотрите по ходу текстов  исследований,  она  с  комментариями  следует  анкетным  образцам,  предложенных  социологами  РАН, с  примечаниями  и  добавлениями  местного  значения.  
Весь 2010 год, каждые  два-три  месяца  добавлялся  новый  материал,  уточнялись  формулировки.  Каждый  новый  абзац  утверждений  имел  под  собой  факт  события.   Нужно  было  отвечать  на  две  разные  анкеты.  (Взгляд  на  одни  и  те  же события с разных  временных позиций  и  перепроверка  2012  г.  вели  к  схожим  повторам)
Анкетирование  велось  всевозможными  способами.  
Из  глубинок  с  помощью  друзей,  знакомых  участников  мероприятий,  на  празднествах,  было  получено  и  обработано  90  анкет.  За  первые  два  года  было  выслушано  мнение  пятьсот  восьми  человек,  принято  во  внимание  от  трёхсот,  как  наиболее  квалифицированное.  
Отчёт  сложился  и  формулировался  осенью  2009 г.  Был  напечатан  и  положен  всем  непосредственным чиновникам  Новгорода на  стол,  с  надеждой  получить  комментарии  или  замечания.  Они  промолчали.
Круг  получателей с 2010 года  расширялся  и  повторялся,  с  попытками  через  новгородских  журналистов  и  международный семинар учёных  выйти  на  Москву,  на  первый  канал  Российского  радио.  Возможно,  дошло?   С начала  2011  года  по радио  (первый  канал  вещания)  стало  заметно  больше  звучать  песенного  материала,  а  баянистов, балалаечников,  как  не  было,  так и  нет,  не  слышно!  
Московским  фольклористам  был  выдан,  сокращённый,  быстрочитаемый  обзорный  вариант  по  исследованиям,  с  надеждой  вступить  с  ними  в  будущий  контакт.   
Последующими местными перепроверками исследований, в заявленных формулировках, ошибок  не  выявлено.  Менялись  цифры  в  сторону  ухудшения  положения.    
Подтверждался процесс распада. Нынешнее  положение ничуть не лучше. Теряются знакомые  лица,  участники  постарели, устали.  Некоторым  по  85  лет.  Для  многих  наступили  трудные  времена.
Исчезают  бытовые фольклорные  местные  мероприятия.  
Полностью  исчезли  из  применения  фольклорные  музыкальные инструменты  старины:  псковские,  новгородские,  петербургские. 
Недостаёт  нотного  материала  и  самоучителей, нет мастерских  по  ремонту  баянов  гармоник.  Закрылся  в  Великом  Новгороде  псковский  филиал  торговли  музыкальными  инструментами.    
В учебных заведениях  готовится  очередная  переотестация.  Наблюдаем  испуганных  местных  чиновников, работников районных домов  культуры  в  предвыборной  компании.    
«Старину»  в  библиотеках  все  власти, успели  многократно подчистить  настолько, что найти  что-то  старомузыкальное в наших  глубинках – практически  невозможно.    Уничтожено.
Выделились  оставшиеся  в  творчестве  активные  музыканты,  возросла  их  роль  и  взаимодействие (за народное творчество).  Ленинградская область, Новгородская область – Подмосковье.  Смотрите  идею  объединения  по  тексту  исследований  и  фотографиям.
В сборной  команде гармонистов С. Борискина играем в Подмосковье,  Ивановской,  Костромской  и  других  областях.  Сейчас  контактируем  с  москвичами,  с  ООО Продюсерским  центром  «Русская  Гармонь» - Ганичев А., с петербургской  «Невской гармонью» - Шипков И..
По существу,  редко  в  каких  городах  осталось  по  одному – два  музыканта  разъезжающих  по  России  с  поддержкой  народному  патриотическому  творчеству.  
Встречного движения, им от комитетов районной культуры, не наблюдается.  Не  исчезают  со  временем  проблемы и трудности  в  осуществлении  подобной  деятельности  народных  энтузиастов.
Таково  нынешнее залицензированное положение.  Казалось  бы,  зачем  населению  все  эти  потребности  встречаться,  общаться  с  гармонистами?  
Не  всё  так  просто  с  психологией,  устройством внутреннего  мира  человека.    Быт,  среда  обитания,  обряды,  проводы  в  армию  откладывались  в  подсознании  в  некую  базовую  опору  духовности,  в  веру  того,  что  ты  в  трудную  минуту не  одинок.  За  тобою  твои  сородичи,  кто  тебя  кормил,  провожал  и  остался.  За  них  ты  тоже  в  ответе.  Будь  стоек  и терпелив!  На поддержание  всего  этого у простых  смертных,  как правило, уходила вся  жизнь.  Насколько народ справлялся  с такой  задачей,  показало  время.   Силы – то  оказались  неравны.  По  существу, с  1918 года, народу  противостала  новая  власть  государства,  с  его  мощным  идеологическим  репрессивным  аппаратом.  Её  двуличие, жесткость,  цинизм  оказались  невообразимы.  
Истощение человеческих ресурсов в масштабе страны многие десятилетия идут этим  курсом  опережающими темпами. Выходит: боремся  не  за  сохранение,  а  за  выживание  в  своём  государстве?    Оглянитесь -  к  чему  пришли.  
На  какой  исторической  спирали, закрученной  вниз,  стоите.
Ветераны, Вы потеряли своё будущее, реальную связь с подрастающим поколением  реальными поступками быть примером, даже для своих внуков. Вы зациклились в мероприятиях «самих  себя». Ваших благородных примеров и стараний, для будущего в «буднях», никто  не  видит!  Вы и молодое поколение  разобщены.  Да,  Вы  стараетесь.  Только  в эти  моменты  при  Вас  нет  ваших  внуков!
Вип-персоны с телевизионной свитой с местных мероприятий  исчезают  после официальной  обязаловки.  Ваши старания вне сцены, не  фиксируются. 
Дети, в качестве самых желаемых гостей, (те, для кого Вы все эти подвиги совершали),  массово,  в  бытовом  плане чаще всего, не  присутствуют…
 От  подобных наглядных событий  школьники  и  детские учреждения,  подчас  собственные  внуки,  отдалены.  
(В реальности видел, как два автобуса с  детьми, привезёнными за  50 километров, завернули обратно – не вписывались  в  «габарит»  патриотического  мероприятия).  Дождь помешал  открытому  действу на  природе,  сельский  клуб  не  мог  вместить всех  желающих.  Ежегодный  областной  смотр гармонистов-ветеранов проводится без зрителей!  Это поминки по уходящему народному творчеству, без учеников,  студентов.   Ещё  5-7  лет  и  никого  не  останется.
В современных условиях, обращаемся к руководителям радиостанций, кто  вам  мешает в Дорожном  или Русском  Радио по  Новгородской области  пустить Новгородские,  Садковские,  мелодии  Никитина,  народные сочинения-гимны  Валдая, Старой Руссы,  песни  гармонистов – (Поставьте  «памятник  Деревне»…)? 
Где  Ваш  патриотизм,  за  Новгородчину,  чиновники?

Что  касается  исследований:  
Весь  материал  отражает  совокупное  мнение людей  с  большим  жизненным  опытом,  переживших  много  личных  невзгод  и  трагедий  своего  края.  Опрашиваемые,  не  посторонние  случайные  встречные  гости.  Они  участники  многих  событий,  о  чём  скороговоркой,  пересказать  невозможно.  
За  полтора  года  мелкими  партиями по десять-двадцать  экземпляров  отпечатано  и  роздано на отзывы более ста  экземпляров  рукописей,  (за  свой  счёт  всем  районам).  Все  это  время  отслеживалось  положение   народного  творчества,  вносились  дополнения.  В  Ваших  руках  может  быть, двадцать  второй  вариант,    думаю  27-й,   или  32-й,   будет окончательный.  
Последние экземпляры,  по  187  страниц обновлены.  Все  другие  2008-9-10-х  годов, считаю  устаревшими.  Любая  детализация  затруднительна,  требует  много  средств и  времени.  Считаю,  с  меня  хватит!   Всё!   Уеду,  «в  деревню,  к  деду!»  
А  никакой  деревни  и  деда  у  меня  нет,  и  никогда я  его  не  видел.   Репрессированный,  отпущенный  в  войну  за  ненадобностью,  он  голодный,  невиновный  сведённый  с  ума,  в  одних  портках, через  всю  Сибирь  шел  к  нам  домой,  и  не  дошёл,  умер  от  лишений  с  голоду.  Те  и  мои  деревни,  куда  он  шёл,  в  наших  местах  стёрты  с  лица  земли.  От  былого  многолюдия   только  воспоминания.
Теперь  я  сам  дед – без  роду  и  племени.  Считай, без  Родины, без родни,  отцовских  могил,  наследия  и  той  памяти.  
«Куплен  Интернет»,  надо  срочно  регистрироваться  и   осваивать.  К  чему  это  я?  
А  к  тому,  что  мы  под  давлением  рекламы  нового  времени, спешно бросаем всё своё, переходим  в  другую  категорию. Из реального мира дезорентированых производителей  в  виртуальный мир потребителей - плательщиков.  Прошлое  знать  не  хотим!
Бросаем  свои  занятия  на  земле,  ремёсла,  гармони,  песни.   
Меняем  ориентацию,  приспосабливаемся,  лишь  бы  выжить.  

                    Комментарии
            к  газетным  публикациям

Если  взглянуть  на  всё  происходившее  в  России  за  последние  сто  лет,  включая  и  сегодняшние  события,  то  иначе,  как  идеологическим  варварством  по  отношению  к  местным  народам  и  традициям,  приёмы  правления  не  назовёшь.  
По сути, применялась идеология, агрессивная к любой  здравой   мысли:  пытались  ли  строить  коммунистическое, социалистическое,  рыночное  общество – в  итоге  разрушали  семейную  экономику, здоровое  сознание,  блокировали  шельмовали  честных  оппонентов - строителей  общества.  Это  не  ошибки  отдельных  лиц -  это   системное  построение  управления  с  жестокостями,  подлогами,  обманом  избирателей  для  достижения  совершенно  других,  личных  карьерных  целей,  приведших  к  разорению  страны!  
(С  активным  участием  агентов  и  денег  из-за  бугра).
Не просматривается  выход  из  этого замкнутого  круга  для  Россиян.   
Народ  раздавлен  бесчестием,  всеми  этими  революциями, войнами, перестройками, обернувшимися против него самого. Мы, как лунатики, блудим в нескончаемых перестроечных потёмках, которые нам  навязывают.  Народу  надорвали  пуп,  он  обессилел!  Сложил  мужицкие  косточки  в безымянных  рвах  и  траншеях.  Крестьян - основу  устоев,  уничтожили.  Тысячи  семей  исчезли,  как  дрова,  в  котлах  индустриализации
Чтобы  не  быть  голословным,  отметим:
Одних  поубивали  в  годы  гражданской  войны,  вторых  в  Финскую,  третьи  исчезли в  застенках  НКВД,  четвёртым  на  защите  Лужских,  Ленинградских  рубежей  выдавали  голубые  халаты  и  патроны  к  русским  винтовкам  с  деревянными  пулями.  
О  том,  что  война  вот–вот  начнётся  - война  будет,  немец  нападёт, даже  я – шестилетний  пацан, знал.  В  каждом  нашем  сельском  в доме  с  осени  1940  года  говорили.   Говорили  шепотом.  Власти  утверждали  обратное…дезориентировали  народ,  врали.  Практически  сыграли  на  руку  противнику.  Запрет  Сталина – Молотова войскам,  что  либо  предпринимать  для  пресечения  провокаций  и  реально  быть  готовым  к  нападению,  поставили  наши  армии  в  первые  дни  войны  на  грань  катастрофы.  Категорически  было запрещено стрелять на  границе  в  сторону  германских  войск,  чтобы  ни  одна наша пуля  не  перелетела  на  сопредельную  сторону.  Красноармейцы  не  понимали,  что  происходит,  немцы  заходили  в   населённые  пункты  из  нашего  тыла.  
Голубые халаты в  траншеях, были  хорошо  видны  с немецких самолётов…  Беспатронники – одиночки - отступали;   в  наших  местах  их  встречали  заградители,  уводили  за  деревню  в  овраг…   
Последнее,  решающее  «слово»  принадлежало  нагану,  шло  соревнование офицеров – кто  больше  расстреляет.  
Приговор  тройки, вслед  уводящему  лейтенанту  обречённого,  был  решительный:  «Расстреливай!» – (с  присказкой) - «После  войны,  разберёмся!»  (Осень -1941,  весна – 42года).   Сколько  раз  я  это  слышал  и  наблюдал!  Человеческая  жизнь  ничего не  стоила.
Под  моими окнами,  поочерёдно,  прошли  четыре  отряда:  голодных солдат,  штрафников,  сибиряков,  моряков  освобождать  г.  Холм -  их  положили  под  немецкие  пулемёты.  Без  обходного  маневра,  разведки,  без  огневой  поддержки.  Сколько  зазря, сгубили  молодых  здоровых  жизней,  неведомо!   Овраги  бескрайней  России  устланы  их  костями.
А после  войны,  в  1953-54 году,  артиллеристы-курсанты  стреляли,  тренировались  снарядами  выпуска  1939  года… 
Мы,  школьники,  после  войны  не  знали,  куда  девать  адресные  медальоны  погибших.  
Военкоматы  молчали,  школы  не  собирали.   
Нам  никто  не  подсказывал,  что  медальоны  надо  послать  в  Читу,  Челябинск  или  снести  в  военкомат.  Мы  были  малы,  в  наших  карманах  вообще никогда  не  было  денег,  даже  на  конверт.   
В  1946  году,  когда  прошла  радость  победы,  и  вытерли  слёзы,  народ  зароптал  во  всеуслышание,  зазвучали  вопросы:  «Кто  виноват,  что  такое  случилось,  немец  зашёл  так  далеко,  столько  горя?»   Местные  власти  что-то  лепетали,  а  потом,  враз,  все  замолчали.  Народ  понял,  задавать  такие  вопросы  стало  опасно!   
Все приписанные ко второй  армии  или  в  ней  служившие, в  одночасье  стали  считаться  предателями.
Вот  такая  она – «Память»  на  высоком  постаменте лжи  руководителей  «Светлого  будущего»,  устроенном   на   могильнике  своего  народа.
И  пришло  время  нам,  расплаты  за содеянное. 
Обезлюдила область. Земля покрылась непахаными  пустырями,  урочищами.  С  брошенными  могилками  стариков  и  миллионами  невинно  убиенных  в  крутых  расправах.   
Кто-нибудь повинился в таких  разорениях, клевете и  смертоубийствах  своих сограждан?  (Хвастливые,  приписавшие себе ум, честь и совесть?)

Между  прочим,  оборонительные  рвы  в  начале  войны  1941 года  вокруг города Холма Новгородской области, строились  под  руководством  немецкого  майора-шпиона.   
Он  жил  в  нашем  доме.  Видел  его  в  красноармейской  и  позже,  в  немецкой  форме  собственными  глазами.   Всё  сводилось  к  тому,  чтобы  создать  видимость  строительства  обороны,  сделать  её  непригодной  к  настоящему  использованию,  занять  и  отвлечь  людские  ресурсы.  (Оборона  построена  по  берегу  Ловати  в  низинах,  в  обратную  сторону).    По  этому  поводу  в  местном  краеведении  полное умолчание,  (не  принято  критиковать  власти,  мало  ли,  что!)  
Нынешнее  обустройство  России,  обращение  с  народом,   что-то  напоминает  похожее.  В  сущности,  в  главной  цели  разорить  Россию в мировом  масштабе,  мало  что  изменилось -  методы  стали  другими:

Наше  предприятие,  численностью  шесть  тысяч  человек  (десять филиалов) в Великом  Новгороде в 1992-94  годах  акционировали  руководители,  все  время  просившие увеличения  командировочных  сумм  для  поездок  в  Англию.      … Зачем?
 Предприятие,  филиалы  разделили – «удочерили».   Материальные  ценности  исчезли.  В  несколько  приёмов,  мы – акционеры,  оказались  за  воротами  -  банкротами.  В  заводских  корпусах  ныне  торговые,  рыночные  комплексы.  Наш  реформатор – «новый»  директор – учредитель,  поблизости.  В  офисе  Лукойла.
Что  будет  с  нами  вообще  дальше?  
Давайте  посмотрим  историю:  отношение  к  нам,  строителям  всяких  «измов»:  мораль  и  столетнюю  тенденцию  в   государстве.     
По  порядку:  НЕП – закрыли,  наделы  земли  по  едокам - отменили,   хутора  к   1940  году  ликвидировали.  
Наши работящие  хозяйственные  мужики   Сибирь  и  далёкие  места  «благоустраивали»,  запуганные женщины  с голодными детьми  подневольно  решали  Сталинскую  продовольственную  программу.
Война! «Пришёл  немец» - по  началу  «он»  «добродушный»  был,  вступал  с  нашими  женщинами  в  полемику:  
Немец-переводчик  доказывал  - Сталин  знал, что  война  будет, предал  Русских,   (немец  хорошо  говорил  по-русски). 
Германия  давно  готовилась, ожидаемого сопротивления  не  встретила.     
(Автор  был  свидетелем,  такого  и  др.  эпизодов) 
Наши  женщины  роптали,  не  верим!
Нашкодившая местная Власть  народу  не  доверяла,  боялась  за  свои  преступления.   Их  испуг,  мы - дети,  почувствовали,   
В  этой  жуткой  ситуации,  чтобы  скрывать  правду  конфисковали  у  местного населения  все  средства  доступной  информации,  радиоприёмники, фотоаппараты. 
Образовался  тревожный  информационный  вакуум.  Народ  безоружен,  местная  власть  затаилась.  
Боялась,  что  крестьяне  переметнутся.  
Доказываю,  у  крестьян  и  мысли  такой  не  возникало.  Конечно, находились  одиночки – подручные  командовать  под  большевиками  или  под  немцами… (служили  властям,  нашим  и  вашим).
Мы  отступали.  
Прифронтовое  женское  население с  детьми было  брошено  на  голодный  произвол  судьбы.  
С  одной  стороны  фронт,  с  другой  лютые  морозы  и  бескрайние  снега,  пухнущие  с  голоду  дети -  их  голодный  вой  по  ночам.  
Пустые  амбары  колхозов  и  никаких  пайков  совершенно!  
Матери  решают,  кого  из  троих  детей  оставлять  в  живых,  хотя бы  одному  двум  выжить – согласны  за  кусок  хлеба…трудно  в  наше  время  понять,  в  каком  отчаянии  они  тогда  находились.  Своего  дома  нет  - сожжен,  мужчины,  защитники  на  фронте -  эвакуированным - голодное зимнее безлюдье.  Бабушки,  убитые  горем  стоически  жертвенно  умирали   первыми,  дедушки    не  попрощавшись  с  нами,  молча  «ушли»,  так  и  никогда  не  увидев  внуков.  
Некоторые, приехавшие  в  1945  году «беженцы»  из  Латвии,   вновь  уезжали  туда  от  голода;  возвратились  позже.  
Крестьяне, после  пережитого голода войны,  всерьёз  надеялись, что  колхозы  распустят, им дадут землю, они  накормят своих детей.  С  неистребимой  силой  их  руки  тянулись  к  сохе,  к  лопате.  И  выжили  мы,  победили,  благодаря  им,  их  сверхчеловеческому труду.
Такие  наши  российские  реалии   жизни  прошли  перед  нашими  глазами.  
Власть, ничем  не  послабила  заботы  этого  измученного  народа.  Своими  руками  подневольные колхозники, разоряли себя, со  слезами  в  глазах, справляя  сыновей,  дочерей  в  далёкие  города,  подальше от  этой  каторжной   жизни.  Поселения-хутора  исчезли  с  лица  земли  благодаря зачисткам, стараниям  коллективизаторов. Деревни-строения родителей в разорившихся  колхозах  без  молодых  рук  канули  в  вечность.  Я  их  всех  помнил  и  даже  строить  помогал.  Родители  строились  пять  раз,  я  шестой.  Те  места  заросли  лесом.  За  прошедшие  пятьдесят  лет  в  нашей  местности  исчез  каждый  второй здоровый  житель, а  сколько  не  родилось?. 
Скажите,  где  какой  народ  вынесет  такое  и  ещё  очередную  шулерскую  перестройку  с  дикими  криминальными  «пристройками»?
Эта  цикличность  перестроек переросла  в  стиль – методу  давить  народ.  Сто  лет  строек  и  перестроек,  триста   лет  труда  в  совокупности,  моих  родственников  в  результате  ничего  от  этих  трудов?   Остались  мы  без  средств  производства. 
Ваучеры  в  шести  акционерных  обществах – они  в  офисах,  я,  их акционер  на  свалке  подбираю  одежку,  двадцать  лет  не  менял  костюма.   Потому  что  на  свою  пенсию  инвалида  ВОВ  постоянно  приходится  помогать  другим,  своим  и  окружающим: 
обворованной  среде,  внукам  и  традициям - выживать. 

Да,  суды  «вставали»  на  нашу  «защиту»  обманутых  вкладчиков.   И  тоже  поимели  нас!  Поначалу  стыдили  непонятливых.  Но  вскорости  начали  собирать  жалобщиков  «пачками», человек  по  двадцать.   
Не  скупясь,  отсуживали  нам   миллионы,  с  арестованных  счетов,  пока  там  не  кончились  деньги  на  судебные  издержки.  
Ровно  через  полгода  жалобщикам  вернули  пустые  конверты  без  объяснений,  с  постановлениями …взыскать… (с очищенных счетов).
Финансы – планы – крутые  проекты  правящей  партии,   за  которую  мы  «проголосовали»!   Что  в  итоге,  мы,  граждане,  получили  к  2014  году?  Облом;  Повышение  цен  каждую  неделю,  ущемление  прав,  появление  банков  и  водочных  магазинов  на  каждом  углу!    
Силиконовую  долину  или  город  мы  построим,  вступим  в  ВТО, а  кого  интересует,  что  будет  с  нашим  бездольем,  безработицей  в  вымирающей  деревне?   Там  давно  не  поют - «Бывали  дни  весёлые…»
Что с  нами  происходит  и  что будет с населением  в  беспределе  ЖКХ,  возрастающих  цен?  
Действующие мастера-музыканты это теперь малые  вкрапления,  отдельные  зёрна  на  почве  народных  бытований.  Их  промысел  официально  погашен,  замолчан,  изжит.   
Административный  ресурс, ТВ, СМИ  не  работают  в  поддержку  народному  творчеству в  поощрительном  плане  для  молодёжи. Управленческий  вандализм  перерос  в  бытовой.  Планируемый  один  процент  на  культуру  в  области  и  1,6 %  на  содержание  управленцев,  в  бюджете - говорят  сами  за  себя.  Двенадцать  лет  охрана  областного города  доверялась  бандитской  вооруженной  группировке.
Мы  о  культуре,  а  кто-то  о  новой  революции  вещает!   
Не  просматривается  в  этой  вакханалии  бесстыдства  и  обманов  никакого  выхода  или  хорошего  конца.   Эта  гидра цинизма поселилась  в  идеологии,  политике,  средствах  информации,  в  умах.  Она  созрела,  сформировалась  обрела  плоть,  средства,  методологию  поедания  тех,  кто  позволил  ей  выкормиться в межгосударственных масштабах.  Приёмы  устроителей  переросли  в  систему  аморального  правления  и  обмана  обществ. 
    Грустно  слушать  старожилов  о  том,  что  было,  чего  не  стало  и  не  будет  никогда:  (рассказы  о  разорённых  крестьянских  доколхозных  хозяйствах). Обычно,  это  были  многосемейные  родственные  поселения  с  многими  детьми.   В  каждом  районе  их  были  тысячи. 
Теперь эти места, безлюдные  урочища, в  непроходимых  зарослях  кустарников  без  дорог.   Вот  к  чему  мы  пришли. 
Безнадежно  положение  последних  старушек  этих  мест  и будущее их  подрастающих  в  ближайших  городках-посёлках  внуков.  
Им  безденежным  не  светят  университеты,  банковские  кресла.  Большие,  далёкие  города  не  по  карману.   Вчера  горестный  звонок  от  внучки  расстроил  до  потери  сна:  «Дедушка!  Купи  ещё  одну  убитую  гармонь  у  подружки.  Ей  не  на  что  жить».  Сошлась  с  молодым  человеком.  Денег  нет.  За  квартиру  надо  шесть  -(ныне-десять) тысяч.  В  деревне  работы  нет.  Лес  вывезен.   Учиться  профессии  - только  в  городе.   А  в  городе  свои  проблемы.  Чиновничество,  используя  административный  ресурс,  выиграло  выборы.  «Прохоровцы»  почувствовали  себя   хозяевами, спешно укрепляют  своё  экономическое  положение.  Хотелось  бы   нам,  простым  смертным,  надеяться  на  что-то  лучшее.   Не  тут-то  было!   Всё  на  усмотрение  капитала.
  Через  две  недели  внук – строитель,  (работает  по  профессии  и  учится  за  свой счёт  в  строительном  колледже),  приехал  в  трансе.  Перестали  платить  в  дни  зачётов;  заработок  снизился  до  четырёх  тысяч  в  месяц.   
И  уже  предупреждён,  если  пойдёт  жаловаться  по  инстанциям,  будет  уволен  с  работы.  Хозяину – капиталу  «учёные»  не  нужны.
По  зрелому  размышлению – впереди  у  этой  семьи  ничего  хорошего… Придётся  мне,  деду  платить из своей  пенсии  на  их  выживание  и  осуществление  конституционного  права  внука.  
Чьё  положение  в  нашей  благословенной  стране  в  таком  случае,  после  выборов,  улучшилось?   

Профсоюза - ширмы  там  нет,  а  разговоры  администраторов  о  нравственности  и  справедливости – не  более,  чем  блеф.  Идти  жаловаться  на  фирму – Боже  упаси!
Только  что,  окончившему  дипломнику – прорабу  высказали  сомнение  в  его  профессиональной  подготовке,  полученной  в  этом  техникуме;  отказали  в  должности.  Экономия  прибыли.   
Похоже,  нынешнее  обучение  свелось  не  к  классным  занятиям, теоретическим строительным расчётам,  объяснениям,  а  к  раздаче  и  сбору  домашних  заданий.   
Далее,  учащиеся разбираются сами,  кто  как  может.  Покупают  у  репетиторов  решения  и  объяснения.  
Собственные  преподаватели  перегружены  договорами  по  совместительству, репетиторством недоученных школьников,  спешат заработать  на  платном  обучении,  охватить  как  можно  больше  учащихся.   
Как  быть  дальше?  Бросать  учёбу,  учиться?   А  чем  платить?  Цены  повышаются.  
Молодёжи  в  глубинке  ещё  тяжелее.  
Сельские  клубы  обнищали,  реформируются   и  закрываются.  Нет  работы  -   нет  миллионов  на  ремонты,  противопожарную  безопасность.  Новогодние  штрафы  сельским   культработникам   грозят  не  шуточные.
Фермеру, вырастишь  урожай – разоришься,  покупатели  далеко,  бензин  дорог.  
Играться,  чем-то  баловаться,  работящему  малочисленному  крестьянству,  совсем  -  недосуг.   
Сфера прежней сельской  культуры   разрушена  и  потеряна.  Духовный  климат создавать  придётся  заново,  через  кружки  и  курсы  при  школах  для  крестьянских  детей.   
Там,  где  нет  клубов,  библиотеки, детям  пойти  некуда,  заняться  в  свободное  время  нечем.  
Знакомые новгородские «северяне»,  когда-то уехавшие  в  северные края, ищут возможности  вернуться.   Там,  где  они  прожили  десяток  лет,  не  получить  квалифицированную  медицинскую  помощь, для  молодежи  нет  работы,  сокращают  школы  десятилетки – три в одну.  Возникла   новая  головная  боль за  судьбу  внучек. 

История, со сдачей элитой  судьбы  страны, повторяется  в очередной  раз.
Сталкиваемся  с  примерами – городские  благоустроенные интеллигенты  от  «культуры»,  просят  не  беспокоить  их  подобными  вопросами.   

Есть,  над  чем,  подумать  сельчанам.  
Если  обратиться  к  местным  умельцам,  ветеранским  кадрам?  
Вопрос  упрётся  в  оплату,  аренду, материальную  часть,  диплом,  лицензию,  и  Бог  знает  ещё  во  что.  
К  примеру:  в  Великом  Новгороде  на  предложение  ветерана,  устроить благотворительную  встречу  гармонистов Подмосковья  с детьми  в  местном  ближайшем  детском  садике в честь 67-й  годовщины  Победы,  (ранее  была  такая  договорённость),  новая  заведующая  строго  потребовала:  утверждённый  репертуар.  Лицензию,  разрешение  отдела  культуры  на  право  выступления  в  данном  детском  садике.  И  проводила  гостя  до  порога.  
На  вопрос,  есть ли такое  официальное постановление? - В ответ - Да!  Дабы  оградить  детей  в  учебно-воспитательных  учреждениях от нежелательного влияния.   Кого?  Родителей,  ветеранов-фронтовиков?   
 Действует  установка  колонизаторов:  разделяй  поколения,  перевоспитывай,  властвуй.  

Сельскую  молодёжь  учить ремеслу,  профессиям,  полезным  занятиям  незамедлительно  надо.  В  том  числе  игре  на  музыкальных  инструментах,  применяемых  в  быту.   
Без  реальных  действий  в  этой  сфере,  без  сближения  интересов  поколений,  никакие  вложения  не  способны  остановить  процесс  распада  личности  и  государства.
Соответственно,  при  этом  желательна  несколько  иная  практика  приёмов  начального  обучения  и  репертуар  своеобразный,  местный.  Семейно,  бытовой   сельской,  народной  направленности.   
В  данной  работе - «Сохранимся  или  исчезнем», желаемые  мероприятия  по  ходу  текстов  высказаны.
При  всех  наших  затруднениях  выход  искать  надо.  
Следовательно,  надо  трудиться,  выбирать  доступные  к  осуществлению  осмысленные  проекты,  позволяющие  меньшими  общими  усилиями  исправлять  положение.  
И  помогать  молодёжи  выжить.  
Потерявшие  веру  в  справедливость,  разочарованные,  вряд  ли,  без  ущерба  построят  своё,  высоко нравственное  будущее.  Потому  что,  в  основу построения  государственности  Россия  вновь  избрала проблемный   путь  неравных,  противоречивых  возможностей - антагонистов.   И  пока,  в  обратном,  нас  никто  не уверил.
Для  народа  это  путь  в  никуда:  отчаяния  и  безнадежности.  
Мы совершили  в  истории  круг  и  действительно  опять  стоим  перед  проблемами сходными с теми, которые,  якобы призвана была  решать, ещё та  революция.    
На  самом  деле  здесь  сплошное  враньё!   В  пользу  Запада.  
Нам  в  запломбированном  вагоне Немцы прислали «Посылку»,  подкрепили  её  марками,  акциями  агентов  германской,  английской  разведок, революционной  демагогией  и  Россию   на  десятилетия кинули  в  немыслимое  братоубийство.  «Революционеры»  поубивали честных и работящих, пограбили, повоевали, покорячились. Вскормили новых богатеев. Те, с помощью из-за «бугра»,  сыграли  с  россиянами  в  новую  революцию – фантиками.  
Что  в  итоге  построили;  кому  корешки,  кому  вершки?  
Теперь  осталось –« их»  примирить?  
Явно  не  получится,  есть  выход  - оптимизировать не нужное, отработанное!   Сделают!  Отходы  в  отвал
Может  быть это  и будет - национальная  идея.  Кто  в  ней  выживет?  Кто  при  доме,  при  деньгах,  денно  и  нощно  в « заботах  о  нашем  благе».  А  вы-мы,  о  каком-то  фольклоре,  о  ремёслах  толкуем.  
Не  стоит  этот  вопрос  на  повестке  дня.  Некому  ставить,  слушать!
Масштабы  не  сопоставимы  новых  и  старых  забот. 
Победит  перестройка. Вопрос, какая? «Ямы»  засыплют,  площадки  заровняют. А  память – это  дело  такое, сегодня  она  есть,  а  завтра  мешает,  душу  теребит.  Это,  не  у  всех.  Вырастит  новая  порода, устойчивая  к  нынешним  фатальным  катаклизмам.  Происходящее  на  самом  деле,  будет  долго  лежать  в  архивах,  остальное – забудется!  
Мы – нынешние,  похоже,  не  сильно  переживаем  о  том,  чего  не знаем,  что от  нас  сокрыто!?   О  тех,  кого  нет  с  нами,  а  могли  бы  быть!   Примите  данное  соображение,  как  реквием,  прошлому.  
Деревня  убита.  Она  занимала  полстраны.  Малограмотная,  пела  по  памяти  везде  и  всюду:  в  войну,  в  горе  и  в  радости.  Лечила  Душу. То,  к  чему  сейчас  пришли  мы,  этого  органа  не  имеет.  
Не  уютно  будет  всем  нам,  если  не  оставим  ему  места.
 
 Великий  Новгород.  И. Коржуев