Иван Коржуев - Сохранимся или исчезнем?


        И. Н. КОРЖУЕВ

 


ПРОБЛЕМЫ  В  НАРОДНОМ  ТВОРЧЕСТВЕ

   СОВРЕМЕННИКОВ 

 

            СОХРАНИМСЯ,  ИЛИ  ИСЧЕЗНЕМ


                   СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ  ИССЛЕДОВАНИЯ

     В  НОВГОРОДСКОЙ  ОБЛАСТИ  СОСТОЯНИЯ  ИНТЕРЕСА  НАСЕЛЕНИЯ 
  К   ОСНОВАМ  НАРОДНОЙ  МУЗЫКАЛЬНОЙ  КУЛЬТУРЫ  И  ДУХОВНОСТИ
               

                

              

 

 

 

       ВЕЛИКИЙ НОВГОРОД

2014 

 


ББК 60.56
К 66

 

 

 


 Коржуев И.Н.

 
К 66   Сохранимся, или  исчезнем?: социологические  исследования  состояния интереса населения Новгородской области к основам народной музыкальной культуры и духовности [сокращён. вариант] - Великий Новгород, 2014г– 185 с.

Данное издание – результат большого  исследовательского  научного труда «Социологические, экономические,  демографические наблюдения в творческой  де-ятельности  населения  Новгородской  области», над которым автор работал в тече-ние 2008-2013 гг. Исследование проводилось по инициативе Союза  социологов  Рос-сии,  Академии  образования,  исследовательского  комитета  по  социологии  социального  здоровья. 
Первая  и  вторая  части  исследования  записаны на компьютерных CD дис-ках в  Wordе  2003 г.  распространяется в его формате. 
Данная третья подборка материалов осовременена. Составлена для ознаком-ления с деятельностью народных  музыкантов  Великого  Новгорода  и  Новгород-ской  области.   Строго  придерживалась  объёма  и  содержания  анкетных  данных.  
Мы  не  могли  менять  своё  местоположение,  но  мы  старались и  не  разру-шать  пространство  вокруг  себя.   Делали,  что  могли,  для  сохранения.
Итоги исследования по проблемам народного творчества предназначены и будут полезны в профессиональной деятельности руководителям различного уровня, работающим в области народной культуры, преподавателям музыкальных учебных заведений, организаторам самодеятельных коллективов, мастерам – подвижникам народного  музыкального  творчества,  всем  неравнодушным  к  судьбам  своего  народа.

Научно  популярное  издание
ББК 60.56

 


                            ©  И.Н.  Коржуев  
  Великий  Новгород.  2014  

 

Предлагаем  вашему  вниманию  необычное  издание. 

В этом труде представлены размышления о судьбах народа;  народных  музы-кантах, о прошлом, настоящем  и  будущем.  О  традициях  и  творцах.   
Зачинщиком, инициатором его стал удивительный человек, энтузиаст, подвиж-ник, мыслитель, практик (музыкант, мастер, организатор, руководитель, летописец)    Иван  Николаевич  Коржуев  из  Великого  Новгорода.  
Очень редкий дар у человека: видеть глубоко и далеко, чувствовать суть собы-тий, переживать за будущее, понимать проблемы и настроения, их причины, заботить-ся о продолжении дела своей жизни, чудного искусства (мастерства) исполнительства на народных инструментах, жить творчеством, хранить лучшие традиции, опыт, мыс-ли.   Быть Учителем,  Подвижником,  хранителем  народной  музыкальной  мудрости.
Подобных размышлений, наблюдений, записок  или  публикаций мы  ещё  ни  разу  не  встречали   в  этой  сфере  деятельности
Поэтому, считаем, что это огромная ценность, имеющая не только историческое  или  эстетическое,  но  и  практическое  значение.  
Это настоящее руководство, практикум, учебник. И своей задачей видим  быст-рейшее,  сколь это  возможно,  опубликование  трудов. 
Считаем возможным и целесообразным подхватить начатый Иваном Николае-вичем  Коржуевым  разговор  и  развить  поднятые  темы. 
И.Н. Коржуевым проведено всероссийское научное исследование по  Новгород-ской  области, анализ и результаты которого надеемся,  будут  включены в данное из-дание:  подтверждающие,  теоретические  и  практические  выводы  автора.  Возможно,    осуществится  совместный  проект  Великого  Новгорода  и  Новосибирской  академии   по  созданию  так  необходимого  для  Народников  практического  пособия,  основу  которому  заложил  в  своих  работах  Иван  Николаевич.

Ю. Г. Марченко – профессор,  Н. А. Примеров член–корреспондент  Петровской  академии   наук  и  искусств.    Новосибирск.


     Мнение  руководителя  коллектива  народного  творчества

В  своих  исследованиях  народного  творчества,  Иван  Николаевич  первый  и  единственный,  проявил  глубокий  интерес  к  закономерностям  народной,  музы-кально-инструментальной  культуры  и  её  проблемам.  Имея  прочный  и  непоколе-бимый  запас  профессиональных знаний,  жизненного  и  рабочего  опыта,  сохранил  не  расплескав,  отношения  к  своим  корням  и  национальным  истокам.  Подтвер-ждением  этому  служит сфера  связей,  творческих  обменов,  создание  клубов  «Играй,  гармонь!»,  выявление  исполнителей,  культурных событий.  
География деятельности  Ивана  Николаевича  давно  перешагнула  границы  многих  областей  и  регионов  России.  Для  многих,  кто  его знает, прочтёт  и  позна-комится  с  материалами  исследований,  это изучение обогатит,  расширит  кругозор  читателей,  придаст  сил  патриотам.  
Он  из  тех,  для  кого  свято  понятие любви  к  Родине  и  своей  Земле,  верности  к  давним  традициям.  Без  реализации  этих  чувств  человек духовно нищает – и  это  главная  нить  мысли,  боли  о  народном  творчестве,  о  потере  навыков,  знаний,  умений,  традиций.                      Н. Б.  Боброва
    Руководитель фольклорно-этнографического коллектива «Свояня». пос. Хвойная. 
 Заслуженный   работник  Культуры  РФ,  Человек  Года.


Чувство долга гражданина и глубокой обеспокоенности за судьбы людей, за будущее нашей малой и большой Родины, наших детей и внуков подвигло автора посмотреть в глубину исторической значимости народных  традиций, увлечений и занятий. Надо понять, насколько мир духовных общений широк и многообразен; и в тоже время беззащитен и хрупок. Не мало усилий пришлось прилагать многим поколениям, чтобы его совершенствовать и хранить. Вот и мы оказались в трудное время на распутье дорог, перед нелёгким выбором своего пути. Давайте оглянемся, подумаем; с какими духовными помыслами единения продолжит свой  путь Россия.
Если к этому обнаружиться интерес в Российском обществе, хотелось бы приоритет начала разговора сохранить, в том числе и за Великим  Новгородом.
Вашему  вниманию  предлагается  сей,  не  лёгкий  труд  раздумий.

 Декабрь 2013 г.  Великий  Новгород

Уважаемый  читатель!

 Подведены итоги своеобразной деятельности активизировавшихся  в 1985 году любителей, народных  музыкантов  Новгородской  области,  выходящей  далеко  за  пределы  обозначенной  темы.
Со  временем  выяснилось:  такие,  или  подобные  патриотические  движения  гармонистов  в  народной  среде  происходили  и  в  других  городах  России;  Туле,  Новосибирске,  Кемерово,  Нижнем  Новгороде в  Архангельской  области,  Подмосковье,  Тольятти.  Теперь  подвижники  познакомились  и  почти  объединились  в  своих  устремлениях.
В  основном  это  документально  отражено  в  содержании  статей,  с  приложениями  фотографий,  рисунков,  нот,  документов.  Были  и  книги,  вышедшие  в  далёких  от  Великого  Новгорода  Новосибирских  издательствах,  в  том  числе  на  основе  документов  архива  новгородских  гармонистов.  Было  бы  упущением,  не  поставить  Вас  в  известность  о  том,  что  завершением  всех  авторских  работ  по  проблемам  сохранения  традиций  в народной  культуре  в  настоящее  время,  явилось  полное  собрание  статей,  более ста,  (размещённых  на  дисках).  Полагаем,  ответы  населения  Новгородской  области  окажутся  своевременными  к  обсуждению  этих  проблем  сохранения  основ  народной  культуры,  которыми  предлагают  заняться  организации  ветеранов  и  общественные  деятели.
Цель проекта  в  следующем:1) привлечь  внимание  руководителей  области  к  обозначенной  теме; 2) выделить  тематический  текст  в  отдельный  учебник – пособие, для  заинтересованных  в  народном  творчестве; 3) сохранить  авторство  данной  работы  (приоритет)  за  Великим  Новгородом; 4) участвовать  в  конкурсе  исследовательских  краеведческих  работ  Великого  Новгорода  2011 – 13 гг. 
Эти  исследования  ждут – Новосибирск,  Москва.  Они  обязательно  попадут  к  ним  и  будут  опубликованы.  (Такой  общероссийский  обзор  готовится).   Объем  материалов  накапливается.
Попытки  сделать  опрос  населения  предпринимаются  в  Тольятти,  Подмосковье, Ленинградской области. 
Новгородским подвижникам  удалось  собрать  и  обработать,  значимые  в  Европейской  части  территории, социологические  данные,  по  данной  теме.
   Все мы отлично понимаем; того, что было ранее, не  восстановить,  не  возобновить,  но и  предать  забвению  нельзя.  Забыть,  стать   не  помнящими  -  равносильно – духовно  погибнуть.
В  данной  работе  учтена  актуальность  рекомендованной  темы  и  сферы   исследований.   Надо  извлечь  уроки,  понять – что  нас  ждёт.
Осуществлена  экспертная  оценка  состояния  интереса  разных  групп  населения  в  отношении  к  творчеству  баянистов,  гармонистов.  И оценка  соотношения   по  степени  важности,  наличия  или  отсутствия  местных  возможностей, для  народного музыкального и  иного  семейного  творчества.   
Исследован  бытовой,  нравственный  смысл  этих  деяний.
Сделан  прогноз  возможностей  сохранения  жизненных  позиций  местного  социума,  в  зависимости  от  социально-бытовых  перспектив  у  населения.  Показан,  насколько  сложен  этот  процесс выживания,  и  зависим   от  политических,  экономических  факторов.
Рассмотрены местные реальности  практического  осуществления  творчества  народных  музыкантов  в  современной  России,  в  сравнении  с базовыми  составляющими  устойчивости  народных  традиций  в  историческом  прошлом.   Озвучены возможные варианты осуществления духовных потребностей  населения  в   среде  будущего  России  в  ХХ1  веке,  в  сочетании  с  проблемами  обедневших  малочисленных  поселений,    в  стихии  новых  рыночных  отношений.
Отмечена разобщённость нынешних поколений и классовых целей - основная  разделительная  преграда  на  пути возможного сохранения  объединяющих  народных  традиций.  Сделаны  попытки  дать  этому  негативному  процессу  объяснения.
Раньше,  народная  музыка,  в  том  или  ином  варианте  слышалась  в  каждом  селе:  патефоном,  в  детекторном  приёмнике,  тарелкой  проводного  радио  на  стене  местной  трансляции,  гармошкой,  живой  песней  за  столом,  частушкой  на  улице.  То  есть,  село  жило,  дышало.  
Это  было  бытовое  явление,  народ  собирался,  общался.  Зайти  к  соседу  в  гости не  считалось  предосудительным.  Теперь  же,  если  в  деревню  приехал  гармонист – это  событие.  Сёла  отвыкли!  Отвыкли  от  всего,  что  ранее  составляло  её  основу  и  культуру.  Сёла  теряют  навыки  общения людей  в бытовой  культуре,  связанной  с  природой  и  землепашеством.  Власть  и  бизнес,  своей  практикой  отказали  всем  в  понятии  Души  и  Совести,  без  чего  русский  народ  не  мог  спокойно  жить.  
 Нам  надо  искать ответ на  вопрос:  что  будет с  народом  глубинки,  когда  исчезнут  последние  местные  гармонисты – баянисты?  
Какая  культура,  музыка,  объединяющая  идея  придёт  им  на  смену,  сохранит  нашу  общность.  
По  существу  исследовано  социологическое,  экономическое,  демографическое  и  идеологическое  состояние  современного  общества  в  новых  рыночных  отношениях.  
Сейчас, как  никогда,  велика  вероятность  того,  что  в  процессе  реформирования  всего  и  вся,  исчезнут  последние  очаги  сельской  традиционной  и  семейной  культуры.
Утраты  народных  традиционных  сокровищ  подтолкнули  автора  к  осмыслению  происходящего  и  заставили  задуматься  о  путях  сохранения   тех  крупиц,  что  можно  ещё  собрать  и  спасти  нашими  общими  усилиями.  Если  мы  все  проникнемся   осознанием  важности  этого   деяния.     Этой  озабоченности  выживания  и  посвящена  основная  идея  этой  книги,  статей  и  рекомендаций.          
И. Коржуев  


         Сохранимся,  или   исчезнем?
    
       Мнение  населения   Новгородской  области  о  проблемах  
выживания  народного  музыкального  творчества. 

Некоторые  выводы  и  замечания  по  теме ответов  на  вопросы  анкет. 
  Экспресс подборка содержания  социологических  исследований  в  сокращённом  варианте.    CD - диски с  полным  текстом   450  стр.  распространяется  отдельно.  

С  момента  появления  первых  пилотных  данных  в  конце  2009  года,  исследовательских  экспедиционных  материалов  значительно  прибавилось,  распечатка  по  объёму,  содержанию  и  количеству  пунктов  увеличивалась  ежеквартально.  Диски  2009  заменяются  на  декабрьские  2013 года, содержащие больше сведений,  на  сто восьмидесяти  страницах.  
Получившиеся выводы изменчивых процессов многоэтапные, изложены  в  строгом  соответствии  с  содержанием  и  объёмом  предложенных  РАН,  Союзом  социологов,  анкет  и  полученных  материалов.  
(В  2011-13  годах отмечены  изменения  в  протекающих  процессах,  стр. 20 -55)
В итоговых  выводах  использованы  личные  наблюдения  за  период  1985 - 2010  годы.  Архив  новгородских  гармонистов  с  документами  и  фотоприложениями.  Методические  пособия  И. Н.  Коржуева  по  организации  деятельности  клубов  гармонистов.  Личная  практика  участия  в  организации  мероприятий.  Анкеты  и  карты  экспертного  опроса  населения.   Экспериментальные  исследования  автора  в  области  инструментального  народного  музыкального  творчества.   
Предложения  сделать  опрос  и  анкетирование  населения  Новгородской  области  по  проблемам  музыкального  народного  творчества  начали  поступать  из  Новосибирска  в  2007  году,  с  момента  появления  там  наших  новгородских  материалов;  рукописей  из архива  клуба  гармонистов  Великого  Новгорода.  
Первые  образцы  анкет  на  электронных  носителях – дискетах,  были  предложены  в  первую  очередь  комитету  культуры, областному  Дому  народного  творчества.   Заинтересовать  официальных  лиц  не  удалось.
За  это  время  в  местных  центрах  самих  гармонистов  прошли  смотры,  фестивали:  в  Орехово-Зуеве,  Иваново,  Новосибирске,  Санкт-Петербурге.  Сложилось  мнение  о  необходимости  создания  региональных,  местных  областных  объединений,  о  необходимости  определённых  программ  взаимодействия.  Активные  народные  музыканты  успели  многое  сделать  в  поездках,  концертных  выступлениях,  издательской  и  творческой  деятельности.  
В  Новосибирском  научном  издательстве  вышла  книга  и  о  Новгородчине: «Баян,  гармонь  и  песня  русская:  народное  музыкальное  творчество  глазами  населения  России  начала  ХХI  века».
И.Н. Коржуеву  предстояло  готовить  большое  полное  собрание  о  народных  музыкантах  Новгородского  края,  и  требовалось  ответить  на  главный  вопрос  в  нынешней  повестке  дня;  а  нужны  ли  вообще  в  современных  условиях  кому-то,  баянисты,  гармонисты  и  прочие  местные  самодеятельные  «фольклористы»?  В  попытке  ответить  на  эти  вопросы,  проведены  многие  аналитические  исследования.  
Желательно  было  понять,  как  обстоят  дела  в  нашем  крае,  как 
на  всё  это  «смотрит»  народ  и  те,  от  кого  многое  зависит?  Подготовка  к  такому  опросу  велась  в  течение  целого  года.  Требовалось  найти  метод  и  технологию  опроса  общественного  мнения,  наиболее  достоверно  отражающих  общую  тенденцию;  как  можно  большего  количества  голосов,  при  меньших  затратах  на  переезды.
Следует  сказать,  распечатка,  рассылка  бланков с десятками  вопросов  на  сотнях  листов,  само  по  себе  удовольствие  не  из  дешевых.
Попытки  таких  опросов  предпринимались  с  весны  несколько  раз.  Устойчивое  количественное  мнение  респондентов  сложилось  к  осени  2009  года.  В  октябре  оно  сформулировалось  окончательно  и  было  вновь  выборочно  перепроверено  в  длительных  поездках  по  многим  районам  Новгородской  области,   (В  десяти  крупных  поселениях). 
Данная  работа  приводится  как  обзор  общих  итогов  исследования  изменения  условий  существования  народных  обычаев  и  практик  за  многие годы.   С  учётом  мнений  и  воспоминаний  очевидцев.
(За  период с 1940  по  2013  годы – опыт четырёх  поколений). 
 Наши  родители – мы – наши  сыновья – взрослые  внуки.
Основные  и  дополнительные  анкеты  в  наше  время,  показали,  как  схожие,  по  тенденциям,  так  и  несколько  разнящиеся  цифровые  результаты  общей  картины  мнений:  «пассивного»,  отдыхающего  «городского»  населения,  активной  районной,  и  выступающей  сельской,  творческой  его  части.   (Общее количество причастных к опросам  на  первоначальном  этапе – 508 человек  Новгородской  области).
* Не  так  часто,  как  хотелось  бы  многим  респондентам,  доводиться  бывать  им  слушателями  на  музыкальных  концертах  с  участием  баянистов  и  гармонистов  нашей  области.  
*  Регулярно  бывают  на  подобных  концертах  в  Новгородской  области  5 %  из  числа  опрошенных.  *  Один-два  раза  в  квартал  -15% (мамы  детей  музыкальных  школ,  ветераны,  любители  песен, танцев).
*  Всего один - два  раза  в  год  бывают -25%  опрошенных.  
*   Редко,  от  случая  к  случаю  -  16%.
*  Один-два  раза  в  пять  лет  -  17%. 
Глубинка  на  95%  лишена  такого  удовольствия.  Прямо  скажем,  не  богато  живём!    В  тоже  время  отмечаем,  есть  такие  заведения,  где  концерты  баянистов-гармонистов  осуществляются  постоянно.  
Например,  в  курортных  местах  для  приезжих.   
Наше  исследование   не  об  этих  цифрах  и  удовольствиях,  а  о  более  серьёзном.  О  причинах  исчезновения  музыкантов  и  населения.    О  том,  как  это  было  исторически  связано  между  собой,  поддерживало  жизнедеятельность глубинок,  и  было  жесточайше обрушено  в  двадцатом  веке.    Продолжается  разрушение ныне  из-за  предвзятости  и  отсутствия  внимания.  Хотят строить Государство без связующего  народного состава,  коими  были  традиции  и  музыканты  в  гуще народа.  Нормально,  не  получится!  
Там, где исчезли  музыканты – они  чувствительны  к  изменениям - исчезает духовность, сплочённость.  Исчезает  народ.  Понимаем,  не  это  главное для  политиков,  но  эти  потребности  важны  для  общества.   Попытки  понять  происходящее  приводят  к  вопросам  экономики,  политики,  демографии.   Официальная  культура  об  этом  умалчивает.  Предполагалось,  новые  экономические  преобразования  удовлетворят многообразие запросов населения, а  практика  столетия  показала - народ  был  способен  сам  решать  многие  свои  бытовые  проблемы – не  дали. 
Руководители страны, перестраивая общество  на  новый  лад,  грубо разрушали, искореняли местный  уклад  жизни  всё, что относилось к традициям, быту, культуре  крестьянства.  Власти  исступлённо  изводили  трудолюбивые  семьи  (Сведения:  переписка  с 25-ю  регионами).
Как это делалось и что получилось, сегодня видно  в  наших вымирающих  селениях.   Что  будет дальше,  попытаемся  себе  представить. 

    Общее  положение  и  предпосылки  для  изучения.
Надо  отдать  должное  и  справедливо  отметить - Великий  Новгород  имеет  свои  значительные  события  и  традиции,  проводит  народные,  фольклорные,  музыкальные  праздники.  Комитет  культуры,  областной  Центр  народного  творчества,  школа  фольклора  М.К.  Бурьяк,  работают  с  большой  нагрузкой.  В  городах  это  заметно  по  возникшей  мощной  звуковой  атмосфере  усилителей  и  торговли.
Но  мы-то  имеем  в  виду  общее  положение  не  областного  большого города, с театрами, филармонией, мощными  эстрадами, а  нечто  иное  -  заботу  государства  о  народонаселении  в  районах.   
 Суть  наших  исследований  и   дальнейшего  разговора  не  столько  о  гармонистах-баянистах,  а  о  том,  что  будет  с  русским  народом  без  них.  (Заметим;  для  музицирования  от  Души, замены  баяну- гармони   на селе, нет) 
Какая культура, идея, музыка, в их отсутствие, скрепит местный социум? 
Проживающее  в  разных  условиях   и  обстоятельствах  население  в  глубинках,  за  плечами  которых  стоят  в  подобных  ситуациях  самые активные местные представители  и  действующие  лица,  таких  широких  возможностей  областного  центра  не  имеют.  Они живут  по своим  традициям  и  законам.  Там  действуют  свои  программы.  Потому  они  желают,  чтобы  и  у  них  проходили  бы  чаще  местные  смотры,  фестивали,  праздники  «Играй,  гармонь!».  Предлагают  реализовывать  молодёжные  программы,  пробуждающие  интерес  к  народному  музыкальному  творчеству.  Советуют  включать  свою  родную  культуру  в  программу  преподавания  в  школе.  А  это  возможно  только  с  решения  правительства.  Выслушивая  сетования,  пришлось  анализировать,  многие  групповые,  семейные,  общинные   интересы.  
И  первое,  что  выявили  исследования  - это  заслуживающие  внимания  мнение  воспитателей  детских  садов. 
Живой  детский  интерес  ко  всему  музыкальному,  рукодельному  творчеству  взрослых  постоянно  огромен  и  в  наше  время.  Для  детей  он  впечатлителен,  интересен.  Могли  бы  быть  среди  них  потенциальные,  носители  и  продолжатели.  Но  в  школе  игровые  занятия  прерываются  другими  программами  и  требованиями.   
Нет  такой  обучающей  программы,  не  достает преподавателей,  нет  финансирования,  следовательно,  нет  народного  обучения  такому  творчеству.  Если  оно  есть,  то ориентировано  не  в  народ,  а  для  сцены.
Всё  игровое, начатое  в  детском  саду  прерывается  и  теряется. (Мнение  методистов,  посёлок  Крестцы).  
Интересные  наблюдения  проведены  автором  в  Доме  народного  творчества  и  ремёсел  в  Старой  Руссе  за  поведением  школьников-экскурсантов  младших  классов.  Наблюдение  велось  за  реакцией,  поведением,  участием:  
*  На  улице  суетливой  детской  стайке,  выбегающей  из  дома  творчества  к  автобусу,  в  противоположной  стороне  неожиданно  заиграли  на  саратовской  гармошке.  Смотрели,  как  и  сколько  школьников  в  этой  суете  обратят  внимание  на  её  необычное  для  наших  мест  звучание.  Услышали,  остановились  20 %,  убежали  не  останавливаясь – 80 %.  *  А  на  показательных  уроках  звучания  народных  инструментов  в  двух  других  группах,  в  ближайшем  общении  с  рассказом  об  особенностях  каждого  инструмента  и  демонстрацией  звучания,  заинтересованных  было  уже  80 %.  
*  Явно  выпадающих  из  общего  действа  - 20 %.  
Отношение  менялось  разительно.  Т.е.  вся  суть  в  том,  в  каком  возрасте  как,  и  чем  заинтересовать.  Причем  даже  в  этой  мимолётной  ситуации  знакомства  были  замечены  явно  одарённые,  талантливые  дети,  способные  к  творчеству  и  общению  в  разных  будущих  профессиях.  Были  замечены  и  потенциальные  трудные  мальчики  с  проблемным  поведением.  Девочки,  плохо  себя  чувствующие  в  подвижном  коллективе,  в  меняющейся  обстановке.  
Если  им,  таким  не  уверенным  в  себе,  сейчас  не  помочь,  возникнут  проблемы:  у  них  будут  семейные,  бытовые  трудности,  могут  развиться  комплексы  обиженных  и  в  будущем  пагубные  пристрастия.   Коллективные занятия помогли бы этим девочкам преодолеть  стеснительность,  повысить  свою  самооценку.
В  этом  случае,  надо  признать  опыт  домов  творчества  по  наглядному  творчеству  и  занятиям  с  детьми  полезным,  достойным  внимания  и  финансового  поощрения.  Финансового  потому,  что  в  первую  очередь  надо  демонстрировать  живые  народные  инструменты,  живую  музыку,  давать  в  детские  руки  простейшие  инструменты  и  видеть  как  коллективно  у  них,  получается  подыгрывать  народному  музыканту  (баянисту,  гармонисту,  балалаечнику).  
Мы,  новгородские,  старорусские  гармонисты  срочно  создадим  за  свой  счёт,  в  Старорусском  доме  ремёсел  и  детского  творчества  такую  минимальную  музыкальную  «горку»  народных  инструментов,  для  демонстрации  и  показа.  Потому  что,  наглядно  увидели  пользу,  старание  директора  Елены  Ивановны  Тиминой  и  необходимость  таких  мероприятий.  Нечто  подобное  осуществляется  нами  в  г. Холме в  ДНТ,  в  Великом  Новгороде  у  ветеранов  Л.В, Колбая, в  посёлке  Шимск - Матвеевым  Н.Н.  То  есть,  создаём  с  помощью  заинтересованных  местных  руководителей,  музыкантов-просветителей  открытые,  доступные  для  пользования  музыкальные  уголки  и  музейчики  предметов  наглядной  материальной  народной  музыкальной  культуры.   (Пытаемся  собрать,  сохранить,  применить).  
Почему  мы,  любители,  занялись  этим?  Локально,  местами,  там,  где  можем?  Помните  М. Горького?  Человек – звучит  гордо!  
Нынешние  исследования выявили  категорию  лиц,  у  которых  появилась  некоторая  иная  философия:  суть  которой  сводиться  к  следующему  высказыванию  «…нахрен  мне  эти  ваши  заботы,  проблемы,  хлопоты?  На  бутылку  я  себе  каждый  день  «найду»,  зачем  мне  ещё  о  чем-то  думать!»   
Это  не  частный  случай.  В  области  даже для  примера,  нет  народного просветительского  центра,  имеющего  собрание  народных  музыкальных  инструментов,  методистов – просветителей  ведущих  в районах  практическую  местную  работу.   Исчезла  сама  идея  человеческого  личного  морального  духовного  роста.  
По  улицам  и  переулкам  повсеместно,  к  питейным  заведениям  по  двое-трое,  тянутся  лица  молодого,  рабочего  возраста,  а  в  домах-развалюхах,  зарощих  бурьяном,  за  неделю  пропивают  полученную  пенсию  заслуженные  ветераны,  майоры  милиции,  участники  чеченских  событий.  Нужен  современный  диалог  о  мнимых  потребностях  и  духовных  ценностях.  
Подчас,  мы  со  своей  стороны  наблюдаем  картину,  когда  артисты,  привезённые  со  всего  района,  общей  численностью  до  тридцати  человек,  играют  десяти-пятнадцати  таким  слушателям,  попивающим  пивко,  поскольку,  других  жителей  как  бы  и  нет!
Нет,  нет,  это  ещё  не  бомжи,  вполне  взрослые  тёти  и  дяди,  неопределённого  Российского  будущего.  Просто,  люди  потеряли  интерес  к  жизни,  подсознательно  понимают  свою  обречённость.  
Следует  отметить,  из  этой  категории  лиц  всё  же  многие  видят  пагубность  такого  бездействия  и  начали  активно,  в трудных  условиях,  искать  выход  из  тяжелого  положения  безработицы.  
Должен  сказать,  что  много  и  таких,  кто  на  словах  чего-то  желает,  а  практически  инертных,  безучастных,  с  изменённым  сознанием,  со  своими  особыми  интересами.    
К  тому  же,  параллельно  существует  теория  созерцателей  со  стороны - о  якобы  сохранении  знаний  в определенном  сгустке  космической  энергии,  которая  проявится  через  подсознание  в  будущих  поколениях  и  народное  начало  не  угаснет,  возродится.  Дескать,  не  беспокойтесь,  так  уже  бывало!   Кому-то  она  выгодна, для  маскировки.   Сколько  ни  пытаюсь  найти  практические  примеры  из  современности  применительно  к  сохранности  наследия,  ничего  доказывающего  это  утверждение  найти  не  могу.  Если  потерял,  то  велика  ли  вероятность,  что  обязательно,  без  знания  оригинала  найдёшь, восстановишь?   Одно  дело,  досада  от  потери  нужной  вещицы, совсем  другое,  если  теряем  наследие,  генетическую  память. 
Давайте,  прикинем,  поразмышляем  по  нашему  поводу.
Для  примера,  в  одной  семье  мама-пенсионерка  желает  быть  «музыкантшей».  Хочет  осуществить  мечту  детства;  она  её  ещё  не  забыла.  Помнит,  что  в  «старину»,  каждый  выходной  была  непременной  участницей  посиделки  или  гуляночной  вечеринки.  
Имела  возможность общений.  Взрослая  младшая  дочь  обожает  народную  музыку,  одобряет.  Старшая,  в  городском  доме  хозяйка  - страшно  не  любит,  командует – мама,  прекрати!  Здесь  соотношение:  двое  к  двум  неблагоприятным  обстоятельствам,  какое  может  быть  продолжение,  если  внук,  (внучка)  не  услышат  живую  бабушкину  игру,  песню?  Да  они  и  представления  не  будут  иметь,  как  это  делала  бабушка.  
Как  не  имеют  понятия  нынешние  подростки  -  любители  пива  и  эстрады,  что  их  сверстники,  что-то  героическое  совершали  в  своё  время.   Потому  что,  это  уже  другая  среда,  иное  время  и  мышление.
По  высказываниям  некоторых  респондентов:  «Мы  воспитали  поколение  90-х  у  которых,  любовь  к  деньгам  больше,  чем  любовь  к  ближним».  Надо  менять  психологию  и  ориентацию  в  отношении  к  народному  творчеству,  занятости  детей  от  детских  садиков,  школ,  музыкальных  училищ.  Объединять,  а  не  разъединять  поколения. 
Бережно  хранить  в  традициях  народных  музыкантов  то,  что  есть.  Что  предлагают  и  делают  энтузиасты.
Это  возможно,  если  в  этом  будут  принимать  участие  и  школьные  музыканты.  А  вот  этого,  личного,  по  их  собственной  инициативе,  участия  официально  обучаемых  школьников  в  бытовом  плане  участников  совершенно  нет  - 00 %.  Т.е.  их  изначально,  психологически  и  практически  готовят  обособленно, к  сцене,  не  хождению  в  народ?   Практически – разрушают  свой  местный  социум.
Вряд  ли  мировая  энергия  генетической  памяти,  подсознания  поднимет  со  дна  моря  Атлантиду.  Как  не  восстановить  нам  разрушенные  невзгодами  дедушкины,  отцовские  жилища,  семьи,  накопленный  ими  опыт.  Нет  примеров  того,  когда  бы  обучаемый  музыке  школьник  вдруг  попросил  бы  играющего  ветерана:  «Дяденька!  Дайте  и  я  сыграю!»  В  практике  мы  встречаем  их  мало,  потому  что,  всё-таки,  им  молодым, приходится жить под  влиянием  рекламы,  исполнять  чужие  интересы,  думать  не  о  культуре,  
Нам  не  восстановить Циммермановские  домашние  органы,  Псковские  гармони  и  никогда  не  сыграть  того,  что  играли  в  своё  время  на  них  наши  предшественники.  Всего-то,  шестьдесят  пять  лет  на  нашей  памяти  после  войны  прошло – выросло  новое  поколение,  не  ведающее  даже  ближайшее  прошлое  своих  родственников.  Вот  вам  итоги  памяти  всяких  инноваций.  
Ослабленное  генетически,  мужское  поколение  пляску  Русского  давно  уже  не  пляшет  и  в  молодецкой  удали,  как  бывало,  больше  не  соревнуется.  Нет  того,  прежнего  жизненного  тонуса.  Вся  «идеология»,  приёмы  детского  школьного  воспитания  в  стране,  многие  десятилетия старательно  уводят  молодое  поколение  от  народных  истоков - окультуривают  с  целью  зомбирования,  использования.  И  не  Запад  здесь  виноват,  а  свои  собственные  вожди  и  политики.  
В  репрессивных  попытках  централизовать  и  подчинить  себе  всех  и  всё  они  лишили  народ,  местных  руководителей,  самостоятельности,  воли,  инициативы  и  индивидуальности.   
Превратили  народ  в  население.
Если,  для  примера,  взять  любой  район  Новгородской  области,  где,  казалось  бы,  «всё»  было  самодостаточно  для  поддержания  фольклора  в  прошлом,  ныне  оказалось,  ничего  не  делалось  для  восполнения  элементарной  естественной  убыли  народных  музыкантов.  Народное сельское творчество от идеологии омертвело.  Инициатива  низов  погашена.  В  недавнем  историческом  прошлом  не  было  политизированных  комитетов  культуры,  Домов  культуры,   не  было  музыкальных  школ  в  районах,  зато  были  гармонисты – по  пятнадцати  «штук»  на  район.  Были  праздники,  пляски,  вечеринки.  Музыканты бескорыстно старались, их традиции  бережливо охранялись,  обществом  поощрялись.  Творчеству  всенародно  содействовали.
Ныне,  парадокс.  Комитеты,  дома  культуры,  музыкальные  школы были везде;  кого–то  учили-учат, а  играть на селе некому!  Народ  в  поселениях  на  совместные  вечеринки  с  баянистами  не  собирается.  Всё  отдано  психотропной  иностранной  музыке.  
Гармонисты  вымерли, местные комитеты инструментов  не  сохранили,  фонограммных – нотных  записей   не  делали. Считали это пережитком прошлого. То, что  пытаются  показать  сейчас, и близко  не  стояло с тем, прошлым.  Теперь  «чужого»  баяниста  за  пятьдесят  километров  просят  приехать,  поиграть  на  празднике.  
Местных  лидеров  не  поощряют.  Их  бы  в  первую  очередь  следовало  бы  учить  на  курсах,  давать  дипломы,  трудоустраивать.
Полагаю,  я  имею  право  это  честно  сказать,  поскольку,  не  в  первый  раз,  проехал  тысячи  километров  по  многим  селениям  и  районам   Новгородской  области  с  вопросом  о  положении  творческих,  музыкальных  дел  к  руководителям  разных  рангов:  села, района,  домов  культуры  или  народного  творчества.
Нарушен,  можно  сказать  разрушен,  баланс  народного  творчества.  Рекламно  поощрён  официальный,  (официозный) - сценический.  Городской,  привозной,  требующий  больших  расходов   и   соучастников.  Сельский  вариант  творчества  по  своему  характеру  иной.
Вывод  один:  срочно  меняйте  ситуацию,  законы,  отношение  к  населению  нашей  глубинки!  Финансируйте  учёбу,  рабочие  места  местным  кадрам,  в  том  числе  вторую  профессию  гармонистам  обучаемым,  в  местных  музыкальных  школах.  
Баяном  в  бытовом  варианте они овладеют сами.  Финансируйте,  программы  и  материальную часть, вводите народное  творчество  в  общеобразовательных  школах.  Желательно усилить, расширить показ  народного творчества  областной  программы  культуры,  приемлемого,  применимого  в  сельской  глубинке.
Не  будем  перегружать  Вас  всякими  выкладками,  таблицами  опросов – это  сделают  специалисты – учёные  в  своём  обобщенном  научном  труде  (к  сожалению,  не  у  нас  в  Новгородской  области,  по  нашим  новгородским  исследовательским  материалам,  а  в  Москве  или  в  Новосибирске).   Работы  по этой  теме  в  России  продолжаются.
* Мы  изложим  практическую  суть  конкретных  местных  деяний,  для  объяснения  происходящих  в  обществе  трансформаций,  гражданского  поведения,  в  условиях  изменяющего  нашего  сознания.  
* Можем  с  уверенностью  сказать,  у  нас,  для  местного  населения  в  глубинке,  вопросы  места  работы,  культуры  отдыха,  сохранения  семейных,  общинных  интересов  стоят  на  грани  возможного  нынешнего  выживания  поселений.   
По  пятам  всему этому  идёт отторжение,  неверие,  скептицизм  людей  к  провозглашениям  власти.  Подорван  ресурс  русского  этноса,  основа  духовно - культурного  единства,  социальной  сплочённости.  
В области передвигается миллион нелегалов и неустроенных,    получается,  нас  взрослых,  больше  чем,  один  к  одному?   
Ко  всему  добавились  местные  неурядицы,  безработица,  пьянство,  потеря  нравственной  общности.  Как  музыкант,  могу  сказать:  нравы,  поведение,  культура  народного  отдыха  изменились  настолько,  что  исчезло  само  уважение  к  публике,  музыкантам,  традициям.  
Отголоски  этого  негатива  сказываются  и  в  армии,  в  отношениях  между  старослужащими  и  призывниками - новобранцами.  Это затрагивает  стратегические  интересы  и  безопасность  будущего  России,  подрывает  веру,  верность,  вносит  сомнения,  рушит  доверие.  Если  не  сказать  большего.  Идёт  процесс  явного  и  скрытого  разрушения  основ  народности,  и  нет   твёрдой  уверенности  в  обратном.  
В  том,  что  нас  не  провоцируют  поборами,  воровством,  обманами.  В  том  числе  и  в  армии.   Мы  с  этим  уже  столкнулись  наяву.  
*  Народ  разъединён  по  возрастам,  интересам  и  особенно  досугу.  Дети  отдельно – старшее поколение  то  же,  все  тасуются  сами  по себе. 
При  отсутствии  базовой  общности,  религиозной  веры,  семейных,  нравственных  правил,  потеря  духовных  основ  приведёт  нас  к  дроблению  и  самоизоляции.  Не  видеть  последствий  этого  приёма  управленцев  «разделяй  и  властвуй!»  -  может  только  слепой.  Народ  и  власть  перестают  понимать  друг  друга.  Учёные   предупреждают  об  этой  опасности,  гибельной  для  Государства.    
Достаточно зайти  в  салон  торговли  музыкальными  инструментами,  внимательно  присмотреться,  чтобы  понять  -  идёт  процесс  перерождения,  перевоспитания.  Процесс  вытеснения  нашего  народного  на  несвойственно  русскому  духу  наполнению  инородными  поделками  под  музыкальные  инструменты:  стучалок,  бренчалок,  свистулек,  губных  и  детских  дорогущих  гармошек,  флейточек,  всевозможных  гитар  и  массовые  тиражи  пояснительной  литературы  на  импортные  изделия  латино-европейского,  китайского  написания. Малопригодного  для  практического  музицирования,  бутафорского,  одноразового  применения,  лишь  бы  это  приносило  доход.  
* При  полном  отсутствии  административной  местной  пропаганды  наших  серьёзных  народных  инструментов, самоучителей  и  нотной  литературы  к  ним.  Чем  собираются  заменить в быту баян или гармонь?  * Мы  не  конкурируем  и  ничего  не  противопоставляем  гитарному,  электронному,  «пупсовому»  нашествию.  Обилие  гитар  в  магазинах  отвлекает  молодёжь  односторонне - в  город,  к  эстраде.  
В  народном  быту  они  не  играют,  их  музыки  нет.  Они  не  обслуживают  сельский  народ,  не  замещают  убывающих  гармонистов.
Народное сельское радио разорили,  чем  духовно  живёт  глубинка,  не  ведомо – молчание.  Москва  агрессивно,  по  всем  каналам  гонит  рекламу… «Внизу»  исполняют  всё,  что  требуют  «сверху»,  даже  в  ущерб  своей  стабильности.   И  это  будет  наша  культура?
Третье, по  фактам:
Если  Великий  город  взял  в  основу  больших  праздников  не  народное  творчество,  а  громыхающую, бухающую,  вопящую  «европейскую»  эстраду?  От  этих  буханий  голова  втягивается  в  плечи  как  от  взрывов  снарядов  во  время  войны.  Если  это  направление  повсеместно  стало  генеральным!   
Районы  повторяют  в  своих  масштабах  то  же  самое!  И  на  этом  «творчестве»  деньги  на  поддержание  народной  культуры  кончаются – мало,  кто  верит,  что  мы  духовно  возрождаемся.
Гости  в  восторге  от  красот  восстановленных  памятников,  гостеприимства  новгородцев,  ожидали  соответствующего  исторической  памяти  «средневекового»  музыкального  фона:  гуслей,  скоморохов,  уличных  гармонистов,  «кантеле».  Поехали  домой  с  головной  болью - земля  тряслась  под  ногами  от  эстрадной  мощи.  
Общаться  вблизи  можно  было  только  криком  в  ухо  друг  другу.   Исчезло  доверие,  близость  и  радость  очарования  к  такому  отстранённому  общению.    
Теперь  это  норма  и  практика  устроителей,  за  которой  уже  не  слышно   ни  живого  голоса,  ни  тембра  инструмента.  Похоже,  каждый  второй  коллектив  теряет  своих  народных  музыкантов-исполнителей,  переходит  на  синтезатор,  магнитофон-усилитель  «фанеру».  
Это явление - предвестник  будущей  необратимой  трансформации.
Ещё  больше  вопросов  к  звукорежиссёрам  таких  праздников.  Есть  ли  у  них  представления  о  нормах  звукового  давления?   Кто  их  контролирует?  Поймите,  нет  души  у  этой,  громоподобной  музыки!  Всё  это  разрушает  национальные  основы  и  нормальное  общение  людей.  Попросту – калечит  людей  всех  возрастов!
В  темное  время  суток,  в  самый  разгар  молодёжного  веселья,  когда  феейверки  гремят  и  полыхают  разноцветными  огнями,  а  машины  сигналят  своими  сторожевыми  сиренами  в  такт  рвущимся  петардам,  наркоманы  наловчились  бить  стекла  оставленных  машин  во  дворах  набережной  Александра  Невского.  
Проникают  в  салоны,  отвинчивают  комплектующие,  уносят  пакеты,  вещи.  
Рынок  алкогольной   и  наркотической  потребляемой  продукции  в  области,  курение  среди  молодёжи  одиннадцати - пятнадцатилетнего  возраста  растёт  опережающими  темпами.  
Средний  уровень  школьной  грамотности  в  среде  бедной  части  населения  заметно  упал.  Уровень  развития  мальчиков  всё  больше  отстаёт  от  уровня  и  активности  развития  девочек.  
На  примере  родственных  отношений  в  среде  молодёжи  можно  заметить  агрессивно-капризное  стремление  внучек  довлеть  над   будущими  женихами.  Несовершеннолетние  школьницы  с  постоянством  и  усердием,  достойным  иного  применения,  штурмуют  сердца  и  постели  неустроенных,  недоученных  мальчиков - пэтэушников,  становятся  мамами.  
Без  знаний,  опыта,  без  профессии  начинающие  жить   подростки  сталкиваются  с  проблемами,  которые,  ни  им  самим,  ни  их  бабушкам-пенсионерам  разрешить  не  по  силам.  Никто,  ничего  иного  от  общества,  Государства  в  районах  им  не  предлагает.  
Какая  у  них,  подрастающих, теряющих способность к деторождению  и  их  безденежных  родителей  альтернатива?
Не  у  этих  дезориентированных  «устроителей  будущего»,  мы  искали  ответы  на  поставленные  вопросы.  В  районах,  городках  и  посёлках  достаточно  активных,  увлечённых  творчеством  людей.  Но  заметно,  они  стареют,  так  же,  ищут  поддержки,  внимания.  Они  не  одиноки,  вокруг  их  коллективы  собираются,  ездят,  выступают,  где  могут.  Руководители  среднего  звена  местных  домов  культуры,  домов  народного  творчества,  преподаватели  кружков  со  своим  сложившимся  мнением  и  знанием  местных  условий.  Да  и  мы  сами,  не  первый  день  здесь  живём,  вышли  из  тех  глубинок,  знаем,  что  к  чему.  
С  болью  в  душе  наблюдаем  за   трудностями  выживания  стариков  и  детей,  отцов  наших,  не  сохранивших  наследников  на  земле  своей.   Огромен  оказался  круг  исследований  проблем.
Заранее  были  начаты  опросы,  диалоги  по  интересующим  темам.  Несколько  месяцев  составлялось  представление  о  возможных  групповых  интересах  разных  объединений  и   профессий,  носителей  общественного  мнения  большинства  респондентов,  соприкасающихся  с  народным  музыкальным  творчеством.  
Опрашиваемым участникам представилась  возможность  высказать  своё  личное,  и  местное  мнение.  (Эти  пожелания объединены  анкетами  в 32 группы,  характеризующие  общее  положение). 
При  анализе  анкет  и  в  результате  бесед  выявились  несколько  разных  позиций  и  мнений,  подчас  противоречащих  друг  другу.  
Так,  например,  опрашиваемый  молодой  городской  человек,  утверждает:  «интерес  к  народному  творчеству  растёт,  будет  возрождаться»   и  в  то  же  время,  в  последующих  пунктах  отмечает:  музыкальных  инструментов  не  имеет,  не  играет,  концертов  не  смотрит,  и  эта  тема  мало  его   интересует.  Изменения  уже  произошли.  Их  молодых,  (надежда  будущей  России),  заметно  много,  больше  30 %
* Таких  участников  интересуют  молодёжные  тусовки  с  пивом  у  эстрад,  повсеместно  выстраемые  в  нынешние  «фольклорно-городские»  праздники.  Т.е.  такое  сочетание  решает  их  молодёжные  проблемы.  Соответственно,  это  нечто  другое,  не  имеющее  духовной  связи  с  творчеством,  с  созиданием.  Идёт  подмена  понятий,  выстраивается  философия  не  участников  действа,  а  потребителя.  
* Обучение  творчеству  в  школах  как-то  отделилось  от  народной  потребности  бытового,  семейного  музыкального  общения.  Это  отмечают  многие  респонденты  в  районах.  А  ведь  за  молодыми  будущее!
          * Будущие  руководители  из  этой  равнодушной,  потребительской  к  народным  началам  среды  и  вовсе  погасят  всё,  будут  только  философствовать.  Потому  что,  будут  руководить  ею,  без  народной  практики  и  навязывать селу безмолвные сидения у микрофонной  сцены.  Уже  сегодня  затруднено  общение  с  чиновниками  высокого  городского,  областного  ранга.  По  причине  того,  что  они  загружены  перестроечными  новыми  заботами,  отчётами  и  мыслим  мы  разными  категориями,  на  разных  уровнях,  по-разному.   
* Эти  уровни  разобщены,  не  стыкуются,  не  поддерживают  друг  друга.  У  каждого  свои  проблемы;  множатся,  изобретаются  циркуляры,  отчётность – не  остаётся  времени  на  реальные  дела,  практику.
Узнать,  сколько  в  области  закуплено  для  организаций  компьютеров  или  машин,  по  край ней  мере  можно  видеть;  слышишь  по  радио-теле  сообщениям,  а  вот,  сколько  новых  баянов - гармоней  для  сельских  клубов, музыкальных  школ  закупили,  сколько  новых  ставок  аккомпаниаторам  или  руководителям  новых  кружков  ввели,  найти  данных  в  областном  центре  оказалось  практически  невозможно!  
Говорят,  это  можно  узнать  только  на  месте  в  Доме  культуры,  в  районе,  в  Комитетах  культуры.  Ну  что  ж.  В  очередной  раз,  едем  по  районам,  спрашиваем!  От  Волги  до  Выборга, специально  ездили,  а  уж  по  нашим  ближайшим  районам - особенно  старательно!  Искали  музыкантов  и  инструменты.  И  спрашивали,  спрашивали - вели  разговоры  «за  жизнь».   Замечено  как  схожесть,  так  и  различие  в  официальных  и  неофициальных  оценках.  
«Пессимисты»,  (по  анкете в  подавляющем  большинстве)  -  в  жизни  активные  реалисты.  Это  те,  кто  переживает  за  утраты,  те,  кто  на  практике  непосредственно,  соприкасается  с  реальным  положением,  бытом,  участниками  народных  коллективов,  сами  ездят,  выступают.  Они  заявляют  о  трудностях,  падении  интереса,  авторитета  и  незавидном  будущем  всех  участников.  В  том  числе – баянистов,  гармонистов.  В  некоторых  коллективах  музыкантов  вообще  нет  и  брать  негде.  Конкурса  поступающих  абитуриентов  в  музыкальные  училища  больше  нет.  Выпускники  музыкальных  училищ  отказываются  работать  в  сельской  местности.  
Туда  не  едут, зарплаты мизерные.  Они,  будущие  профессионалы,  нищими  быть не  собираются.   Наше  село  доживающая  пенсионерия,  и  твёрдой материальной  поддержки  им  никто  не  обещает,  гарантировать  не  будет.  Какие  молодые  специалисты  в  таких  условиях  будут  работать?
Компетентные,  независимые  от  данных  обстоятельств,  эксперты  с  жизненным  опытом  прямо  заявляют:  о  гибели  русской  культуры,  обнищании  народа,  поголовной  преступности,  наркомании,  пьянстве,  растлении  детей,  деградации  населения,  уничтожении  сельской  (деревенской)  диаспоры.  
*  Оптимисты - это  те,  кто  в  большей  части  непосредственно  не  соприкасаются  с  реальными  событиями,  участниками  на  местах;  это  городские  учителя,  студенты,  молодые  люди.  Они  заинтересованы  относительно.  Непосредственно  они  не  несут  расходов  на  экипировку  музыкально - фольклорных  групп,  на  питание,  поездки,  у  них  -  никаких  обязательств,  и  во  что  это  обращается -  представления  подчас,  не  имеют.  Потому  с  оптимизмом  отмечают:  интерес  к  творчеству - будет!  
Собственно,  положительных  примеров  к  своим  ожиданиям  оптимисты-созерцатели  не  приводят.    Кто-то,  за  них  это  сделает. 
Подсознательно они  понимают – идёт перерождение.  Без  творческой  среды  их  труд  и  учёба  теряют  смысл,  не  будут  иметь  перспективы.  
В  этой  городской  и  сельской  современности  столкнулись  все  противопоставления  реальности,  надежд  и  ожиданий.  
Тревожных  сигналов  достаточно  много  и  это  говорит  о  неравнодушии  народа  к  происходящим  изменениям.  О  его  желании  сохранить  в  определённых  границах  свою  индивидуальность,  выраженную  в  самобытном  творчестве.
Официальные  заявления  СМИ  о  якобы  положительном  возрождении  находятся  в  полном  противоречии  с  возможностями  местного  населения.  
Реально,  само  население,  ничем  не  владеет,  ему  даже  доска  для  объявлений  не  принадлежит.  Теперь  это  арендная  собственность,  какой  нибудь  рекламной  фирмы.  В  большом  областном  городе  мы – любители,  столкнулись  с  тем,  что  из-за  отсутствия  денег,  вообще  не  смогли  объявиться.  Печатное  слово  в  рекламу  теперь  не  для  нас.  И  в  тоже  время,  при  таких  печальных  выводах,  вытекающих  из  действительности,  сохраняется  вера:  сам  народ,  глубинка,  лидеры  не  дадут  угаснуть  своему  творчеству,  своим  проявлениям,  духовным  потребностям.  И  спасать  положение  делом,  будут  не  чиновники,  а  в  первую  очередь,  активисты  и  народные  гармонисты-баянисты.  Эту  позицию  уверенно  обозначили  многие  эксперты.
Причём,  это  не  только  слова,  это  дела,  поступки,  поддержка  неожиданная,  стихийная,  незнакомых  людей  в  неожиданных  местах.
* Вспомните,  сколько  лет  лидировал,  продвигался  академический,  сценический  баян  и  вдруг,  народ  выплеснулся  на  улицы  со  своей  гармошкой.  Или  неожиданно,  перед  мастером  возникает  вполне  успешный  молодой  человек,  семейный,  благополучный,  городской  печатающийся  поэт,  с  дорогой  машиной, спрашивает:  «Где  найти  ноты?»,  ищет,  восстанавливает  гармонь,  хочет  учиться  играть,   помнит  -  у  него  дедушка,  играл!
За  прошедший  год  ещё три  женщины  искали  возможности  учиться  играть – две на  гармошке, третья  на  балалайке.  Даже  старенькие  инструменты  нашли.  Приходили  брошенные  дети  из  проблемных  семей.  Значит,  есть  в  этой  потребности,  какая-то  неопределимая  сила  притяжения.  Только  нет  этому  порыву  детей  и  взрослых,  встречного  движения  от  комитетов  и  домов  культуры.  
Нет,  у  многих  желающих  учиться,  материальной,  финансовой  базы  –  инструментов,  учителей.  В  то  же  время  в  гостиной  комнате  интернатов  может  стоять,  пылится  фортепиано.  
Но  фортепиано  стационарный  инструмент,  в  руки  не  возьмёшь,  с  собой  не  понесёшь!   Это  другой  мир,  другие  задачи.
Многое  со  временем  изменится,  будет  совсем  по-другому,  не так,  как  нам  представляется  сейчас  и  будет  это  в  иных  социально-бытовых  изменившихся  условиях.  Но, будут  ли  эти  новые  условия  располагать,  поощрять  народную  культуру,  единение?  
Конкретно,   зависит  от  позиции  нынешних  ответственных  лиц.  (Кстати,  и  лиц  от  фортепиано).
Всё  это  заставило  автора  опрашивать  не  первых  встречных  случайных  соседей,  а  тех,  кто  действительно  имеет  определённое  отношение  к  избранной  теме.  
* Опрос  был  начат  с  молодёжи  школьного  возраста,  девятого  и  старших   классов,   выбирающих  себе  профессию.  Чтобы  было  видение  глазами   молодёжи   их   творческое  будущее.  
Таких  попыток  в  2008-9  годах  предпринято  было  несколько.  Далее:
Основное внимание было обращено к руководителям  творческих  коллективов,  работникам  домов  культуры, и  домов  народного  творчества, к музыкантам,  учителям  профессионального  обучения,  студентам.  К постоянным  участникам  народных  празднеств  и  гуляний. (По существу, к  электорату – самой активной  части  населения).  Пришлось  вести  анкетные и  дополнительные  записи  с  учётом  местных  особенностей.  (Пометки,  дополнения  и  замечания  от  многих  заинтересованных).   Процесс достаточно длительный  в поисках  возможностей  для  бесед  и  выяснения  мнений.

Получились  цифровые  представления  о  состоянии  массовой  народной  культуры  в  нескольких  срезах:  городской-студенческой,  парковой,  поселковой-сельской,  в  районных  городках.
* При  значительном  количестве  опрашиваемых,  много  однотипных  ответов,  одна  анкета  в  схожей  среде  одного  коллектива  равносильна  ответу  трёх - пяти  и  более  респондентов.  В  таком  случае  пометки  делались  в  сводных  таблицах  на  отдельном  листе.  
Для  нашей  местности  надо  разработать  однотипную  анкету  с  вопросами,  а  ещё  более с  предложениями  того,  каким  видится  выход  из  затруднительных  положений  руководителям  и  участникам  на  местах.  В  содружестве  с  заинтересованными  комитетами,  анкет  и  ответов  могло  бы  быть  куда  больше  и  тематика  обширнее,  но  сделано  было  то  возможное,  что  удалось  сделать  на  средства  семьи  ветерана-пенсионера,  инвалида  ВОВ.  
Свои  условия  мы  знаем  не  понаслышке,  могли  ориентироваться  в  схожих  мнениях.  Учитывался  многолетний  опыт  общений,  наблюдений.  Многое  сказано  в  предыдущих  статьях  новгородского  автора  по  проблемам  творчества,  так  что  эти  дополнительные  сведения  анкет  надо  рассматривать  в  совокупности  всего  ранее  написанного  И.Н.  Коржуевым,  в  новгородском  авторском  изложении.  В  скоротечных  беседах  многое  выходило  за  рамки  обсуждаемых  вопросов  и  было  учтено,  как  местные  пожелания  или  предложения. 
В ущерб  частностям,  было  принято  решение  сконцентрировать  внимание  на  главных  принципиальных  вопросах  выживания  и  сохранения  традиций  народного  творчества.  Было замечено  главное;  у  местных  ветеранов  народной  культуры  нет  наследователей.
Желательно  было  бы  сотрудничество  с  профессионалами  от  культуры  области,  но  это  осталось желанием одной стороны. Найти заинтересованного  сотрудника,  привлечь внимание  к  обсуждению  всех  этих  поднимаемых  нами,  последними  гармонистами,  вопросов - никак  не  удаётся.  Трудно  понять высокомерие  официоза:  что  это, сознательное утаивание  разрушения, равнодушие или безволие?  Нигде   ни  статей,  ни  полемики!  Боятся  за  карьеру,  или  руководителям  стало  нечего  обсуждать!  Мы  бы  не  беспокоили  их,  если  бы  они  сами  озвучили  эти  проблемы  исчезновения  молодёжи.  Без неё  нет  будущего.
Зная  повсеместные  финансовые затруднения, собираем  материалы  и инструменты - восстанавливаем, раздаём  (напечатанные  за  свой  счёт),  издания,  диски  любительского  качества  «бедным»  нашим  музыкально-культурным  заведениям  и  домам  творчества.  
К  данному  моменту  можно  добавить -  конкурса  поступающих  в  музыкальные  училища  уже  нет,  и  не  будет!  «Академики» - доигрались!  Потому  что,  презрели  народное,  отдалились,  самоустранились.  Конкретно,  перед  ними  стоит  главная  узко-трудная  задача,  готовить  лауреатов.  Только  лауреату  может  светиться  какое-то  будущее,  хотя  бы  на  международной  сцене.
(Ничего  личного  не  имеем  против  разных  форм  обучения,  лишь  бы  соблюдался  баланс  поддержания  и  сохранения  жизненных  сил  в  народе).  Иначе,  скоро - от  народной  культуры  ничего  народного  не  останется.  Она  же  служила  истоком,  ручейком  поступающих  абитуриентов  в  профессионалы.  
Сама  формулировка  вопроса  исследований представляет определённые затруднение восприятия  понятий:  «Проблемы  в  творчестве?»  Или  творчество  «разбилось»  о  проблемы?  Как  понимать новые  явления:  чью  идею  разрушения  культуры  народа  нам   положили  за  основу  деятельности.  В  своей  стране  мы  стали  изгоями,  аборигенами  в  этой  культуре – для  нас  даже  торговли  нужными  инструментами  и  нотами  нет.  Нет  программы местного национального  музыкального обучения.  * Большие  поселения  живут  без  музыкантов,  коллективы  городов  приезжают  на  фольклор  с  «фанерой».  
На  большой  областной  сельскохозяйственной  ярмарке  десятка  районов  во  время  празднования  в  Великом  Новгороде  только  в  двух  районах  были  слышны  гармошки  -  Пестовском   и  Любытинском.
Старинной   гармоники - вообще  ни  одной;  не  видим,  не  слышим.   Кто её  возродит?  В  своё время  Северо-Запад  России  славился  своими  особыми  инструментами  и  музыкантами!  Потому – то  и  поехали,  понимающие  толк  в  старине,  сведущие  гости,  неудовлетворённые  общим  музыкально-фольклорным  фоном Новгородчины  куда то  далее  и  к  себе  домой.  Гости  заметили  потерю  Русскими  своего  национального,  музыкального  быта.  Разочарование,  конечно,  было  высказано  в  неофициальной  беседе,  знающими  людьми.  
А  мы  хотим  туристов,  любителей  старины, видеть  как  можно  больше.  У  нас  есть  что  показать.  
В  праздники  мы  все  старались,  были  гостеприимны.  Но  попробуйте  сказать  нечто  подобное  ответственному  лицу  области,  в  ответ  вы  услышите,  что  это  не  так!  В  области  действуют  столько – то  театров,  домов  культуры,  филармония,  пятнадцать  хоровых  коллективов,  музыкальные  школы,  фольклорный  театр, дома  народного  творчества!  И  творчество  никогда  не  умрёт,  будет  возрождаться. (В  больших  городах  в  виде  театра - сцены!)  - «примечание  автора».   
Творчество,  конечно,  возрождаться  будет  энергией  энтузиастов,  и  через  пятьдесят  лет,  только  к  тому  времени  истинных  носителей  ни  в  каком  виде  не  будет.  Ни  ветеранов,  ни  их  инструментов. 
На  следующем  большом  фольклорном  празднике  подсчитаем,  сколько  коллективов  приедет  без  своих  музыкантов? 
Что  касается  инструментов,  то  их  уникальных,  сейчас  по  пальцам  одной  руки  пересчитать  можно!  А  мастеров  уже  не  будет!  А  собственно,  зачем  так  далеко  заглядывать?  
Давайте  прямо  сегодня  посмотрим,  что  есть  для  возможного  возрождения,  какие предпосылки?   Посмотрим,  что  имели,  к  чему  пришли.
Возьмём  среднестатистический  Дом  культуры,  некогда  богатого  совхоза, (если  надо,  приведём  несколько  примеров),  в  нём:  методистка  или  заведующая  с  двадцатипятилетним  стажем  с  небольшой  зарплатой,  человек  тридцать  потенциальных  возможных  посетителей  и  широкое  поле  деятельности;  -  возрождай,  твори,  дерзай!   На  вопрос,  где  взять  денег  на  любую  деятельность:  мелкие  ремонты,  материальную  базу,  поездки,  рекламу,  оплату  по  договорам  -  один  ответ  -  зарабатывайте!  Вроде  бы  всё  правильно,  если  не  видеть  этого  «поля»  деятельности.  
Это  поле  давно  не  засевали,  «пахари»  состарились  или  стали  алкоголиками;   оборудование,  снаряжение  исчезло.  Заведующая – директор  с  зарплатой  около  шести  тысяч,  проводит  праздник  села  на  свою  получку  и  помощь  добрых  соседей.  Сама  живет  в  долгах.  Что  касается  конкретики,  на  этом  поле  творческой  деятельности  не  найти  сейчас  ни  балалайки,  ни  ударного  инструмента,  ни  баяна,  а  хороших  гармошек в  клубах  отродясь,  не  бывало!  Не  положено  ни  коим  образом!  То,  что  мы,  последние  гармонисты,  (а  мы  и  на  других  инструментах  играем,  только  нам  за  это  никто  не  платит,  и  таскаем  с  собой  инструмент  полегче,  поменьше  размером)  сейчас  с  такими  усилиями  собираем,  вскорости  после  нас  выкинут.  Потому  что,  мы -  последние добровольцы, приезжающие  издалека,  помогающие  ветераны!   
Обезличенные  инструменты  в  неотапливаемых  каморках,  там,  где  они  есть,  на  полках  пропадут;  кожа  засохнет,  её  моль  проест,  голоса  поржавеют,  жучок  дерево  источит.  
«Учёные»,  дипломированные  заведующие  Культурой,  скорее  всего, об  этой  проблеме  понятия  вообще  не  имеют!  И  ничего  менять  не  собираются.  Замену  нам,  убывающим,  в  училищах  не  готовят.   Лишние  хлопоты  кому  нужны?  Их  всё  устраивает.   Иначе,  не  дошли  бы  мы  до  такого,  повсеместного,  бедственного  состояния.
Пришли  возрождать  народные  гуляния  в  городском  известном  Доме  культуры – (2009  год)  и  там,  тоже,  пусто,  играть  неначем!
Не  так  уж  велики  у  народников  без  зарплаты,  возможности  реализоваться.  Хороший  инструмент  ныне  стоит  не  десятки - сотни  тысяч!   (Объявлены  цены  продавцов,  производителей  «Музпрома»  на  заказные гармони:  30 – 65 – 99 – 265  тысяч рублей  за штуку.  Балалайка 30000 – 50000 р.  Может  это  - фантастика?)    А  фабрики  закрылись!  Советуют  покупать  инструменты  за  границей.  Это  нам  то,  г а р м о н и с т а м !  С  богатейшими  традициями  в  недалёком  прошлом,  своих  собственных  мастеров.  До чего дожили!

Народные  музыканты  играют  на  том,  что  есть,  за  свой  счёт.
Это  скоро  закроется,  потому  что,  только  до  весны,  для  ветеранов. 
Нет  у  нас  никакого  злорадства,  тайного  умысла  очернить  кого-то;  не  в  характере  это  здравомыслящего  человека.  Это,  как  бы  сказать,  есть  наша  нынешняя  действительность,  мы  сами,  то, что  с  нами  происходит,  или  то,  что  с  нами  делают,  лишив  наследников, и  по  другому  не  заявив  об  этом,  мы  уподобляемся  кому?  
Бог  мой,  до  чего  договорились!  Да  потому,  что  при  ответах  населения  на  нормальные  вопросы,  идут  нормальные  ответы   о  ненормальной  ситуации,  складывающейся,  уже  сложившейся  в  нашей  повседневной  жизни.  Видеть  которую,  из  больших  светлых,  усланных  коврами  кабинетов  устроившимся  новым интеллигентам, не  всегда  хочется.  Потому  что,  мы  разделились,  определились  с  тем,  кому  что  досталось;  (наверное,  так  и  планировалось?)  утверждают - к  старому  возврата  не  будет!  Старые  формы  и  методы  устарели,  утрачены.  Надо  создавать новые.    Всё  это  становится  проблемой  бедноты.  
По  старым,  не  писаным  сельским  «методам»  в  «спортивной»  и  игровой,  фольклорной  среде  росли  и  взрослели  все  деревенские  поколения.  Игры  давали  здоровье  и  выносливость,  фольклор  воспитывал.  
За  несколько  десятилетий,  мы  всё  переиначили.  Традиции  в  корне  задушили.  В  том  числе  и  исконно  русские  спортивные  игры.  (Например, деревенскую  лапту).  Чем  не  игра  для  соревнований  школьников!    Хилеют  или  толстеют  они  без  движений. 

Остаётся засвидельствовать, ответы опрошенных участников, что  имеем.  
Учтено  мнение  порядка  трёхсот  (на  самом  деле  значительно  больше)  респондентов,  исключительно  Новгородской  области.
Можно  было  взять с собой  анкету,  подумать.  Где-то  они  тиражировались.  От  кого-то  не  возвращались  вовсе.  
На  первом  этапе,  чтобы  понять  общую  тенденцию,  было  обработано  90  заполненных  анкет.  Учёт  мнений,  уточнение  основных  позиций  населения,  трёхгодичных  исследований  продолжились  до  конца  ноября  2013  года.   (По  дополнительным  сводным  таблицам).
Существенных,  принципиальных  изменений  в  ответах  не  произошло.  Заметно  менялась  экономическая,  демографическая  ситуация.  Главными  стояли  вопросы  практического  выживания  в наших  не  простых условиях  полупрофессионального, любительского, творчества. (Обобщенно:  в  «больших»  городах,  районах,  сёлах).  Получились  три  варианта  суммированных  откликов  мнений  населения  области.
Никакой  тайны  из  этой  акции  не  делалось.  Ответственные  руководители  культуры  и  образования  Новгородской области,  депутаты  первыми  получили  первые  данные этих «социологических»  исследований, как  только  они  сложились к  2010 году.  Могли  ознакомиться,  уточнить  или  опротестовать  сделанные  выводы.  
На  первые  результаты  исследований  заинтересованно  отозвались  из  районов:  Валдая,  Хвойной,  Старая  Русса,  Белебёлка,  Холм,  Демянск. Ленинградская,  Владимирская,  Вологодская  области,  Тверь,  Подмосковье,  Новосибирск.  Эстония,  финны,  немцы,  шведы. 
  Спрашивают  Новгородчину - когда  будет  в Интернете  показан  город  Холм  –  музей  гармонистов.

                 Нынешнее  состояние  баянистов,   
                гармонистов  в  оценках  населения
                                    И. Коржуев
                                  Великий  Новгород
* Наибольшее  повсеместное  затруднение  вызвали  в  основном  казалось  бы  два  простых  вопроса:  «Кого  из  баянистов  прошлого,  настоящего  времени  знаете,  и  кто  из  них  оказал  наибольшее  влияние,  проявляет  себя  в  русском  музыкальном  творчестве?»
Отсутствие  ответов  в  анкетах  настолько  обескураживающее,  что  было  даже  стыдновато  за  наш  «просвещенный»  интернетовский,  повально-музыкальный  век.  Студенчество  указало  на  Г. Заволокина, П. Дранга,  Поле  чудес,  ВИА-ансамбли.  Приходилось  задавать  наводящие  вопросы.  
Так  что,  названые  далее  фамилии  известных  баянистов-просветителей  большей  частью  записаны  после  коротких  «уроков»  ликбеза,  (считай,  со  слов  автора).    Признаю,  не  сдержался.  
Было  обидно  за  всех  этих  замолчанных  талантливых  музыкантов - тружеников,  за  авторитет  их  старых  учителей,  за  всемирно  известную,  Русскую  школу  баянистов.  
Оказалось,  на  этот  вопрос  в  наши  дни  ответить  совсем  не  просто!    Они,  эти  баянисты  « ушли»,  их  больше  нет!  
О  них  ничего  не  слышно.  Как  и  не  было!  Ни  новых,  ни  старых!
*  В  плеерах  русские  баянисты  не  звучат.  Их  не  показывают  по  телевизору, по радио не играют, нет их уроков. Соответственно, никакого  рейтинга  популярности  известных  (и  малоизвестных)  музыкантов  по  анкетам  молодёжи выстраивать  не  пришлось.  Проводного  радиовещания  больше  нет,  а  эфир  вы  сами  знаете,  чем  забит.  
Практически  на  этом  опустевшем  поле  деятельности  культивируется   Российский   простатит.
(Например,  ни  по  одному  мобильному  местному  FM  каналу  не  удалось  услышать  прямое  обращение  Президента  к  парламенту  России).   Настолько  повернули  сознание,  что  реклама  стала  первым  продаваемым  товаром  (продуктом),  сам  товар  стал  вторичным,  труд  не  в  почёте.  
Кто  сейчас,  какие  дома  творчества  или  культуры  рекламируют  своих  баянистов,  гармонистов,  народников?  На  какие  средства!   Похоже,  миром  правят  совсем  другие  идеи. 
Нация  глобально  разрушает  себя  всеми  способами.
Из  библиотек  в  очередной  раз  (2009 г.)  выкинули  книги,  как-то  связанные  с  народным  творчеством.  Такие  чистки  осуществлялись  в  наши  годы  периодически,  в  связи со  сменой  Кремлёвских  руководителей. Пополнений книжными обновлениями  не  наблюдалось.   Соответственно  этому,  чиновничество  каждый  раз  рьяно  переписывает  руководящие  и  учебные  методические  рекомендации. (Новый  вид  системного  творчества  профессионалов,  оторванного  от  бытовой  действительности).   
Это  теперь  ритуал  управления.  Спрашивается, зачем – чтобы  лишить  народ  памяти?  Когда  бы  к  ним  ни  пришёл,  они  в  море  бумаг  и  отчётов.  Им  попросту  не  до  нас.  Не  остаётся  сил  и  времени.
На  фольклорной  детской  Ассамблее,  имевшей  место  быть  в  Великом  Новгороде,  гармонистов,  игравших  на  уникальных  старинных  гармошках,  пофамильно  ни  разу  не  назвали.  Кто  их  будет  знать?  Опрашиваемые  по  анкете  называют  тех,  кого  подскажет  телевизор.  На  бумаге  остаётся  белое  пятно.  Словно  не  было  прошлого,  неизвестно  есть  ли  настоящее.  Не  будет  и  будущего.
*  Никто  не  назвал  местные  передачи  по  ТВ,  которые  широко  показывали  бы  не  лазерное,  а  народное  творчество  своего  края.
Местные  события  и  съёмки  фактов  творчества  осуществляются  постоянно,  мелькают  в  хрониках  и  как-то  теряются  в  массе  происшествий,  сериалов,  убийств,  скандалов.  
Не  то,  чтобы  нет  мероприятий  или  событий,  они  есть, бывают.  Но  узнаёшь  о  них,  когда  уже  прошли,  в  прошлом  времени,  в  новостных  событиях.  Мелькнет  секунды,  скороговоркой, было – и  уже  нет!  Случайно,  видишь  только  отрывки.  
* Нет  широкой  местной  пропаганды,  обучающей  программы.  Транслирования  такого  всеобуча  бесплатно  не  будет.  Да  и  не  заботится  об  этом  никто!  Нет  массовой  опережающей,  призывающей  рекламы, к местным  событиям  в  районах,  потому  что  её  публикация  на  отдалении  стоит  немалых  денег.   
В  который  раз  открытие  интересных  выставок  районов  происходит  без  ТВ  рекламы.  Как-то  информационное оповещение  о  хороших  делах,  добрых  намерениях  чиновников  не  работает  на  опережение,  на  привлечение  интереса,  инициативы  низов.  
Узнаём  о  полезных  совещаниях,  когда  это  уже  прошло;  хотели  бы  поддержать  их  инициативы,   а  руководители – инициаторы  уже  разбежались – разъехались.  Весь  жар-пыл  обсуждений  хороших  идей  погас  -  не  услышан.  Народ  безмолвствует.  
Интернетом  мы  ещё  не  владеем.  Нам  бы  самим  поближе  друг  к  другу  наладить  общения,  как  это  делают  ветераны.
Не  всем  нравиться  передача  «Играй,  гармонь!».  Она  потеряла  свою  привлекательность,  но  и  альтернативы  ей  нет.  
Для  далёкой  сельской  глубинки  она  остаётся  почти  единственным  окном  в  мир  народных  исполнителей  и  собирает  народ.
Некоторые фамилии  известных  баянистов  назвали  единицы  из сотен  опрошенных.  Кто-то  назвал  «своих»  местных  музыкантов - просветителей.  Большинство  обошли  эти  вопросы  полным  молчанием.
*  Можно  сказать,  следующее:  выросло  поколение,  половина  которого  ничего  не  знает  о  своём  государстве,  истории  края,  о  двоюродных - троюродных  родственниках,  никогда  не  видели  своих  дедушек,  не  слышали  распевы  крёсных,  тётушек.  Соответственно  у  этого  поколения  свои  нравы  и  представления,  свои  приоритеты,  кумиры  и  предпочтения.  
Говорить  о  лёгкой  преемственности  в  конкурентной  среде  рыночных  отношений  в  глубинках  может  тот,  кто  не  несёт  личных  тягот  и  расходов  хотя  бы  по  поддержанию  того  малого,  что  ещё  есть.  Вот  такая  она  реальность  подсказывающая,  в  каком  направлении  предстоит  принимать  решения  и  действовать.
В  процессе  сбора  и  обработки  информации  выявились  некоторые  особенности.  Желаемым  было  бы  соотношение  опрашиваемых  мужчин  и  женщин  разных  возрастов  и  положений  один  к  одному.  На  практике  оказалось - почти  все  ведущие,  определяющие,  руководящие  позиции,  имеющие  отношение  к  творчеству,  занимают  управленцы - женщины. Заметно,  они  действуют  в  определённых  рамках  служебных  инструкций  и  для  лучезарного  оптимизма  повода  не  имеют.  Как  и  не  имеют  своего  голоса.  Не  могут  позволить  себе  какую-то  личную  инициативу  по  переустройству.  Только  в  пределах  того  бюджета,  что  разрешен  свыше.  Подчас  мебели  не  имеют,  чтобы  гостей  принять,  за  стол  посадить,  по-человечески,  обслужить.
Второе:  чем  выше  занимаемый  пост,  тем  труднее  было  объяснить,  кто  такие  народные  музыканты-просветители  нового  времени.  Почему,  откуда  они  в  наше  время  взялись,  чем  занимаются,  что  успели  сделать  или  делают.  И  зачем  собирают  эти  анкеты.   Получается,  что  и  мыслим  мы  разными  категориями.  
(О  просветителях  статьи  в  отдельной  книге  и  на  дисках  автора).
В  связи  с  этим,  хотелось  бы  спросить:  а  не  получится  ли  так  в  нашей  стране  с  народной  культурой,  как со  школьными  учебниками  или  нашей  историей,  которую  пишет  каждый  под  себя.  Как  с  машиностроением,  технологией,  автопромом,  где  технологами,  нормировщиками,  приёмщиками  металлоизделий  работали равнодушные  специалисты,  никогда  не  державшие  в  руках  металла  и  напильника?     Наше  состояние  дел  говорит  о  разрушении  основ.
О чём  говорим  мы?  А  о  том,  что  если  наши  идеологи  узко  мыслили,  только и  делали,  что  «одобрямо»  Центром,  игнорировали,  преследовали  честных  местных учёных-провидцев,  культивировали  лысенковцев,  то  теперь  мы  в  России  пожинаем  плоды  их деятельности.  В  своё  время  они  проигнорировали  будущее  развитие  своих  электронных,  компьютерных,  бионных   технологий,  в  результате  мы  оказались…
Весь мир  говорит  и  слушает  музыку в  этих  технологиях на  английском  языке и нам,  по  воле  опять  же  наших  продюсеров, диктуют  ежедневно,  ежечасно,  что  и  мы  должны,  забыв  своё,  этому  внимать. С таким не дальновидным  попустительством    дойдёт  дело  до  вырождения  своей  культуры,  петь  разучимся!   Мы  забываем  своё.   А  может  это  кому-то  надо,  чтобы  мы  такими  стали?
Наш  президент  выражает  обоснованную  тревогу  по  поводу  отставания  современных  технологий.  Новые  технологии  это  не  только  прорыв  в  первые  ряды  развитых  стран,  это  активизация,  обновление  мышления  населения  при  условии  сохранения  своей  индивидуальной  самодостаточности.  Это  укрепит  страну.
Этому  способствует  мощное  движение  ветеранов.  Деятельность  народных  музыкантов - волонтёров  играет  всё  большую  роль  в  моральной,  материальной  поддержке  ветеранскому  движению,  в  сохранении  местных  традиций. 
1.    На  вопрос,  интересуетесь  ли  Вы  народным  музыкальным  творчеством  в  данных  жизненных  обстоятельствах,  в  активной  среде  опрашиваемых,  ответили:
•    Да,  интересуются  регулярно -  34 %,
•    достаточно  часто  -  24 %,
•    интересуются  от случая  к  случаю  -  13 %, 
•    интересуются  очень  редко  -  17 %  (в  большинстве – это  молодёжь).
•    не  интересуются  музыкальным  творчеством  вовсе  -  откровенно  признали - 10%   посетителей. 
В  общем  итоге,  более  41 %  практически  видеть  себя  музыкантами  были  не  склонны.   Руководители  коллективов  – 49 %  с  музыкальным  или  профильным  образованием.    Часто на  жизнь зарабатывают в  совместительствах  на  стороне,  в  других  профессиях.  
Среди  активных  участников  многие  владеют  несколькими  инструментами.  Самоучки  с  большой  практикой  выступлений  составляют большинство.  Имеют  начальное,  или   иное,  музыкальное  образование,  сменили  вид  инструмента:  балалайку,  баян  или  гитару  на  гармонь  -  35 %;  (из  числа  ответивших). 
Отдельной  группой  можно  выделить участников-болельщиков,  тех,  что  «хотели  бы»  уметь  играть-участвовать,  но  не  смогли - 31 %;  
Надо  быть  очень  осторожным  в  выводах,  поскольку  опрос  производился  в  активной  околофольклорной  среде  городов,  районных  центров,  посёлков.  В  домах  культуры,  творчества,  в  музыкальных  школах.   
С каждым  годом  соотношение участников и посетителей  заметно  меняется  в  сторону  убывания.  Разрушаются  местные  сообщества.
Учитывайте  то  обстоятельство,  что  большая  часть  населения  вообще  живёт  другими  заботами и  откликается,  участвует  в общественных местных мероприятиях традиционно  по  праздникам,  заложенным  в  основном  прошлыми  поколениями  в  далёкой  старине. 
 В  этих  случаях  действовали  родовые,  межсемейные,  личностные  связи  и  обязанности,  служившие  объединению  интересов  частного  и  общего.  Эти  связи  родства  ныне  ослабели,  исчезают.
Эта  базовая  общность  поколений  составляла  основу  для  существования  культурно-бытовых  традиций.  С  неоправданными  жестокостями  коллективизации  комиссары  выбили  несколько  поколений.  В  итоге,  к  чему  пришли?  К  новому  круговороту  болезненных  утрат  жизненно  необходимых  позиций?
*  В  сфере  семейно-общественных  нравственных  интересов  надо  срочно  восстанавливать  национально - культурные утраченные  связи  родства.  Через  статус  семей,  интересов  Гостей,  Родни,  идейного  многонационального  Славянского  братства.  
Наш опрос без предвзятостей – не  поголовная  перепись  населения.   
С  трудностями  того,  как  сложилось.  
Географически  по  зонам - районам, достаточно обширно, по карте 25 поселений.   Внушительная  сетка,  с  большой  протяженностью.
  С  Юга  на  Север  и  с  Запада  на  Восток  до  соседних  областей.  
С  пробегом  10000 км.  за  3  года.  (2008-10 гг.)

*  Важно  отметить  следующее: 
Что-то  практическое,  предпринимают  при  благоприятных  обстоятельствах  в  наших  условиях,  совсем  немногие.  
* Эти  немногие,  составляющие  единицы  или  доли  процентов  от  общей  массы.  Двигают  прогресс,  спасают  то,  что  есть  или  вдохновляют  сообщества  своим  примером.  Их  труд  и  проекты  в  первую очередь  следовало  бы  финансировать.  
Эта  частная  инициатива  энтузиастов  не  вписывается  в  официальные  замыслы, замалчивается.  В  предыдущих  публикациях  об  этой  деятельности  лидеров  много  сказано.
В  молодёжной  среде  часто  высказывались  чисто  возрастные  интересы.  Отмечая  те  или  иные  пункты,  респонденты  подчас  имели  ввиду,  что-то  другое,  потребительское  своё.  Некоторые  вопросы  оказывались довольно сложными  для  понимания.  Заполнение анкеты, занимало  около  часа;  при  удаче – две  анкеты  в  день.  
Опытных  кандидатов  приходилось  ждать  неделями,  месяцами.
Поступившие  студенты  из  районов  или  соседних  городов  редко  кто  указал  прежнее  место  проживания,  пропускали  отметить  возраст  или  выбранную  профессию.  В  общем,  продемонстрировали  свойственную  этому  возрасту  пренебрежительность. 
*(Вольно  или   невольно,  пополнение  материалов,  проверка  основных  выводов  продолжается).  
Очень  много  социально-моральных  аспектов  бытового  характера  вплетаются  в  проблему  сохранения  основ  культуры  и  традиций  населения.  
В современных  условиях  нам  не  следует  путать  понятия,  «интерес»  и  «участие».  В  понимании  городской  молодёжи  может  не  быть  чёткого  определения  понятий,  как  в  среде  ветеранов.  Это  может  говорить  о  легкомыслии,  и  об  отвлечённости  молодёжи.
Расклад  интересов  существует  и  в  глубинке,  (к  народной  музыке  больший!),  но  исполнителей  и  народных  музыкантов  катастрофически  не  достаёт.  Население  стареет  и  стремительно  убывает.  
* Молодое поколение, захлёстнутое навязанной стихией потребительства,  меньше  читает,  меньше  заботится  о  сохранении  наследия  и  удаляется  от  местных  проблем.   Финансовые сокращения  расходов  на  культуру в  районах  в  2011, -14 годах  ещё  больше  подтолкнут  этот  процесс.

     2.    Оценка  в  отношении  интереса  людей  России  к  народному  творчеству  с  использованием  баяна  и  гармони  складывается  примерно  так:  
•    Такой  интерес растёт  масштабно,  предполагают - 8 % респондентов,
•    думают,  что  растёт,  но  незначительно  - 19 %,
•    сохраняется  на  прежнем  уровне  -  предполагают  - 11 %. 
•    Падение  интереса  к  народному  творчеству  отмечают  28 %,
•    масштабное  падение  заметили – 35 %.
                                
Тревожная  тенденция  меняющихся  реалий  жизни  связанная  с  обнищанием,  кризисом,  ошибками  экономистов  и  политиков, в  пренебрежении  руководства,  прежде  всего,  к  потребностям  самого,  местного  народа.
И  всё  же,  на  общем  негативном  фоне,  общественное  мнение  предполагает  сохранение  интереса  к  народным  инструментам  и  исполнительству  на  них  народного  репертуара.  Надеются  на  то,  что вопреки  всему,  в  основе  своей  гармонисты  и  баянисты  выживут  и  продолжат  вековые  традиции  музицирования.  
Верят  потому,  что  не  могут  смириться  с  мыслями  полной  утраты  народной  культуры,  духовного  достояния  народа.   
Отмечают:  Если  интерес  населения  к  народному  творчеству  с  использованием  баяна  и  гармони  локально  растёт,  то  это  происходит  благодаря  тому,  что:
•    кризис  русского  национального  самосознания   жизненных  сил  русского  этноса  повышает  интуитивный  рост  интереса  людей  к  традиционным  видам  народного  творчества   -  15 %,
•    это  реакция   славянских  народов  России  на  экспансию  западной  музыкальной  культуры  отмечают  -  11 %,
•    думают,  что  это  результат  деятельности  государственных  органов  управления  современной  России  по  возрождению  традиций  народного  творчества  русской  народной  культуры  -  17 %,
•    что  это  результат  активизации  деятельности  общественных  организаций:  патриотической, музыкально-просветительской  деятельности  -  33 %,
•    это  результат  деятельности  Всероссийского  и  региональных  центров  «Играй,  гармонь!»  - 16 %. (музыкантов,  коллективов)
•    это  свидетельство  возрождения  жизненных  сил  духовной  мощи  русского  народа  -  12 %.
•    затруднились  с  ответом  -12 %. 

3.    Еще  больше  респондентов  отмечают  снижение  интереса  к  исполнительскому  музыкальному  творчеству,  по  многим  причинам:
•    интерес  падает  потому  что:  влияние  западной  музыкальной  культуры  вытесняет  в  условиях  прозападных  либерально-рыночных  реформ  традиционное  русское  народное  творчество - 40%,  (на  10 %  больше,  чем  в  Сибири,  в  Курганской  области). 
•    Наши  селения  малочисленны,  ослаблены.  Генетически  здоровое,  мыслящее  население  погибло  в  войнах,  репрессиях,  растворилось  в  промышленных  новостройках. 
•    далее  отмечают:  это  происходит из-за  нарастания  кризиса  традиционного  русского  национального  самосознания,  ослабления  жизненных  сил  русского  этноса  в  целом,  его  духовного  потенциала - 26 %,
•    считают,  что  это  следствие  невнимания  государства  к  развитию  народного  музыкального  творчества  - 56 %.  (на  плюс  5 %  пагубнее,  чем  в  Сибири).
•    снижается  из-за  ослабления  деятельности  патриотических,  музыкально - просветительских  общественных  организаций  -  31 %.
•    это  невнимание  бизнеса  России  к  народному  творчеству,  в  том  числе  музыкальному  -  20 %. 
•    это  следствие  давления  академического,  профессионального   музыкального  творчества,  где  нет  места  баяну,  гармони,  русской  национальной  музыке,  семейному  музицированию,  народным  музыкальным  традициям  -  17 %.  
Общая  тревога  вполне  обоснована.  
Плачевный  результат  неразумной  траты  людского  ресурса,  духовного  потенциала,  сказался  на  нашем  образе жизни,  мышлении,  на  поведенческом  уровне.   На  нашем  нынешнем  и  будущем.
Ветеран-музыкант,  участник  конкурсов  девяностых  годов  это  состояние  в  житейской  среде,  оценил  в  несколько  слов:  «Стало  хуже!  И  молодёжь  уже  не  та».  (Район  Пола, Н. Спорков, участник-дипломант  Всесоюзных  конкурсов,  учитель  музыки,  возраст  82  года).
В  этой  связи  вполне  уместны  следующие  умозаключения - будет  ли  народ  настолько  воодушевлен,  что  пойдёт  за  своими  лидерами,  и  будет  ли  защищать  то,  что  ни  ему,  ни  его  наследникам  уже  не  принадлежит.  
Эта  ситуация  влечёт  за  собой  крайне  негативные  последствия  отрицания  и  отказа  от  добропорядочного  образа  жизни.

•    Категорически  не  согласны  с  тем,  что  интерес  к  народному  творчеству  падает – 4 %  респондентов.
•    Затруднились  с  ответом  - 4 %. 
Конечно,  главным  фактором  снижения  интереса  населения  к  музыкальному  творчеству  является  в  первую  очередь  исчезновение  среды  и  условий  для  нормального  существования  этих  проявлений.  
На  смену  исчезающим  видам  народного,  семейного  музицирования  современные  музыкальные  школы  не  смогли  дать  восполнения.   
* Практически  районные  комитеты  культуры   и  музыкальные  школы  с  главной  задачей  пополнения  кадров  местных  сельских  народных  музыкантов  не  справились!   
Приезжаем  в район, видим:  директора – учителя  детей  музыке  учат, дают уроки сольфеджио, фортепиано,  гитары.  Сцена, отчётный  концерт в зале, как положено, отчитались!   Приходит  выходной,  народу  заняться  нечем.  
Ни  баяниста,  ни  гармониста – ни  спеть,  не сплясать. Этих юных музыкантов не видно. Они играть народу не способны.  Гармонистов  не  готовили.  Баянистов,  то ли  не  доучили,  то  ли, переучили,  неизвестно  где.   Таковы  методики  официального  обучения.
Происходят  изменения  в  ориентации,  потому  что  властьпредержащие  самоустранились  от  вовлечения  молодёжи  к  народным  истокам.   (мнение  в  Старой Руссе  и  других  районах)
*  Официально,  инструментальную  музыкальную  базу  области  никто  не  курирует.  Работоспособность,  потребности  ремонтов  не  планируют  и  финансово  в  полной  мере,  не  обеспечивают.
Из-за  отсутствия  средств,  развитие  затормозилось.  
Формализм  и  обезличивание.  В  итоге - разорение  всего  народного.  Закон  о  местном  самоуправлении  поставил  под  вопрос  существование  большого  числа  культурно - досуговых  учреждений 
- (мнение  респондентов,  г.  Валдай).
* Основной  носитель  народной  традиционной  культуры – село,  испытывает  большие  трудности.  Исчезли  музыканты,  мастера, молодые  участники  вечеринок,  посиделок,  некому  поддерживать  интерес  на  прежнем  уровне  (район  Поддорье).   
В  окрестностях  Старой  Руссы  в  недавнем  прошлом  насчитывалось  порядка  двадцати  известных  гармонистов, они  были  доступны, сейчас  и  пятерых,  в  округе  на  мероприятие  трудно  собрать.   
Локализуется  традиционно  культурная  городская  народная  среда,  исчезают  во  многих  селениях  социокультурные  сообщества.  Сокращается  жизненное  пространство  духовного  бытия  русского  этноса.  Наследники  гармонистов  меняют  ориентацию,  переходят  на  синтезаторы  –  (г.  Чудово).  
Наши  свободные музыканты,  не  видящие  местной  официальной  поддержки,  действуют  за  пределами  своей  области  (от  Выборга  Ленинградской  области  до  Волги – Тольятти).
Официально,  повсеместно  происходит  подмена  истинных  гармошечных  вариантов  вечеринок  искусственной  микрофонной  самодеятельностью  – через  микрофон,  со  сцены  (Великий  Новгород,  далее - районы),  что  в  целом  сокращает  количество  возможных  участников,  лишает  их  личной  активности,  подрывает  социально-духовный,  общекультурный  потенциал  народа.  Потому  что,  это  уже  не  его,  не  народная,  привычная  инициатива.  Не  его  среда  общения. На сцену зрителей из зала  не  подымешь - тесно,  неудобно,  стеснительно.   А  желательно,  дать   народу  возможность  выразить    его  эмоции.  
 Для  продолжения  народного  гуляния зрителям  нужен  просторный  зал  или  фойе, два гармониста, чтобы показать  себя,  в  танце,  пляске,  частушке.  В  официальном  концерте  они,  чаще  всего,  этого  лишены.  То  есть,  здесь и  происходит  отрыв  потребностей,  подмена,  искажение  народного  смысла.  Сознательно  ослабляется  народная  инициатива.
С  одной  стороны  концерт-отчёт  хорошо,  а  с  другой - народ  отделяем  и отучаем  от того,  что  они  должны  делать  сами.  Потому  что,  не  предусматриваем,  не  организуем,  не  предоставляем  им  всем  во  второй  (неофициальной)  части  реализоваться  в  их  желаниях  и  возможностях  показать  себя.  А  они   тоже  что-то  умеют  и  приходят,  с  надеждой  такого  общения.   Забываем,  что  каждый  второй  из  них,  на  многое  способен  в  быту,  в  своём  окружении.    Рекламы  этому  нет.
Примеры  повсеместны  в  глубинках, в  том  числе  и в посёлках:  Демянск,  Парфино,  Шимск,  Поддорье.   
* Стоит  ли  народным  музыкантам  везде  гнаться  за  микрофонной  сценой?  Кто  нам  нужен:  живые,  подвижные  участники  или  сидячие  безучастные  статисты  на  скамейках  вдали  от  нас?  
К тому  же телевидение  и  радиовещание  практически  перестали  популяризировать  народную  музыку,  инструменты,  музыкантов.  
Нет  устоявшихся  просветительских  программ,  нет  преподавания  в  школах.  Методисты  управляют  народной  культурой – от  фортепиано.  Где  региональный  журнал  «Народная  культура»  домов  творчества?
* Когда-то,  была  надежда  на  возрождение  музыкальной  «старины»,  курсов,  в  открываемых  Домах  народного  творчества.  На  то,  что  эти  учреждения  реально  помогут  местному  населению  восстановиться.     Похоже,  у  нас  этого  не  случилось.
Потеряна  связующая  нить  творчества,  объединяющая  поколения.  Дома  культуры  не  привлекают  молодёжь  к  музыкантам-ветеранам.  Нет  практики  сбора,  пожертвования  музыкальных  инструментов,  восстановления  их.  Нет  практики  передачи  их  в  Дома  творчества,  в  уголки  отдыха  интернатов,  клубам  по  интересам,  базам  отдыха,  профилакториям.   Такие  вопросы  вообще  официально  не  озвучены.
В  праздники  нет  планируемых  стихийно-народных  соревнований  любителей:  баянистов,  гармонистов,  балалаечников,  плясунов.  
* Ставка  на  профессиональные  кадры  баянистов  для  села,  замещающих  гармонистов  оказалась  не  состоятельной  -  провалена.  Ни  тех  и  не  других!  (в  большинстве – повсеместно). 
 
Там,  где  к  организации  праздничных  мероприятий  оказались  ближе мужчины,  имеющие  личные  пристрастия  к  народным  инструментам,  общее  положение  народных  музыкантов  заметно  лучше:  они  многочисленнее  и  наиболее  активны.  (посёлок  Шимск-Подгощи,  город  Сольцы),  Старая  Русса.  
Теперь  уже  городские  подвижные  музыканты  -  «одиночки» Псковской,  Новгородской,  Ленинградской  областей  помогают  обедневшим  районам,  их  руководителям  по  культуре  -  Домам  народного  творчества  -  проводить  соответствующие  праздничные  мероприятия. 
*Личной инициативой, транспортом - доставкой,  средствами,  инструментами  поддерживают  они  эти  праздники.  
Как   только  прекратиться  их  помощь  и  личное  участие,  не  будет  того  размаха.   Они  собирают  музыкантов  в  радиусе  пятьдесят  километров,  привозят,  организуют  и  сами  играют.  
С  наступлением года  Культуры -2014  возможности  ветеранов  приезжать  помогать – участвовать  резко  сузились.  Проезд  вздорожал,  нужные  рейсы  автобусов  или  электричек  перенесены  или  вовсе  отменены – льгота  есть,  а  не  воспользоваться.  Если  приедешь  поздно-поздно,  уехать  из  глубинки  не  получиться.  Приехать  за  сутки  раньше? Где  жить,  питаться?  Двойные  расходы!  Очередное  обнищание  весной  коснётся  многих  новгородских  дачников, и строителей  загородных  домиков.  Для  многих  свой  огурчик  станет  золотым,  разорительным.  Людям  не доехать  до места  работы.
В народной  культуре не станет  активных  подвижных  участников,  придём  к  тому,  к  чему  повсеместно  идём.  Потому  что  нет  планово создаваемых условий,  для  сохранения  и  развития  исполнительства  на  близких  народу  музыкальных   инструментах. 
К этой инициативе народа власть оказалось,  глуха  и  слепа.   Не  будем  мы  без  народной  культуры  хорошими!
* Эти  условия  надо  программно  создавать,  поддерживать  официально,  финансировать  инициаторов,  привлекать молодёжь.  Ничем  этим  официально  никто  не  занимается.  Нет  средств,  нет  специалистов.   Дипломированные  назначенцы  с  этим  не  справились. 
Винить  в  утратах  надо  не  заграницу, а  в  первую  очередь  своих  руководителей-идеологов,  систему  официального  академического  образования,  элиту  прислужников, «инженеров  человеческих  душ»,  выбивших  из  сознания  подготовленных  руководящих  кадров  всё  человечное.  Они  несут  ответственность  за  идеологию  и  последствия.
Чтобы  понять  всю  глубину  организованного  падения  интереса  к  народному  творчеству  надо  посмотреть  в  корень  проблемы,  спросить,  а  делал  ли  сам  народ, что-либо,  для  поддержания  своей  индивидуальности?  Имел  ли  он,  кукую,  собственную  материальную  музыкальную  базу,  как  менялась  её  структура  в  зависимости  от  новых  веяний  или  официальных  предпочтений?
        * В  наличии  у  музыкально–общего,  активного  населения  сегодня:   имеют    инструменты:
*  баян  у -  25 %  опрошенных,  
*  гармонь  -  24 %, 
*  балалайку  имеют -  11 %;  
*  фортепиано  -  23 %;   
*   гитара  у  41 %.
        *  Музыкальными  инструментами  часто  пользуются  -  18 %,
*  иногда, редко  пользуются -  13 %,   
* фактически  не  пользуются – 6 %,
*  не  имеют  музыкальных  инструментов  -  27 %  опрошенных.
У  родителей  больше  было  гармоней - 22 % (наследство от стариков);   гитар  -  20 %;  баянов – 11 %;  балалаек – 11 %;  фортепиано  имели - 8 %.  
У дедушек,  бабушек  у  37 %,  больше  всего было  гармошек – 22 %, и  всего  6 %  баянов.  В  семьях  были  и  другие  общепринятые  и  редкие  музыкальные  инструменты:  балалайки,  аккордеоны,  домры,  скрипки,  гусли,  бубны.   Можно  сказать  следующее:  старшее  поколение  играло  больше  нашего.   У  гармонистов  было  предназначение  создавать,  поддерживать  живое действо.  Теперь  же  им  меняют  «амплуа»  на артистов  сцены.
*  Сельское  население  - 60 – 70 %  пело,  80 -90 % плясало  и  танцевало  польки,  кадрили.  Мужчины  плясали  «Русского».  И  сейчас - 98 %  музыкантов  народников,  играющих  на  общественных  мероприятиях,  всё  ещё  используют  свои  личные  домашние  инструменты - гармони,  баяны. * Но  нынешняя ситуация  иная,  музыкантов  тянут  на  сцену, (практика  профи) - народ  должен  смирно  сидеть, слушать.   Это  последнее,  и  сведёт  народную  традицию  к  нулю.
Что  касается  количества  и  вида  музыкальных  инструментов  в  семьях,   16 %  участников   имеют  по  три  играющих  инструмента.  
Есть  в  таком   сочетании:  гармонь,  кларнет,  саксофон.  
Музыкант  владеет  каждым  из  них -  (новгородец   В. А. Савельченко). 
У  5 %  музыкантов  до  пяти-семи  инструментов,  в  основном  однотипных,  на  которых  играют:  по  нескольку  гармошек,  баянов,  плюс  гитара,  балалайка.  Может  быть  оставленная  на  память  скрипка,  бубен  или  молчаливое  фортепиано  для  внуков.  
У  3 %  действующих  музыкантов  коллекции  разных  баянов,  гармошек - более  десяти.   Что-то  для  интереса,  что-то  для  игры.
На  момент  подсчёта  у  автора  в  доме  45  музыкальных  инструментов.  Из  них  семь  разных  баянов,  гармошек  подготовлены  в  «музеи»  как  наглядные  образцы,  и  в  подарок  играющим  или  начинающим учиться  играть. Невольно,  встаёт  вопрос,  а  куда  девать  остальные?  И радоваться здесь собственно, нечему!  Это инструменты  выбывших  музыкантов.  Их  место никто  не  занял,  молодёжного  пополнения  не  произошло.  Дома культуры этой  музейной  проблемой  не  занимаются,   негде  поставить  их  на  всеобщее,  доступное  обозрение,  хранение.   Что  их  ждёт  в  будущем? – Утрата!  Ситуация,  в  плане  практической  игры  так же критична,  изменчива.  Не  видим  в  народе  музыкантов  с  домброй.  Довоенные, известные трио:  мандолина,  гитара  и  бас  когда-то  были,  исчезли,  нам  не ведомы. Спонсорских  или официальных  дарений  музыкальных  инструментов  ветеранам  народного  творчества  не  отмечено.  
Наиболее  полное  собрание  материалов  о  любительском  народном  творчестве  населения  Северо-Запада  европейской  части  России  и  музыкальных  инструментов  находится  в  экспозиции  в  городе  Холме,  в  Доме  народного  творчества.  
Сейчас  собираем  коллекцию  в  Старой  Руссе  в  Доме  молодёжного  творчества  и  ремёсел.  Архивы  новгородских  гармонистов  в  Холме,  Новгороде,  Старой  Руссе,  Новосибирске,  Орехово-Зуево.   Диски  с  этими  записями  в  музее  Альфреда  Мирека  в  Москве,  (по  инициативе  самих  новгородских  гармонистов - любителей)   - в  десятках  городов  и  посёлков.  
Из  недавнего  прошлого  назовём  известными  деятелями:  И.И. Маланина,  Г.Д. Заволокина,  А. В. Беляева,  Е.П. Дербенко,  В.Ф. Гридина,  Фр. Липса,  А.А. Шалаева,  Н.А. Крылова,  И.Я. Паницкого,  А.П. Басурманова - составившего  самоучитель  и  справочник  баяниста; гармонистов - С. Привалова,  С. Сметанина, П.В. Черемисова – Шимский  район,  А.А. Иванюка,  готовившего  в  своё  время  гармонистов  в  Поддорье – Новгородская  область.  
Из  современников  назвали:  семью  Заволокиных,  семью  Борискиных  из  Орехово-Зуево.  Названы так  же:  Союз  гармонистов  России  в  Европейской  части  России – «Святой  Исток»,  и  местные  деятели - просветители  в  Великом  Новгороде - В.И. Поветкин,  М.К. Бурьяк,  И.Н. Коржуев,  Н.Б. Боброва  в  пос. Хвойное,  Н.Н.  Матвеев – Шимский  район  Новгородской  области. Местные  клубы  и  коллективы,  местные  музыканты  Новгородской  области:  Е.А. Гаврилов,  Е. Иванов,  Н. Лунёв, В. Ю. Прокофьев,  П.К. Носов, С. Ёлкин,   А.В. Ковалкин,  В. Галактионов,  В.П. Дмитриев,  И. Шипков.  (двое  последних – родственны  новгородцам,  приезжают  с  концертами).
В  Новгородской  области  активными  участниками  фольклорных  праздников  в  восьмидесятых  годах  были:  музыкант  П.В. Черемисов,  его  жена,  частушечница, гармонист  Окуловского  района  Е.А. Гаврилов – и  Варгусовский  коллектив.
Следовало  бы  сказать  несколько  слов  о  забытых  авторах  известных  учебников  и  самоучителей  для  баянистов,  гармонистов. 
По  праву  собирателя  напоминаю:  для  гармонистов  это  авторы  самоучителей  Л. Лондонов,  Г. Тышкевич.   Региональные  современные  наши  музыканты  и  самоиздатовцы  новых  методических  пособий  Б. Стаханов,  И.  Коржуев,  официально никак  не  проявлены  средствами  массовой  информации.  
Из  выявившихся,  пишущих  для  народных  музыкантов называют:  аналитиков,  просветителей - Н.А. Примерова  в  Новосибирске,  Н.И. Лемехова  в  городе  Иваново,  И. Н. Коржуева  в  Великом  Новгороде,  просветителя-певца, музыканта  С. В.  Борискина  в  Орехово-Зуево,  Сергей  Ижукин  -  Подмосковье.
Подключились  к  исследованиям  проблем  в  народном  творчестве  учёные  Сибири,  Москвы: С.И. Григорьев,  Ю.Г.  Марченко;  Союз  социологов  России,  академии  образования,  исследовательский  комитет  по  социологии  социального  здоровья.  По  их  анкетам  и  инициативе  начат  этот  опрос  населения  России. 
В  народе  интерес  к  музыкантам  исполнителям  сохраняется.  Об  этом  говорят  дополнительно,  следующие  данные.
Большинство опрошенных считает главным, основным в  характеристике  духовности,  культуры  современного  русского  человека: 
* служение  обществу, традициям,  духу  русской  социокультурной  жизни;  понимание  характера  её  роли,  взаимодействия  с  культурой  других  народов  мира,  на  это  отозвались  -  28 %;   
* самостоятельность  и  толерантность  формирования  культурного  облика  поддержали -  9 %;   (Респонденты  осторожничали.   Не  всем  понятен  смысл  слова  -  толерантность);
* полноправное  участие  каждого  человека  в  развитии  различных  направлений  массовой  и профессиональной культуры одобрили – 23 %;  
*  приверженность  православию  -  7 %;
*  затруднились  с  определением  -  15 %.

Влияние  развития  предпринимательства  и  шоу-бизнеса  на  народное  музыкальное  творчество,  ответившие  оценили  следующим  образом:
*   вполне  позитивно,  очень  высоко – 11 %;  
в  основном  позитивно,  в  главном  положительно – 17 %.  
(Эти  оценки  в  основном  в  молодёжной  среде  зрителей,  поскольку  в  шоу-праздники  они  не  участники,  а  свободно  гуляющие  люди,  и  им  представляется  возможность  на  своё  усмотрение  расслабиться  у  эстрады  с  пивком  по  полной  программе. 
Это  теперь  их  родная  стихия.)  
* противоречивое,  в  чём-то  положительно,  в  чем-то  отрицательное  влияние  шоу – бизнеса  отметили  по  анкетам  -  27 %; 
*  в  основном  негативно,  отрицательно  - 16 %;  
*  однозначно  отрицательно,  негативно  - 5 %  
* Опрашиваемые  призывают  сохранять  национальные  особенности  в  музыкальном  творчестве  - 15 %;  - (это  в  местах  многолюдности  больших  городских  праздников).
* Поддержать бытовую  музыку,  народные  песни,  танцы  -  15 %;
*  классику  русскую,  Российскую  -  8 %;   
*  зарубежную  -  4 %. 

Такие  цифры  получаются,  если  рассматривать  многообразие  интересов  в  совокупности  всех  присутствующих.  Потому  что,  есть  всегда  желающие  в  местах  большого  скопления  народа  послушать  духовой  оркестр,  концерт  или  ещё  что-то.  
Отмечая  баян  как  академический,  эстрадный  инструмент,  население  предполагает  видеть  его  в  большей  степени  народным.  Эти  цифры - минимальные – пороговые  пожелания  в  общей  массе  всех  присутствующих  высказываемые  вслух.  Мы  рассматриваем  в  основном  интересы  активной  действующей  среды  любителей,  полупрофессионалов  и  пассивно  присутствующей,  увлекающейся  массы  присутствующих  участников. 
В  зависимости  от  среды  исследований  (город,  посёлок  у  большой  дороги,  или  далёкая  глубинка),  полученные  данные  несколько  разнятся.  Но  в  них  прослеживается  общая  закономерность,  отражающая  интересы  и  потребности  конкретных  групп  населения.  
Есть  объяснение  как  бы,  не  высоким  процентам  национальной  и  бытовой  музыки  в  общем  городском  музыкальном  фоне.  В  наших  условиях,  в  первом  приближении,  он  достаточно  -  высок.  Такую  музыку  в  основном  играют  гармонисты.  Их  осталось  мало.  Ещё  меньше  бытовую  музыку  играют  молодые  гармонисты  (на  общественных  началах).  Официально  она  не  популяризируется,  в  плеерах  не  звучит  -  молодёжь  её  не  знает,  не  отмечает.  Элита  от  культуры  её  игнорирует,  не  признаёт.  Да  и  к  западному  влиянию  мы  ближе  всех  -  своё  подрастеряли.   Баянисты  больше  играют на  сцене, в  концертах  в  качестве  аккомпаниаторов.  
Так  что,  эти  начальные  цифры,  как  раз  и  характеризуют  современное  состояние  и  тревожные  симптомы  нестабильности  общества,  теряющего  свои  устои  и  свою  народную  музыкальную  традицию.
Официально  показательные  концерты  простых  музыкантов  сейчас  не  практикуются.  Но  это  никак  не  умаляет  любви  населения  к  своему  прошлому  и  настоящему  наследию,  к  музыкантам  исполнителям,  их  репертуару,  желанию  общаться:  петь,  танцевать.  Или  хотя  бы  присутствовать  при  этом.  Об  этом  интересе  свидетельствуют  многолюдные  посещения  фольклорных  праздников  новгородцами  и  гостями  в  Витославлицах  и  в  районах.  Об  этом  говорят  оценки  экспертов  по  заполненным  картам.   Реально  этот  интерес  посетителей   можно  оценить  в  60 – 70  %.    Мало  найдётся  тех,  кто  сказал  бы,  что  это  не  интересно.  (Кто  не  любит - не  приходит). Беда  в  том,  что  потеряны  понятия,  критерии  оценок  духовности  того  или  иного  явления.  В  наших  головах  нет  осознанного  понимания  происходящих  трансформаций  и  предвидения  своего  будущего.  Нет  чёткой  позиции.  Изменённое  общественное  сознание  дезориентировано.  Личное  практическое  участие  каждого  ослаблено.   Передоверено  другим.   С  этих других, скорее, требуют отчёт о мероприятии,  а  не  заботу о  последствиях.  За  «народное»  творчество  часто  принимают  то,  что  рекламирует  телевизоры  круглые  сутки  на  десятках  каналов.  

 

   Рассмотрим  итоговые  данные  экспертных  карт

   Составлены  в  приближенных  к  местным  реалиям  
и  действующим  лицам,  полученным  в  последнее  время. 
 
По существу сделана  перепроверка  ранее заявленных  выводов.    
В  основном  это от заинтересованных  людей  по  долгу  своей  службы  или  по  роду  занятий,  увлечений.  Они  говорят  документально,  следующее:  
* Народным  музыкальным  творчеством  регулярно  интересуются  с  большим  вниманием  - 34 % участников;  достаточно  часто – 22 %;  от  случая  к  случаю – 11 %;  редко – 14 %;  очень  редко  - 6 %;  
не  интересуются  - 11 %.  
*  Используют  собственные  гармони – 72 %;  (в  основной  гуще  выступающих  участников  районных  праздников).  
*  28 % - инструменты  домов  культуры.  (Баяны).
*  32 % -  респондентов  постоянно  присутствуют  (не  играют). 
 
1.    Развитие  интереса  населения  современной  России  к  творчеству  баянистов  и  гармонистов  в  Новгородской  области  определилось  следующим  образом:  
*  Интерес  масштабно  возрастает  предполагают – 8 %;  
*  растёт  незначительно  отмечают  - 8 %;  
*  остаётся  неизменным  предполагают  - 20 %;    
*  имеет  тенденцию  снижения  считают - 32 %;  
*  о масштабном  падении  заявляют – 24 %;
*  затруднились  с  ответом – 8 %.
* Дополнительно,  высказали  в  комментариях  сочувствия  состоянию  нынешних  дел,  сомнение  тому,  что  положение  в  районах  измениться  к  лучшему – 12 %. 

2.    Рост  интереса  населения  к  современному  творчеству  баянистов  и  гармонистов  объясняется:  
* возрождением  русского  национального  самосознания,  традицией  духовной  жизни,  русского  народного  художественного  творчества,  предполагают  – 20%,
*   реакцией  русского  народного  художественно – эстетического  и  духовного  творческого  пространства, творческих  сил  народа  на  экспансию  западной  массовой  культуры – 20 %,
* результативной  деятельностью  творческих  коллективов,  отдельных  авторов,  развивающихся  традиций  русской  музыкальной  культуры,  народного  творчества  – 52 %,
* активной деятельностью музыкальных образовательных учреждений,   практикующих  подготовку  баянистов  и  гармонистов – 4 %;  
(и  далее,  с  некоторой   долей  неуверенности  в  глубинках):
* деятельностью  региональных?,  местных  центров?  «Играй,  гармонь» - баянистов  - 14 %;  поясним  проблему  чуть  ниже,  в  п. 3.
* деятельностью  Всероссийского  центра  «Играй,  гармонь»  се-мьи  Заволокиных  в  совокупности   вариантов  ответов – 16 %;    
* другое – 12 %.  Затруднились  с  ответом – 12 %.   

3.    Констатируют  падение  интереса:
*  из-за  экспансии  современных  форм  музыкального  творчества - 20 % экспертов;   (повсеместно  массовые  мероприятия  с  эстрады)
* отмечают, давление  западных  музыкальных  традиций  в  современной  России  - 12 %;  
* информационно-психологической  войной  объясняют– 8 %; 
* разрушением  национально- культурных  основ  русской  жизни  в  современной  России – 68 %;  
* развитием  современных  форм  массовой  культуры,  где  нет  места  народным  традициям,  гармони  и  баяну – 36 %;  где  поменяли  роли  музыкантов – массовиков   на  «артистов»  сцены;
* ослаблением  в  обществе  роли  общего  музыкального  образования – 20 %;  сокращением  расходов  на  содержание  баянистов.
* разрушением  в  России  системы  домов  культуры,  организации  массового  художественного  творчества – 40 %;  
* затруднились  с  ответом  - 8 %.  

В  последние  кризисные  годы,  падает  рейтинг  интереса  населения  к  творчеству  баянистов,  гармонистов  в  наших  отдалённых  сёлах,  из-за  их  отсутствия.  
Торговли  этими  инструментами   в  области  нет!
Юридически оформленных действующих центров «Играй, гармонь!»  в  области  не существует. Только активные музыканты  и  руководители коллективов, клубов пытаются  поддерживать контакты,  связи  и  встречи  на  далёких  расстояниях,  на  личном  уровне,  за  свой  счёт.  Деятельность оставшихся немногочисленных региональных, местных музыкантов - это  попытка  самостоятельно объединиться  в  группы  участников «Играй, гармонь», с  целью  практического  взаимодействия.  Растеряно  чувствует  себя  убывающее население  на  пороге  исчезновения  своих  бывших  традиций  общаться.    Повторимся:
Вспоминают «Играй, гармонь»  Заволокина больше в прошлом.   Нынешний  вариант  замечают  – 16 %;   хотели  бы  и другое – 12 %,  (желаемое  другое  заявлено  в  народном  варианте  - см.  далее  пункты  8 – 9 - 10).  Затруднились  с  ответом – 12 %.  
В  конкретном  данном  случае, люди  не  могли  сказать  что-то  определённое  о  том,  чего у  них  нет.  Ситуация  оказывалась  самой  сложной  для экспертов.  Это  не  характерно  для  общей  картины  разносторонних  интересов,  но  так  складывается  действительность  исчезающих  поселений.  
Исследованием замечены эти необычные совпадения  и  не  совпадения  в  нескольких  обедневших  районах. 
Можно объяснить  такую  ситуацию  только тем, что, потеряна народная ориентация. Это творчество ушло от населения  вместе с бывшими  гармонистами  десятилетия  тому  назад.  
Население стареет,  испытывает  трудности.  В селах безработица, давно забыты  подобные  мероприятия.  И  всеобщая  беда  алкоголизации.  
В некоторых районных центрах на все мероприятия, всего один  баянист  пенсионного  возраста.  А  может  и  не  быть!  (Поддорье – Белебелка – Святогорша).   И  ценителей  становится  меньше.  
* За эти  годы (с 1986 г.)  Великий Новгород, (районы) потеряли 82%  своего, активного состава  гармонистов.  «Кадровые» потери города не восполнились  уличными  музыкантами,  играющими  прохожим.   

* В  следующие  два  раздела – 5  и  6,  большие  люди  от  культуры  могут  посмотреть  как  в  зеркало,  отражающее  их  «успехи»  на  поприще  «сохранения»  народных  исполнительских  традиций  баянистов.  
* На  пятый  вопрос,  «кого  из  российских  баянистов  и  гармонистов  прошлого  и  настоящего,  оставивших  наиболее  яркий  след  в  исполнительстве,  они  знают, ответили - 36 %;  на  шестой  всего -  28 %.    
      * Названные далее фамилии баянистов по количеству упоминаний  экспертами  расположились  в  пятом  исследовании  в  следующем  порядке:  Беляев – 16 %;  Дербенко  -12 %;  Г. Заволокин - 12 %;  И. Маланин  - 8 %.  (по  анкетам,  без  инициалов), Дранга,  Речменский,  В. Смирнов - местный,  И. Шипков – «местный ?»,  Кузнецов,  Паницкий,  С. Привалов,  Тихонов,  Ф. Липс,  и «два  баяниста  из  телевизора»  -обозначены  все  по  4 %.  И  это  всё,  что  могли  вспомнить  респонденты.  
* 64 %  экспертов  не  могли  сказать  по  данному  моменту  ничего  существенного. 
* Ещё  меньше  фамилий  назвали  по  шестому  вопросу:  
«Кто  из  российских  баянистов  и  гармонистов  начала  21 века  наиболее  популярен,  пользуется  высоким  профессиональным  авторитетом  среди  музыкантов  и  музыкальных  критиков?»
Назвали  опять  же,  не  задумываясь,  что  «подвернулось»  с экрана: Г. Заволокин  - 16 %;   И. Коржуев  -12 %;  ансамбль  «Частушка»  -4 %;  Без инициалов - Самойлов,  Никитин - (местные) по - 4 %;  вспомнили  двух  «аккордеонистов»  по  TВ  - 4 %;  
Е. Иванов – местный  - 4 %.   И  всё – можете  смеяться.  
*  72 %  не  смогли  сориентироваться,  и  кого-то  вспомнить.  
Таковы  итоги  массового  «просветительства»  от  TВ  культуры!  Скоро  самих  себя  потеряем,  ближних  забудем.  
В  составе  экспертной  группы  входили  представители  всех  возрастов  от  шестнадцати  до  семидесяти  пяти  лет.  Русские -92 %;  по  анкетам:  украинцы - 4 %;  белорусы - 4 %.  
Откровенно  говоря,  число  девяносто  два  процента  русских (в  больших  городах),  не  вызывает  полного  доверия.   Всегда  видим  и  других.  
* Местных-русских становится меньше. Повсеместно ощущаются  большие  потери  от  неустроенности,  безработицы,  алкоголизма,  аварий,   наркотиков.  По многим обстоятельствам  нынешнего времени, семьи в  городах  в   порядке  обыденности   становятся  интернациональными.   
*  В  данной  ситуации  «большая»  цифра  русских  может  говорить  о  большой  обеспокоенности  местного  населения  за  свою  судьбу  и  будущее  своих  детей.

8.    Желаемый  репертуар  для  гармони  и  баяна  эксперты  обозначили  следующим:  
*  бытовая  музыка,  народные  танцы  и  песни – 96 %;  
*  классика  русская  и  российская  - 28 %;  
*  зарубежная  классика,  включая  полифонические  произведения  и    крупную  форму – 8 %;  
*  эстрадную  музыку  хорошо  принимают – 28 %;   
* авангардную  музыку и  переложения  фортепьянной,  скрипичной    и  духовой  музыки  желают  слышать  - 4 %.  
В  своей  нише  любителей  это вполне  реальные  желания.  Примите  к  сведению:  в  Великом  Новгороде  население  любит  и  хорошо  принимает:  духовную,  эстрадную,  классическую  и  духовую  музыку.  
9.    Эксперты  обозначили  баян:  
 *  русским  народным  инструментом  - 80 %;  
 * академическим  считают - 44 %;  
*   лишенным  национальной  принадлежности  и  определённости  - 8 %.  
* эстрадным  - 4 %.  
10.    Желают  развиваться  баяну в  массовом  народном  варианте -96 %;    как  элитарно-профессиональному  - 4 %.  
11.    В  развитии  исполнительства  на  баяне  и  гармони  ближе  к  городам  население - отметили  высокую  роль:  
*  Всероссийского  центра  «Играй,  гармонь»  -44 %;  
 * местных  центров  и  клубов  - 60 %; - потому  что  они  там,  с  помощью  энтузиастов  эти  годы  действовали.
 * энтузиастов  и  коллективы  - обозначили  персонально -16 %.  
Заметили:  Н. Боброву,  В. Галактионова,  Н. Матвеева,  И. Коржуева,  Е. Иванова,  Н. Лунева,  В. Дмитриева.
Эти  данные  в  приближении  к  народным  музыкантам  говорят  о  многом.  О  том,  что  это  определённая  местная  сила  способная  выражать  народные  интересы,  что  они  владеют  значительной  материальной  частью предметов  культурного  наследия, в объёме 70 %,  обладают  здоровым  коллективным  интеллектом  и  устремлениями.  Помогают  выживать,  (или  доживать)  местному  социуму.  
Реально,  сегодня  эти – активные музыканты-любители,  помогают  решать  некоторые  социальные  проблемы,  в  том  числе  помогают  работникам  местной  сферы  культуры  выходить  из  трудных  положений.   
Ввиду  скудности  финансирования,  кладовки  очагов  культуры  пусты. С транспортом  проблемы,  мебели  не  хватает - поизносилась… а  инструменты,  без  ремонтов,  пришли  в  негодность.  
Можно  понять,  как затруднительно стало  принимать гостей  и  осуществлять мероприятия. 
Депутаты Думы обсуждают возможные финансовые сокращения  бюджетных  средств  расходов  на  культуру  в  2011 г.  на  - 25%;

Воздействие  реформ  сегодня  в  России  на  развитие  народного  музыкального  творчества, и реформы  системы  отечественного  образования  последних  лет  оценены  следующим  образом: 
*  в  основном  позитивно  -  7 %;  
противоречиво,  в чем-то  положительно,  в  чем-то  отрицательно -33 %;   Отмечают: нет специалистов, разбирающихся в народном  творчестве в системе  местного  образования. 
*  в  основном  негативно отозвались о реформе -  23 %;  
*  однозначно  и  масштабно  отрицательно  -  4 %;  
*  затруднились  с  ответом  -  7 %.

В  примечаниях  высказаны  следующие  реплики:  «реформы  никак  не  воздействуют»,  «в  музыкальных   школах  нет  класса   -  Гармонь».  «От  правительства  нет  никакой  поддержки»,  «бедственное  положение  во  многих  музыкальных  школах:  нехватает  преподавателей,  нет  инструментов»,  «Государству  это  безразлично»,  средств  не  отпускается,  «музыкальные  училища  консервативны».  «Школы  народными  проблемами  не  занимаются!»  Дома  народного  творчества  мастеров  музыкальных  инструментов  не  поощряют  и  не  имеют.  
Мастеров,  создающих  что-то, практически  нет!  Им  за  75,  и  создавать  вновь,  нет  возможности.  Что-то  музыкальное  собирают,  хранят  или  восстанавливают в  основном – любители,  частным  образом.  (Подробнее  о   мастерах  и  любителях  разговор  в  текстах  на  дисках).  
* Позитивное  влияние  на  популяризацию  гармони  и  баяна  оказывают,  проходящие  в  Великом  Новгороде:  Международные  фестивали  народной  музыки  «Садко»,   фольклорно-музыкальные  «Традиции».  Праздники  фольклора  в  Витославлицах,  «Масленица»,  музыкально-фольклорные  детские  Ассамблеи  -  отметили - 42%.  
И  главное, это  усилия  всех  местных,  районных  коллективов  и  непосредственных  постоянных  участников-энтузиастов,  ветеранов,  народных  музыкантов.
С  девятого  сентября  ежемесячно  объявлялся  мастер-класс  «Учитесь  играть  на  гармони!»  при  ветеранской  организации  Людмилы  Васильевны  Колбая,  или  «вспомним  Посиделки».  По  субботам  с  18  часов  в  Доме  культуры  им.  Васильева,  вечера  отдыха  «Играй,  гармонь!».  По  инициативе  администрации  и  гармонистов.  
Планировали  поездку  гармонистов  по  Пушкинским  местам  Ленинградской  области.  Приглашение  получено,  уже  осуществляется.  А  так  же  постоянные вечера  ветеранов  в  посёлке  Савино  с  участием  музыкантов  Новгорода,  Старой  Руссы,  Ленинградской  области – Дмитриевых,  Марии  Ивановны  и  Виктора  Петровича.   (2009 –2012 гг.)
Российский  центр  гармонистов  (Орехово-Зуево),  совместно  с  местными  нашими  музыкантами,  при  содействии  общественности,  предполагали  проехать  по  Тверской,  Новгородской,  Ленинградской  областям  с  целью  дать  65  благотворительных  концертов  в  честь  65-летия  Победы  в  Великой  Отечественной  войне.  Эта  программа  уже осуществляется  в  Ленинградской  области  с  участием  новгородцев.
* Мы  много  говорим  о  гармонистах  и  часто  ранее,  чем  о  баянистах  потому,  что  народники  как-то  раньше,  и  решительнее  всех  возмутились,  воспротивились  упадку,  почувствовали  угрозу  окончательного  исчезновения  нравов  хорошего  человеческого  общения.
Хотели  бы  помочь  организовать  представительский  музыкальный  уголок  в  клубе  юных  моряков  Великого  Новгорода.  Там  активные  ребята,  играющий  капитан-директор.  У  них  достаточно  широкие  возможности  встреч  с  гостями.  Что  подчеркнуло  бы  широту  интересов  известного  Новгородского  клуба  юных  моряков  и  за  пределами  России.
Вот  такой  наш  вклад,  безымянных  музыкантов-гармонистов,  в  том  числе  этот  труд,  диски,  книги,  концерты,  восстановленные  музыкальные  инструменты -  более  двадцати  за  год,  открытый  музей  гармонистов  в  г.  Холме,  подготовляемая  экспозиция  в  Старой  Руссе - всё  в  поддержку  слабеющему  народному  творчеству!  

Только  что  новгородские  гармонисты  приняли  участие  в  первом  Северо-Западном  фестивале  народных  музыкантов  в  Ленинградской  области  25–27  июня  2010 года.  Это  инициативы  всё  тех  же  активных  гармонистов  организаторов  девяностых  годов:  Охапкина  Валерия,  Глазунова  Владимира  при  поддержке  местных  Ленинградских  властей.
Полагаю,  если  будет  взаимопонимание  и  встречная  поддержка  народным  инициативам - многое  можно  поправить  и  сохранить.  А  пока  вернёмся  к  народному  мнению.  
Телевизионную  передачу  «Играй,  гармонь!»  смотрят:
*  каждую  субботу - 6 %;  (достаточно  много  к  количеству  ТВ)
*  один - два  раза  в  месяц  -  27 %;  
* один – два  раза  в  квартал  -  21 %,  
считают  что:  при  Заволокине  она  была  лучше  - 15 %.    
Сыграла  значительную активную  роль, она  нужна,  потому что,  другого  ничего  нет.
* смотрят  один-два  раза  в  году - 10 %;  
* очень  редко  смотрят - 7 %; 
* считают,  она  сменила  свою  роль - 13 %,
* никогда  не  смотрят  - 15 %, 
считают, она  потеряла  свою  первоначальную  суть - много  шума,  криков,  грубовата  однообразна  манера  ведущих. 
* 51 % - отмечают,  её  показ  идёт  в  неудобное  просмотровое  время.    * 23 %  думают,  что  это  делается  специально,  пока  отсыпается  молодёжь,  чтобы  не  видела.   В это  же  время,  в эти  минуты,  по  радио России  может зазвучать короткая  передача  о  народном  творчестве.  Почувствуйте, какое неудобство  испытывают  от  этого  совпадения  любители.  
В  утешение,  утром  и  вечером  подробнейшим  образом,  сорок  минут  всё;  об  американских,  европейских  кинозвёздах.  
Своё народное,  от  завалинок,  вечеринок  по  нашей  бедности, возникшей разобщённости  вынуждено  передвинулось  в  лесочки,  в  поля  за  кусточки.    

*  О  справедливости,  как о  социальном  равенстве  положения  всех  жителей  нашей  страны  мечтают  - 22 %;   
*   имущественное  различие  признают  - 5 %  опрошенных;   
* как  социально оправданное  равенство  и  не  равенство  социального  положения,  благополучия  людей  допускают – 5 %;   
* справедливость  как  законность,  соблюдение  законов,  равноправие  поддерживают - 18 %;  
* справедливость  как  служение  подлинным  целям  духовно-культурного,  художественно-эстетического  развития  народа,  его  национальным  ценностям  пожелали – 16 %;   
* затруднились с  ответом  или   имеют  другое  мнение  - 20 %. 

Достаточно  большой  процент  неуверенных,  сомневающихся,  не  верящих  в  то,  что,  что-то  измениться.  Эти  данные  красноречиво  говорят  о  многом,  в  том  числе,  о  несогласии  населения  с  итогами  присвоения  общенародной  собственности.  
Потерявшие  веру  в  справедливость,  разочарованные,  вряд  ли,  без  ущерба  построят  своё,  высоко нравственное  будущее.  Потому  что,  в  основу построения  государственности  Россия  вновь  избрала проблемный   путь  неравных,  противоречивых  возможностей - антагонистов.  Для  народа  это  путь  в  никуда:  отчаяния  и  безнадежности.
Легко  ли  будет  ответственным  руководителям  страны  изменить  ситуацию  в  лучшую  сторону  при  таком  массовом  скептицизме,  если  не  помочь  народу  удержать  свои  духовные,  нравственные  позиции?  
Ну  и  что  делать?  Повторяться  вряд  ли  имеет  смысл.  Мы  обо  всём  так  много  сказали,  если  Вы  внимательно  читали  «нашу  историю», в  каждом  абзаце  был  совет  исследований,  подумать,  а  главное,  успеть  посодействовать  своему  Народу,  сохранить  себя,  Отечеству  - (малой  Родине)   не  пропасть.  
Следует  сказать  и  о  том,  что  малыми  долями  кое-что  в  общей  ситуации  меняется.  Иногда,  слышны  знакомые  мелодии,  в  парке  по  субботам  заиграл  духовой  оркестр  ветеранов.  (2010 г.) 
Убрали  массовые  ларьки.   Озаботились  о  чистоте  и  порядке.  
В  больших  городах  объявляются  наборы  учеников  в  детские  школы  творчества.  Районы  приглашают  творческие  коллективы.  Встречают  туристов.  Готовятся  новые  ганзейские  дни  Российских  городов.  

Доминирующим  смыслом  жизни  наш  взрослый  человек  выбирает  ценности  семьи,  семейно-бытовое  благополучие,  служение  родным  и  близким - 38 %.  Это  фундамент,  основа  всего,  на  чём  держится  государственность.    «Процент»  относительно  не  велик,  но  он  в  точности  соотносится  с  количеством  мужчин  и  женщин - с  возможностью  создания  семейных  пар.  То  есть,  подтверждается  негативный  демографический  процесс.  По  многим  причинам  гибнет  много  мужчин.   Формула  выживания,  сохранения  основ  народных  традиций  в  сущности,  проста  и  понятна:  прежде  всего,  в  улучшении  материальных,  бытовых  социальных  положений  обедневших  масс  народа.  Эта  народная  «масса»  практически  ничем  не  владеет,  кроме  б/у  старья.  В  рыночных  отношениях  жуликов  всех  мастей  им  отведена  роль  бесправных плательщиков,  потребителей  сомнительных виртуальных   услуг  и  товаров.  Поскольку  в  этих  отношениях  честностью  доверчивого  народа  отменно  манипулируют,  ждать  хорошего,  не  приходиться.
Таково  мнение  этого  народа,  совмещающее  надежду  и  неверие.  По  существу,  такова  оценка  итогов  осуществлённых  реформ. 
 
По  определению  базового  образования  респондентов  есть  сложности.  В  самой  анкете  нет  расшифровки,  по  профессиональным  признакам,  даны  только  общие  обозначения  (гуманитарное,  социальное,  многопрофильное)  и  конкретно  представить  специализацию  в  подсчёте  голосов,  было  затруднительно.   Потому  допускаем,  что  могут  быть  расхождение  с  фактом  в  пределах  двух  процентов.  Скажем,  вариантов  музыкальной  подготовки  достаточно  много,  к  совмещению  профессий  приходят  разными  путями.  
Многие  на  жизнь  и  пенсию  зарабатывают  не  музыкой,  хотя  в  душе  считают  себя  музыкантами.
По  данным  анкет:  
* гуманитарное  образование  имеют  39-40 %  участников,
* социальное  7 – 9 %;   (не  расшифровано,  какое?)
* среднее  -  15 %; 
* математическое   - 3 %;
* естественно  научное  -1 %;  
* техническое  -  6 %;  
* многопрофильное  -  9 %;  
* семиклассное  и  курсы  - 4 %.
* высшее  инженерное  -  7,5 %;      
*музыкальное  образование  в среде  опрошенных,  имеют  -  15 %.   
По  национальности  в  этой  околофольклорной  устоявшейся  среде  постоянных  участников - 92 %  отнесли  себя  к  русским.  
Учитывая  военное  сиротство,  послевоенные  стройки,  переезды,  замужества  процент  в  пределах  скорее,  вероятного.  
То есть,  это  среда  высокообразованных  людей,  разных  национальностей,  увлечённых  творчеством.  С  большим  потенциалом  возможностей.  Пренебрежительное  отношение  к  их   занятиям  не  допустимо!  
Каждый  второй  активный (их  51 %  в  нынешней  городской  среде  участников)  в  недалёком  прошлом  были  профессионально  подготовленными  баянистами, балалаечниками  или  любителями.  Всенародная  любовь  перетянула  их  к  гармошке,  компактному,  очень  удобному,  певучему  инструменту.   Хотя  бы  так – это  люди  творчества!
Практикующие  музыканты  хотели  бы  иметь  оригинальные  по  тембру  и  тональности  небольшие,  отечественные,  новые  доступные  инструменты,  взамен  нынешних,  изношенных - б/у.   
Эта  потребность  обусловлена  необходимостью  усилить  звучание,  в  коллективной  концертной  игре  дуэтами,  трио  и  подбором  желаемых  тональностей.  Ситуация  требует.   
Гармонистам  самим  приходиться  играть,  петь,  декламировать.  
Со  старыми,  изношенными,  слабенькими  гармошками  или  громоздкими  пыхтящими  баянами  обновления  не  получится. В  современных  условиях,  без  спонсорской  или  официальной  финансовой  помощи  активным  любителям  это  осуществить  невозможно.  У  нас  её  практически  нет.  Ссылаются  на  трудности.

Процент  мужчин,  принявших  участие  в  анкетировании  в этой  среде менее - 30 %;  женщин - 70 %. (80).  Это  уже  многое  говорит  о  демографии  вырождения,  потому  что,  мужчин  приходилось  особенно  старательно  выискивать.  В  мероприятиях  проведения  общественного  досуга,  один  мужчина,  стоящий  в  сторонке,  едва  приходится  на  семь  женщин,  «теребящих  платочки».  При  благоприятном  стечении  обстоятельств,  один  к  четырём - пяти.   
 По  активности  встреч  с  молодёжью  (по  инициативе  «корреспондента»)  возрастной состав  опрошенных  в бытовой  «околофольклорной»    среде  сложился  следующим  образом: 
*  16-20 –летних - 26 %;    *  21-25 –лет - 16 %;    
*  26-30 –летних  и  31-35  лет,   по  -  4 %;  
то  есть  наблюдается  явный  резкий  спад.   
Это  говорит  том,  что  молодёжь  занята - учится,  работает  в  бизнесе,  торговле,  в  производстве.  Но  такое  утверждение  причин  падения  интереса  к  народному  творчеству,  не  является  полным  и  единственным.  Согласитесь,  30-35  летние  -  давно  уже  не  студенты.  Тогда  что  же  отвернуло  их  от  участия  и  интереса  к  народному  творчеству?  
Во  всех  коллективах  двадцати - тридцатилетних  участников  большой  дефицит.  Причину  отсутствия  их  интереса  надо  искать  в  переходном  возрасте.  
Этот период  взросления  пришелся  на  годы  перестроечной  разрухи.  Семьям,  детям,  родителям  было  не  до  спорта,  не  до  занятий  чем–то.  Не  до  фольклора  и  пения.  Стоял  вопрос  выживания – зарплату  не  платили.  Спортинвентарь  в  комиссионки  несли,  музыканты  с  шапкой  за  милостину  играли.  Дома  культуры  коллективы,  музыкантов  сокращали.  И  поныне  у  них  нет  необходимого  набора  музыкальных  инструментов,  (материальная  база  не  обновляется).  Кстати,  мои  два  собственных  сына  и  внуки  через  всё  это  прошли,  на  моих  и  своих трудностях  прочувствовали  и,  повзрослев,  наотрез  отказались  во  всём  этом  принимать  участие.  
Это  дорогое  «удовольствие»  без  материальной,  финансовой  поддержки  на  голом  энтузиазме  долго  существовать  не  может.  Позволить  себе  его  могут  те,  кто  имеет,  какой-то доход  и  обеспечение.
* В  возрасте  36 - 40;  и  41 - 45  лет  по  10 %  участников.  У 46 -50  летних  не  велика  общественная  активность  -  5 %;  на  семь–восемь женщин - один  мужчина. (Среди  мужчин  большие потери;  кроме  того,  они  заняты  в  рейсах  или  работают  по  совместительству).
Далее  наблюдается  возрастание  активности  трудовой  деятельности  женщин  профессионального  уровня  и  участия  ветеранов  в  кружках  разного  вида  народного  творчества.   
* Самый  активный  профессионально  подготовленный  уровень  51 - 55  лет  -  15 %;   56 – 60  летних - 7,5 %,  60  - 70 - летних – 7 %;  старше  70  лет -  5 %.
На  народных инструментах  у  нас  в  бытовом  плане  играют  в  большинстве  мужчины.  Учителя  музыки,  и  в  рукоделии  больше - женщины.  
Это  говорит  о  том,  что  действительно,  ветераны  энергично  поддерживают  традиционные  виды  промыслов,  народное  музыкальное  творчество,  фольклор.  Являются  ведущими  разных  уровней  комитетов,  кружков,  коллективов  и  на  их  содействие  можно  реально  рассчитывать  в  государственном  масштабе  поддержки  народному  творчеству.  
Следующие  выводы  автор  не  берётся  ни  утверждать,  ни  оспаривать.  Многие  из  опрошенных  в  этом  плане,  понимают  реальность  бытия  и,  несбыточность  каких  то  мечтаний.
* Хотели  бы  улучшить  своё  благосостояние,  выйти  из  бедственного  положения - 33 %  (малоосуществимое  желание,  по  причине  бесконечного  возрастания   дороговизны   жизни).
*  На  служение  людям,  обществу - согласны  -7 %;
*  Мечтают  о  достойной  оплате  вслух - 58 %;  остальные  (в особняках),  возможно,  её  уже  имеют. (? - для  опроса  не  доступны). 
*  Затруднились  с  ответом - 7 %; 
По  существу,  это  срез  социального  положения  и  личных  возможностей  наших  граждан.  Многое  будет  зависеть  от  роста  благосостояния  населения.  Все  наши  деяния  осуществляются  в  пределах  этих  возможностей!   Улучшений  не  предвидится. 
С  ростом  цен,  постоянным  удорожанием  всего,  (это  нам  вменяют  ежеквартально и далее, без удержу, обещают),  как  только  сократятся  транспортные льготы, повысятся  цены - наши  ветеранские возможности  участия  в  спонсорских  мероприятиях  значительно  ослабнут.  
Стареем,  без  наследников,   не  сможем  ездить,  участвовать.   
Надо  учитывать  следующее  обстоятельство:  какое  либо  значительное  творчество  возможно  только  в  устоявшейся  оседлой  жизни   местного  благополучно  укоренившегося  населения,  пустившего  корни,  имеющего  перспективу  развития  и  приумножения.   Достигшего  равновесия  для  сохранения  своего  потенциала.

Благосостояние  ныне  -  «товар»  за  большие  деньги.

Материальное  положение  среднестатистического  районного  фольклорно-этнографического  коллектива  Новгородской  области

Для  примера:   Хвойнинский  район  Новгородской  области.
Железнодорожная  станция,  большой  объединённый  посёлок  с  населением  в  семь  тысяч  человек,  окраина  области - шесть  часов  езды  автобусом  до  областного  центра.  
Руководитель известного фольклорно-этнографического  коллектива  «Свояня»  Боброва  Надежда  Борисовна  признана  Человеком  Года.  Располагает  душным  классом  в  детско-юношеской  школе  и  некоторым  видимым  набором  «средств»  к  осуществлению  творческой  деятельности.  
Старенькая  балалайка,  с  которой  Надежда  Борисовна  всегда  в  поездках;  два  баяна  -  один  из  них  изначально  играть  никак  не  хочет,  клавиатура  западает,  четыре  подотчётных  гармони  -  ни  одной  исправной,  изношены,  требуют  замены.  
В  коллективе  женщины,   тут  же  молодой  человек  страстно  желающий  играть  на  гармони  с  Надеждой  Борисовной  и  никакой  возможности  у  них  для  этого  нет!  Ни  учиться,  ни  репетировать,  ни  выступать.  Заработок  у  молодого  человека  пять  тысяч  рублей,  старенький  инструмент  не  в  тональности, (нет  средств  отремонтировать),  новую  гармонь  никогда  не  купить.  Цены  на  них  с  прошлого  года  Музпромом  объявлены  значительные -  до  113000-125000  рублей.  Самые  дешевые  от  тридцати-сорока  тысяч  рублей  (Шуйские, Тульские).  Ну а простые дешевки - они  и  есть дешевки, музыкальные  «Запорожцы».  Для  нормальной  работы  надо  изначально  сразу  в  комплекте  приобретать  по  два-три  одинаково  настроенных  инструмента  для  коллективного  творчества.  Заметим – нормальных  инструментов,  а  не  удешевлённых  пустышек. (На  проведение  местного  праздничного  мероприятия  с  народом  комитет  культуры  в  состоянии  выделять  всего  от  1500  рублей).  На  следующий  2011 финансовый  год  планируется  сокращение бюджетных  расходов  на  местную  культуру.  
Вот  и  сравнивайте  масштабы  цен  с  возможностями  коллектива.     
Вздорожание  «всего  и  вся» - инфляция,  сведёт  на  нет  все  возможности  энтузиастов  хоть  как-то  поддерживать  народное  творчество  своими  силами.  Если  учесть  ещё  и  человеческий  фактор:  возраст,  здоровье,  не  понимание  всего  этого  со  стороны;  плюс  возрастающие аренды-налоги,   приводят  всех  нас  к  нищенскому  существованию,  к  утрате  надежды  на  что-то  лучшее.  
А  так  хочется    подвижникам  многое  сделать  на  пользу  людям!     
Для  примера:  в  другом  конце  области,  в Холмском  районе,  насчитывали  не  мало  гармонистов,  а  теперь  и  для  большого  праздника  практически  их  нет,  настолько  всё  народное  гонимое,  разорилось  и  потерялось.     Чего  нам  не  хватает? 
Мало  кто,  заикнулся,  о  каких  либо  официальных,  широко  финансируемых  популярных  программах  обучения,  или  объяснения  форм  народного  творчества,  т.е.  разъясняющих  сущность.  
Каждый  говорит  о  чем-то  своём,  узком,  личном  ведомственном  понимании.  Не  принимая  во  внимание  саму  базовую  основу  народности  творчества,  от  чего  или  от  кого  она  должна  исходить.  
Мы  растратили  всё,  что  веками  собирали  наши  предки.
По факту получается как бы и не мы,  население  храним  и  воспроизводим  всё  то,  что  было  заложено  нашими  предшественниками,  а  «требуем» - ждём,  что  всё  это  должны  нам  преподносить  комитеты,  дома  творчества,  коллективы  энтузиастов.   Как  бы  -  обязаны!  
Вдумайтесь!  Значит  нам  самим,  не  надо  петь,  играть,  плясать.  Зачем?!  Нам  это  привезут,  покажут.  Так  нас  воспитали,  подменив  местную  народную  инициативу  показной  сценой.  Показухой.  Втянули  народ  в  мир созерцателей, отвлекли  внимание, изменили  селу  сознание.
В  непрестанных  перестройках  всего  и  вся  мы  потеряли,  изломали  что-то  такое  главное   (человека  и  его  помыслы)  что,  наверное,  перестали  понимать,  что  не  то,  делаем.  Слишком  часто  на  переправах  меняли  направления,  уничтожали  возниц  и  лошадок.  Теперь  приходиться  вытягивать этот  «багаж»  и  действуем  как  Лебедь,  Рак  да  Щука.  И  никакого  иного результата  не  ожидается,  пока  не  объединим  усилия,  официальные,  неофициальные  в  поддержку  программы  возрождения  инициативы  низов,  учителей - энтузиастов,  просветителей,  руководителей  местных  коллективов  своего  народа,  музыкантов.   Пока  не  изменится  отношение  чиновничества  к  низам, 
Мы превратились в бездушных статистов. Своим  попустительством  стимулируем среду самоуничтожения.   Иное  было  бы   возможно  только  при  достойных  условиях  проживания  населения.  
Чтобы  что-то  произрастало,   надо  из  года  в  год  сеять  это  «что-то  доброе»,  вечное,  там,  где  положено  этому  расти!   Не  только  на  асфальте,  в  пределах  больших  городов.  И  не  при  таких  масштабах  спланированного  ограбления   населения.
В  пределах  большого  города  во  вновь  открывшемся  салоне  по  продаже  музыкальных  инструментов  редко  когда  появляется    аккордеон,  баян  или  гармонь,  хотя  надобность  в  этих  инструментах  ощущается.  (Коллективы  больших  городов  и  наших  районов  бедствуют,  распадаются  без  музыкантов  и  инструментов).  
Это  говорит  не  только  о  бедности  кошельков  граждан,  но  и  о  неблагополучии  в  государстве.  Не  видим  в  своих  рядах  новых  русских,  и  не  слышим,  чтобы  богатые  радели  за  выживание  народного  творчества  глубинки.  Российский, да  и  мировой  опыт  новой нашей   нищеты  ничего  хорошего  народу  не  сулит.  Из  беспросветного  прошлого  ничего  не  светит  нашему  обманутому  будущему.   
Приведенные  данные  не  одномоментного  случайного  «среза».  В  этой  стихии  вращаемся  несколько  десятилетий.  При  достаточно  хорошей  памяти  помним  многих  деятелей,  коих  с  нами  уже  нет.
Это  ещё, со  времен  Синицина,  Барбанеля,  Никитина,  Томаса,  ансамбля  «Садко»  на  взлёте.  Свидетельствуем  это  и  в заслуги  ныне  живых  профессионалов  преподавателей,  учителей,  музыкантов  Л.В. Винокурова,  М.П.  Мотылёнок,  В. Мусс, А. М. Павлова,  Н. Бобровой,  
В. Галактионова.  И  говорим  всем  участникам  самобытного  народного  творчества  -  Спасибо!  За  Ваш  труд,  умение  и  горение!

Великий  Новгород,  в  год  1150-летия    -     И. Н.  Коржуев. 

                            *     *      *
Если  коснуться  личного  мнения  многих  по  вопросу отношения  населения современной  России  к  творчеству  баянистов  гармонистов,  ответ  по  Новгородской  области  к  нынешнему  времени  по  отдельным  вопросам  сложился практически самостоятельно - в  свободной  трактовке,  до  подведения  каких либо  нынешних  итогов  опроса:
Учитывалось  по  количеству  мероприятий,  массовости  посещений  по двум  группам:  мнение  населения  причастного  к  музыке,   и  - случайных попутчиков-любителей.  Интересы равнодушных, безучастных (тема  отдельного  разговора)  детского  воспитания  прошлых  лет,  оторванного  от  народных  истоков,  подробно  здесь  не  рассматривается.   
Реально  дела  обстояли  так: 
Среди  молодёжи  интерес к творчеству баянистов  и  гармонистов   в  современном  российском  обществе  падает;  по  причине замалчивания  СМИ  деятельности  и  роли баянистов,  гармонистов,  отсутствия  пропаганды  и  социального  заказа. 
Падает  от  агрессивного внедрения,  наступления  плеерной,  дисковой,  компьютерной  коммерческой  музыки.  От  ухода  официальной  школы  обучения от народных начал и истоков. От того, что прозевали  руководители  официальной  культуры  пик  народного  подъёма  1987 г.
Потребность  в  баянистах,  гармонистах,  балалаечниках  ощущается  и  выражается  это:
– реакцией  русского  народного  художественно-эстетического  и духовно-творческого пространства, творческих сил народа на экспансию западной  массовой  культуры;  телевидения  и  радио,  прежде  всего,   -результативной  деятельностью  творческих  коллективов, отдельных  авторов, отстаивающих  традиции  русской  музыкальной  культуры, народного  творчества.   Практически  деятельностью  местных  коллективов  «Играй, гармонь»,  ветеранов,  энтузиастов,  работниками  домов  культуры,  домами  народного  творчества.   Показ  по  телевидению  «Играй, гармонь!»  повлиял  на  терпимость  чиновников  по  отношению  к  гармонистам,  но  кардинально,  это  проблемы  народного  творчества,  не  решило.  Да,  произошёл  всплеск,  повысился  интерес,  комитеты  и  дома  культуры  воспользовались  услугами  народных  музыкантов - отметились!  
Но  свою  материальную,  финансовую,  духовно-общественную  базу  эти  комитеты  не  создали,  и  нельзя  сказать,  что  повсеместно усилили.  В  перестроечных  реалиях  современности  их  возможности  оказались  резко  ослабленными.  Сегодня  у  них  нет   кадров – народников.  Нет музыкантов,  исправных  инструментов.   Что  они  имеют  для  возрождения?   Почти  ничего!  
Пора понять: хватит  поощрять идею высокомерных кабинетных  профессионалов - «городской  сидячей  культуры  только в залах».  Молодёжь такого ограничения  на  местах  не  приемлет.  Меняйте  суть:  от  молчаливого  сиденья,  хлопанья  в  ладоши  к  массовому  движению-гулянию,   «топанию»  с  народным, семейным  пением  в  быту, с участием  всех  возрастных  групп.   Решать проблему  желательно  комплексно,  на  планируемой  регулярной,  постоянной  основе.
Падение  интереса  объясняется подготовленной экспансией современных коммерческих форм  музыкального  творчества,  насаждаемых СМИ и телевидением, разрушением, ограблением  активных  национально-культурных  основ   русской  жизни  в  современной  России.   
Причина  в  поощрении,  финансировании  форм  массовой  эстрадно-микрофонной,  попсовой  культуры  со  стороны  администраций  городов, что меняет общий  музыкальный  фон,  не  оставляет  места  народным традициям.   Или  совмещают  эти,  не  совместимые  мероприятия.

Прогноз  на  будущее – интерес  будет  масштабно  падать.  

Потому что, растёт экономическое социальное давление на народное  творчество. Баянистов,  гармонистов,  духовиков - ветеранов  вытесняют  из  привычных  бытовых  мест  мощные  динамики.  Местные  музыканты не имеют заработка. Городские, молодёжные праздники  теперь  не  для  них.  Даже  свадьбы  проводят  без  музыкантов.  Меняется вся  звуковая  «атмосфера».  В  Великом  Новгороде  кричащая  эстрада  вытеснила  народников  окончательно  из  парка  в  никуда.
Дома  народного  творчества  музыкантов  народников  ещё  используют,  но  не  объединяют,  не  пропагандируют. Нет специалистов, нет  финансирования.  Ситуация  не  имеет  общенациональной  устойчивой  идейной  и  материальной  опоры.  
Праздники  всё  больше  принимают  коммерческую направленность.  А  это – высокие  сцены,  столики  с  пивом,  громоподобная  музыка  и  где-то  в  это  же  время,  в  стороне,  надрываются  фольклорные  музыканты  с  микрофоном   или  без  него.  Так  планируют!
Музыкантам,  желательно  иметь  массовую  публику,  сохранять  национальные  особенности,  народные музыкальные традиции,  репертуар:  бытовую музыку, народные танцы  и  песни;  обработки,   новые  песни  самобытных  современных  авторов.  Классику  русскую  и  российскую.  А  публика  раздвоена,  искусственно  разделена.   
Баян  ныне – русский  народный  инструмент только  в  любительском,  клубном,  учебном  варианте  использования.   
В  остальном — это  сложный,  дорогой,  за  пятьсот  тысяч  недоступный  простому  смертному – академический  инструмент;  должен  бы  развиваться  конструктивно,  как  массовый  малогабаритный  трёхголосный  43 – 45  на  80  кнопок,  народный.  Но  он  замалчивается,  по  радио  не  звучит,  об  известных  исполнителях  не  вспоминают. 
 Для  глубинки  Северо-Запада,  где  всё  иное  далеко  и  мало доступно,  имеют  значение,  свои,  местные  исполнители,  ансамбли, «центры»,  клубы  любителей,  и  дома  культуры  в  районах.
Для  возрождения.  необходимо  политическое  решение государственно заняться  воспитанием,  пропагандой,  восстановлением.  Изменить  ориентацию  СМИ:  телевидения,  радио.  Ввести  обучение  в  школах,  курсах.  Внедрить  не  только  показательные  выступления  музыкантов,  преподавателей,  студентов,  но  и  показательное  обучение  основам  музыкальной,  песенной,  творческой  народной  грамотности.
На  вопрос,  интересует  вас   н а  р о д  н а я   музыка? 
Среднестатистическое активное  наше  население  даёт  три  ответа:  10-15  процентов  интересуются   постоянно.  20-30  интересуюсь редко,  потому  что  малодоступно.  
60-70    процентов  вообще,  перестали  интересоваться.  
Какой  может  быть  интерес  к  тому,  что  десятилетиями уничтожали, до  основания и чего уже нет.  Это  заслуга  политиков  от  культуры,  и  установленный  государством  нулевой  статус  народным  музыкантам.
Активных  осталось  менее  трёх  процентов  из  них.  
Это  зависит,  где  и  в  какой  среде  провести  опрос.  
Приведённые  сведения  «праздничные»,  усредненные.  
На  празднествах, этот  показатель  интересующихся  значительно  выше,  среднепоселкового  значения.  Действительность ещё  беднее.
Интерес  заметно  растет  в  старшей  группе  населения,  но  информированности  и  доступности  к  этому  способу  творчества  на  периферии  мало.  Радио  и  телевидение  не  восполняют  эту  потребность  в  народных  мелодиях.  Молодёжь  выведена  из этой  сферы  интересов.
В  санаториях,  коммерчески  заинтересованные  в  платных  мероприятиях  администраторы  больше  не  поощряют  приезжих  ветеранов  собираться  на  бесплатных  личных  посиделках  попеть,  потанцевать  под  гармонь  или  баян.  
Бросается  в  глаза  тучность  располневших  горожан  и  потеря  интереса  к  общению.  Превалирует  тяга – есть,  спать,  смотреть  сериалы.  
У  каждого  второго  проблемы  с  лишним  весом,  с  органами  движения.  И  худшее  ещё  впереди.  Всего  несколько  лет  назад  была  обозначена  эта  опасность  для  нашего  населения  в  связи  с  исчезновением  народных  традиций  двигаться,  знакомиться  непосредственно  под  живую  музыку  на  местных  танцплощадках - и   вот  она  уже  стала  комплексной  проблемой  Россиян.  * Как  утверждают,  в  интернатах  здоровых  детей  менее - 10 %.
Если интерес населения к народному музыкальному творчеству с использованием баяна и гармони локально  растет, то  – это происходит потому, что кризис русского национального самосознания, жизненных сил русского этноса повышает интуитивный рост интереса людей к традиционным  видам  народного  творчества. 
Это  ещё  протестная  реакция  населения  на  замалчивание  своего  наследия, на  ужасы  телевидения,  попсу, алкоголизм,  наркоманию,  проституцию.  На  то,  что  исчезли  другие  возможности  обеднённых  слоёв  населения  нормально  обустроить  свой  досуг  приемлемыми  средствами  и  способами.
Это  попытка  хоть  как-то  выйти  из  тупиковой  стрессовой  ситуации,  в  которую  завели  народ.  Это – следствие, не  только  невнимания  государства  к  развитию  народного  музыкального творчества,  но  порочной  антинародной  идеологии  и  практики.  Никогда  народные  музыканты  и  практики  не  затевали  веселья  с  утра  или  в  неурочный  час,  как  сейчас  по  телевизору - в  первую  очередь  думали о деле. Теперь мы  все с детьми - больные  разумом - глядельщики.
Гробим  своё  здоровье  в  многочасовых  разборках  жуликов – коммерсантов,  убийц,  грабителей  всех  мастей.  Не  спим  по  ночам.
Остаётся  без  ответа  вопрос,  почему  мы  и сельское  население  перестало  петь.  До  определённого  периода  пели,  потом  перестали,  что  изменилось  в  той  и  этой  жизни?  
Войны  и  раньше  были.  Земля,  орудия  производства,  технология,  тяжесть  крестьянского  труда,  в  основном,  оставались  прежними.  Традиции  петь  раньше  сохранялись,  а  при  нас,  в  колхозе,  это  явление - коллективного  пения – исчезло?  Исчезают, ещё  более  ускоренно,  и  сейчас,  при  нас,  последние  домашние  навыки  семейного  пения. 
 Потому  что,  в  очередной  раз,  у  народа  в  буквальном  смысле  слова,  выбили  «почву»  из-под  ног.   
Социальные,  бытовые,  экономические  неприятности  для  населения возникают столь стремительно, что к  ним  не успевают   приспособиться, появляются  новые,  непредвиденные.   Для  местного  народа – разорительные.  
Всё эти  проблемы  надо  рассматривать  в  комплексе  основ  выживания  -  культура - труд – здоровье - спорт.  Они  в  наше  время  в  глубоком  кризисе.   Манипуляции  истощили  народные  силы.
Шоу-бизнес  влияет  в  основном  негативно, отрицательно.  В  своей  основе  шоу  бизнес  агрессивен  по  отношению  к  другим  видам  деятельности,  подчас  аморален  в  приёмах  и  целях.  
 
     Что  требует  некоторого  пояснения  в  статистике.  

                                           И. Коржуев
Даже упрощённая опросная  статистика  в  Новгородской  области  даёт  неоднозначные  ответы  на  одни  и  те  же  вопросы. 
Некоторые  сложные  моменты  требуют  определённого  пояснения  и  понимания.  
В  разное  житейское  время  заметно  менялись  приоритеты  и  инструментальные  потребности  в  среде  сельского  или  городского  населения  после  разорительной  войны. 
Первопричиной  этих  крутых  поворотов  конечно  являлись  экономико-социальные  изменения  в  структуре  обществ.  
Кроме  того,  что  происходило  расслоение  сельского  населения  России  на  «стабильно»  оплачиваемых  в  совхозах,  приближенных  к  городам  и  беднеющих,  после  войны  колхозников,  (молодёжь  покидала  родителей  и  места  проживания).  В  этой  ситуации  несколько  раз  менялись  приоритеты  тех,  или  иных  музыкальных  потребностей.  
Потребности  были  всегда,  ярко  выражены,  только  их  смена  и  реализация  осуществлялись  в  зависимости  от  благосостояния  общества.   Среда  была  неоднородна  и  зависима  от  стабильности  и  достатка.  Культурные потребности в музыкальном сопровождении  обеспечивались  минимально -  скудными  средствами,  с  большими  трудностями  и   перебоями.   
То  есть,  в  разное  время,  в  разных  семьях  в  бедных  местностях  довольствовались:  то  балалаечкой,  то  гармошечкой,  трофейной – потрепанной,  патефоном  с  пластинками.   
Это  уже  потом,  примерно,  с  1950  года  фабрики  перешли  на  мирное  производство  и  в  музыкальной  сфере  появились  в  продаже  ленинградские,  тульские  гармошки,  баяны.  В  некоторых  местностях  как-то  организовались  мастерские  по  ремонту – изготовлению  музыкальных  инструментов.  Соответственно  этому  у  населения  появлялись  те,  или  иные  возможности  приобретать  подходящие  инструменты;  играть  или  учиться.  
Вот  почему  у  разных  возрастных  и  социальных  групп,  в  своё  время,  оказывались  какие-то  предпочтения  тому  или  иному  доступному  виду  музыкальных  инструментов.  
Кто–то,  хотел  их  иметь,  но  не  мог  себе  позволить.  У  кого-то  жилищные  условия  не  позволяли  свободно  музицировать.  
Так  что,  при  исследовании  могла  появляться  противоречивая  статистика  увлекающихся  и  большинства  равнодушных  к  миру  музыки  отзывов,  по  причине  того,  что:  в  первую  очередь,  после  войны,  требовалось  жильё!   (И  сейчас  тоже).  
Простому  смертному  приходилось,  прежде  всего, думать,  тогда  и  сейчас,  как  прокормить  семью  и  добираться  до  работы.  
Когда житейские условия горожан начали улучшаться, примерно, 1970-80-е  годы,  повысился  спрос  на  фортепиано,  хорошие  баяны.  
С  появлением  вокально-инструментальных  ансамблей  резко  возрос  спрос  на  гитары  в  молодёжной  среде.  Так  что,  и  ответы  в  разных  возрастных  группах  во  временных  отрезках  имеют  значительные  отличия:   30 -  50  процентов  опрошенных  могут  интересоваться  или  не  интересоваться  вообще  никакой  музыкой.  
Во  многом  это  зависит  от  той  доступности  в  социуме,  которая  имеет  место  в  молодые  годы,  собирать  народ   для  общений.
У  каждого  музыкального  инструмента  своя  специфика  и  свой  круг  почитателей.  Следует  заметить,  многие  опрошенные,  считая  себя  не  заинтересованными,  ссылаются  на  определённые  трудности,  невзгоды,  недостаток  времени,  средств  к  занятию  музыкой.  Считают  это  серьёзной  причиной,  побудившей  их  навсегда  отойти  от  этой  сферы  интересов,  не  обеспечивающий  прожиточный  минимум  существования  любителю  в  народной  музыке.  
Будь  ты  хоть  трижды  одарён  народным   музыкальным  талантом,  подвижен,  активен - официальной  оплаты  тебе  не  положено  ни  с  какой  стороны.  Платят  за  диплом!  Диплом – это  хорошо,  великолепно,  здорово!  Только  за  десять  лет   музыкальной  учёбы  профессора  тебя  научат  всему  другому,  и  в  прежнюю  среду  ты,  новоиспеченный  «профессор»  не  попадёшь!  
Среда,  помогавшая  вам,  вырасти,  лишается  своего  таланта,  беднеет;  талант  уходит  на  сторону.   Таланту  нужны  сцена,  зрители,  покровители.  
Вот  такая  она  разноречивая  статистика,  официальная,  неофициальная.  Склоняется  то  в  одну,  то,  в  другую  сторону.  
Возьмём  наглядный  пример  из  сегодняшней  практики  обеспечения  населения  музыкальными  инструментами.
В  самом  большом  отделе  торговли  музыкальными  инструментами  Великого  Новгорода  в  зале  и  на  витрине  шестьдесят  три  вида  гитар,  на  любой  вкус,  цвет,  запрос.  Редко-редко  когда  бывает,  баян  или  гармонь.  Привозят  только,  если  гарантируешь  оплату.  Что  привезут,  то  и  бери.  Выбора  нет.
Через  тридцать  лет  нынешняя  статистика  явно  будет  в  пользу  гитары.  Во  многих  сёлах  баян  и  гармонь  практически  сейчас  не  звучат.   И  вопросов  не будет  о  «тальянках»  и  о  тех,  кто  играл  на  них.  Забудут.  Уже  сейчас  не  можем  вспомнить  имена,  фамилии  известных  в  своё  время  баянистов.  Потому  что  давно  не  слышим,  радио  не  озвучивает.  
Будущее  салона  торговли  музыкальными  инструментами  областного  центра  возможно  уже  предопределено.  Спрос на народные инструменты  катастрофически  упал, гитар - переизбыток.  Надвигается  двухмесячная  задолженность  по  арендной  оплате.   
Может  замаячить  закрытие  музыкального  салона.  В  связи  с  закрытием  музыкальных  фабрик, сокращением  финансирования, исчезновением  ансамблей,  народных  музыкантов,  сокращением  поступающих  на  музыкальные  отделения, упадка торговли,  а,  следовательно,  всех  нас,  ожидают глубокий  кризис  и  большие  потери  в  этой  области  народной  культуры.  
Вот  Вам  и  аукнется  ответ  на  вопрос:  «Нужны  ли  были  мастера,  традиции  и  гармонисты  России?»  
Автором  были  предприняты  попытки  наладить в  Великом Новгороде комиссионную  торговлю  настроенными баянами и  гармониями  через  музыкальный  салон.  Эти  попытки  были  моментально  пресечены  налоговой  инспекцией – не  положено!  Не  тот  статус!   Частного «бизнеса»  не  будет.   Вложенный  труд  мастера  не  оправдать!  (Аренда места  для  павильончика музыкальных инструментов  стоит  - 27000  рубликов  в  месяц.  Работать  там  должен  специалист).  Без  специалиста  инструменты  погибают  за  2-3  месяца.
Какой  вывод  мастеру,  если  труд  не  оправдать?   Бросать  и  уходить.
Праздники в старину имели большое социально-хозяйственное значение  для единения общин. Решения экономических вопросов: торговли, обменов,  и  продолжения  родов – смотров,  кто  есть  кто.
Для молодёжи гулянья – это возможность самовыражения, показать себя,  утвердиться,  занять  место  в  социальной  группе.  Очень глубоко смотрелись здесь интересы каждой группы  и  индивида.  Решалась судьба.  Оставим пока эту тему для монографий, рассмотрим  то,  что  касается нашей темы. Что объединяло людей тогда и в недавнем  прошлом?  Собирание, единение людей  по  интересам,  родству  и  гармонь!
* Гармонь давала всем равный способ самовыражения и утверждения в обществе.  Призывала  развивать  индивидуальные  способности:  общаться,  петь  отдельно  и  в  компании,  плясать,  шить,  вязать,  украшаться.   Она  и  сама  становилась  украшением,  продуктом  коллективного  творчества,  красотой  и  гордостью  не  только  владельца,  мастера.   Такое  значение  придавалось  ей   потребностью.
Она  становилась  гордостью  местности,  общины,  Знаменитостью. Мастера  и  музыканты  привели  бы  её  к  совершенству,  но  этот  процесс  был  насильственно  прерван.  Фабрики  сделали  её  урезанной,     убогой.   Как  в  последствии  оказалось – в  народной  практике  заменить  её  нечем.    Всё  это  требует  качества,  большого  упорства  и  труда.
Интерес  к  народному  творчеству  в  Новгородской  области  есть.  Это  заметно  по  активности  домов  культуры,  центров  народного  творчества,  выставок  ветеранов,  библиотек,  торговли,  усилиям  администрации  и  губернатора.  Вот  только  усложняют  положение  в  сфере  культуры  и  досуга  очередные  кризисные  трудности,  которые  в  очередной  раз  предстоит  всем  нам  пережить.
  Потому  что,  не  будет  возможности  у  местного  населения  иметь свои  собственные,  местные  творческие  кадры,  купить музыкальные инструменты, организовать обучение и иметь  возможности  транспортных  поездок.  Это  отодвигает  решение  немалых  важных  проблем  в  сфере  культуры  на  неопределённый  срок,  а  времени  на  остановку,  консервацию  народного  творческого  подъёма  у  нас  нет,  и  не  будет.   Возраст  активных  музыкантов  перешагнул  за  54  года.
Что  касается  информированности  населения  о  проблемах  деятельности,  скажем,  Новосибирского  отделения  академии  наук  и  искусств,  здесь,  на  Северо-Западе,  это  мало  кому  известно.  Разве  что,  сейчас это  издание  пытается  впервые знакомить  народных  музыкантов  с  широким  полем  деятельности  сибиряков,  Подмосковным  Центром  народных  музыкантов,  деятельностью  новгородских  коллективов.  ленинградских  групп.  Этому  обмену  опытом  нет  рекламы.

 

Пессимисты,  оптимисты:
Взгляд  на  «историю».  Некоторые  параллели. 
И. Коржуев
Одни  утверждают;  мы,  т. е.  народное  творчество,  выживет,  если  нашим  детям  что-то  передадим,  оставим,  привьём.  Другие  говорят,  оно,  несомненно, трансформируется,  но  сохранится.  
Итак,  если  передадим,  то  возможно – сохраниться?  
А  я  Вас  просто  спрошу,  многое  ли  вы  лично  передали  родительского  опыта  в  этой  области  детям,  своим  или  чужим?  
Легко  ли  было  его  передавать?  Если  жизненные  условия  совсем  другие  и  этих  знаний  не  применить!   
Если  базовую  платформу  жизни  в  который  раз,  изменяют  до  неузнаваемости! 
 Вот  только  что,  показали  телевизионную  передачу  «Праздник  лошади».   Возможно,  это  станет  традицией  воспоминаний.  
Локально – праздник  «коровы»,  своего «молока»,  местного,  последнего  «рыбака»,  пчеловода. 
Если  рушат  вековой  уклад  жизни  сложившегося,  устоявшего  общества,  то  о  какой  сохранности  пойдёт  речь.  
Это  потрясение  для  населения  как  от  стихийного  бедствия,  хуже,  чем  от  пожара.  В  пожаре  большей  частью  локально погибает  имущество,  а  в  социальных  потрясениях  рушат  базовую  общность.  
Рушат  сознательно,  ради  возникшей   бредовой  идеи.  
В  результате – получаем  очередной  обман  ожиданий  граждан. 
Несколько  исторических,  «экономических»  примеров.
Партия,  получившая  в  свои  руки  крестьянскую  Россию,  решила  срочно  переустроить  Мир.  С  кого  она  начала?  Конечно,  с  базовой  основы,  с  крестьянства,  (разумеется,  для  прогресса  и  благоденствия.   До  основания  разрушим,  а  потом)…
Она  лишила  крестьян  главной  производительной  силы,  рабочей  лошади,  потом  работящей  мужицкой  семейной  опоры. 
Да,  страну  с  помощью  этой  мужицкой  силы,  лома  и  НКВД   приёма  сделали  индустриальной.  И  где  ныне  эти  мужики,   лошадиные  потомки, трудолюбивые крестьяне.  Их  извозы, ямщики,  снаряжение,   их  ремёсла?    Для  кого  всё  это? 
Да,  наши  дороги  другие,  грузы  машины  перевозят.  Но  наши  Российские   поля,  овраги,  косогоры,  болота  низины  Северо-Запада,  кустарники  все  те  же,  непроезжие,  непролазные.   
После  колёсных  тракторов  наша  и  моя глубинка  по  бывшим  дорогам  стала   практически   непроходимой.   И  там  никого!
Только  рабочая  лошадь  да  терпеливый  хлебопашец  в  сообществе  с  такими  же  семьями  могли  бы  там  проживать.  Но  их  там  нет.  Их  уничтожили.  Если  и  будет, не  скоро,  не  при  нашей  жизни.  это  будет  другая  среда.  В  семьях,  если  один-два  ребёнка – это  вообще  невозможно!   Ни  с  какой  стороны!  
Для  продолжения  любого  проекта  на  земле  нужны  не  дачники,  нужны  многие  рабочие  руки  наследников  и  тягловая  сила.  А  если  наследникам  ничего  не  принадлежит  и  не  светит? Кто займёт их  место?    Не  наш  обессиленный  народ.  
Город. Основная молодёжная среда  потребления. Здесь властвуют  законы  коммерции,  рекламы,  рынка  спроса – предложения.   
Наш  духовный  «товар» - продукт  интеллекта,  нравственного,  морального  коллективного  свойства.  Как  его  рекламировать  обществу,  ориентированному  на  индивидуальное  обогащение.  Он  не  входит  в  список  товаров  первой  необходимости,  но  если  последний   в  очереди  государства  на  внимание,  будущее  его  участников  не  завидное.  

Что даёт народное творчество
людям  с  ограниченными  возможностями.
И. Коржуев
Первое,  что  надо  взять  за  основу  понимания - эта  деятельность  во  всех  отношениях  даёт  человеку  приобщение  к  осмысленному  занятию,  пониманию  важности  и  обоюдной  нужности.  
Имеет  под   собой  психологическую,  экономическую,  моральную  составляющую.   Человек,  по  каким-то  обстоятельствам  лишенный  возможности  бегать,  прыгать,  танцевать,  нормально  свободно  общаться;  через  увлечение,  занятие,  рукоделие  на  дому, имеет  возможность  общаться  с  миром  остальных  людей  посредством  переписки,    Интернета - выставок,  рукоделия  в  кружках,  обучения.  
Это  даёт  человеку  в  определённые  моменты  находить  в  себе силы для  интеллектуального  подъёма,  не  чувствовать  себя  брошенным,  наоборот – иметь  какую-то  цель.  
В таком  случае  легче  переносятся   житейские  невзгоды  и  трудности.  Вспомните,  какие  немалые  дела  и  творческие  поступки  совершили  многие  такие  люди  в  свои  трудные  годы.  
Нашли  себя,  реализовали  в  творческих  деяниях  свои  таланты,  о  которых  до  поры,  до  времени  не  подозревали.  
Помните,  занятому  человеку  болеть  и  стенать  некогда!  Он  весь  в  деле,  в  проектах,  идеях,  творчестве.  Озарение,  находки  приходят  к  тем,  кто  их  не  только  ждёт.  Идут  к  тем,  кто  их  настойчиво  ищет!    
А  это  значит:  сразу  же  давайте  себе  психологическую  установку  на  причисление  себя  к  тем,  кто  неустанно  движется,  в  разряд  сильных  духом.  
Только  в  этом  направлении  творческих  поисков  себя,  есть  выход.  Заменяйте  занятия,  которые  стали  для  вас  недоступными  поисками  доступных  вариантов,  вспоминайте,  чем  бы  вы  могли  бы  заинтересоваться.  Из  тысяч  вариантов  разных  профессий  и  увлечений,  наверное,  найдётся  ваших  десяток  интересов,  о  которых  вы   не  подозреваете.   
Таланты  -  они  до  поры,  до  времени  бывает,  то  же  дремлют,  когда  появляются  побудительные  мотивы,  просыпаются.  
Вспомните  хотя  бы  о  том,  что  многое  можно  делать  своими  руками.  Можно  стать  умельцем – рукодельцем.  Часовым  мастером,  ремонтником  бытовых  приборов,  изготовителем  сувениров.  Мастером  по  ремонту,  настройке  музыкальных  инструментов,  парикмахером,  пчеловодом,  музыкантом,  огородником.  
Воспользуйтесь  справочной  литературой.  Её  сейчас  в  книжных  магазинах  разыскать  можно.  Это  поможет  вам  определиться.  Попросите  совета,  помощи  у  знающих  людей.  Не  замыкайтесь  в  самом  себе,  постепенно  найдёте  своё,  собственное  дело.  

    Что  могло  бы  помочь  народу  выжить,
 сохранить  себя  и  свои  лучшие  традиции?

И. Коржуев

Полагем, это новая  государственная  идеология  объединения  поколений  в  сфере  культуры, досуга.  Ориентации  на  это: центров,  комитетов,  домов  культуры.   И  новые  стандарты  проживания.  
Это:  новые  методики,  другое  мышление  и  другая  практика  повсеместной  работы  домов  культуры,  комитетов.   Местных  муниципалитетов   непосредственно  в  бытовой  среде  населения.
Мы,  гармонисты,  баянисты,  могли  бы  только  способствовать  этому.  Конечно,  при  нормальном  статусе - престиже  всех  участников.  Способны  ли  на  это  «Те»,  от  кого  это  зависит?  Вот  вам  и  ответ:  «Сохраним?  Не  сохраним!»  Речь  идёт  об  общей  тенденции  сохранения  культуры,  основы  местных  взаимоотношений.   Мы-то  ищем,  собираем, пытаемся  объединить,  сохранить – где?  В  своих  возможностях  в  своей  квартире!  Идём  в  Дом  культуры,  в  комитет  культуры.  А  нас,  что,  там  ждут?  Днём  с  огнём  ищут?   С  радостью  принимают?
У  них  свои  программы,  кружки,  коллективы,  свои  заморочки.  Планы  сверху,  лишних  денег,  а  главное,  помещений  нет,  сотрудников  не  хватает.  А  без  них,  никуда,  и  ни  что!  То,  что  было  собрано  предшественниками – в  лихие  годы  растащили,  растратили.
Формализм  руководителей  настолько  часто  нас  подводит,  что  просто  беда.  Приезжаем  на  концерт,  а  людей  нет!  Не  сделали  объявления,  нет  рекламы.  
Вот  только  что  в  пос. Лукаши  Ленинградской  области  ко  дню освобождения Ленинграда, подмосковные, новгородские,  ленинградские  музыканты  сыграли  свою  программу,  люди  со  слезами  на  глазах  говорили:  «Мы  такого  душевного  разговора  с  «артистами»,  в  жизни  своей  не  слышали».  
Расходы  наши, личные,  на  наши  скромные  дела  в  музыкальном,  «любительском»  творчестве,  то  же  не  малые  из  своих  зарплат  или  пенсий.  Рано  или  поздно,  приходиться  соизмерять свои  желания  что-то  сделать  общественно  полезное с  бытовыми  возможностями.  Подчас,  сворачивать  свою  деятельность  из-за  непомерного  роста  цен.   
Очередное  обнищание  нам  ветеранам  готовится. 
Другой  факт.  Недостаточной  информированности  Комитетов  культуры,  научно-методических  центров  о  том,  что  делается  в  центрах  гармонистов.  О  том,  какие  работы  ведутся,  издания  вышли  или  готовятся.  Какие  события  происходят.  
Только  что,  в  январе  2010 и 13  года,  в  северной  столице  С. Петербурге  состоялась  творческая  встреча  музыкантов  народников  с  всеобщей  идеей  организации  музыкального  центра  гармонистов  Ленинградской  обл.  Еженедельно И. Шипковым  готовится  передача  ТВ.   Таких  мероприятий  мы  конечно  проводить  не  можем
Официальные наши лица  не  в  курсе  этих  деяний,  в  народ  ходить,  узнавать  советоваться  или  помогать  ими  не  принято.   Мало  чего  таким  путём,  без программы взаимодействия  вширь, мы  достигнем  или  надолго  сохраним.  Москвичи  и  питерцы  едут мимо нас.
Надо  встречно,  объединять  усилия.  По  официальным  каналам  самостоятельно:  факс,  Интернет,  почта,  телефоны.  Город,  почтовый  индекс. Администрация (Комитету  культуры,  НМЦ,  областному Дому народного творчества) – запрос,  предложение.   Всё  в  ваших  руках,  и  у  местной  Администрации.   
Мы  то,  в  свою  очередь,  своими  силами  и  участием  пытались  поднять  престиж  НОВГОРОДЦЕВ,  известность  Великого Новгорода.

Чтобы  исчезновения  народных  традиций  при  нашей  жизни  не  произошло,  совместные  маленькие  мобильные  группы  музыкантов  с  инструментами  в  машине,  объединившись,  из  разных  городов     колесят  по  местным  новгородским и ленинградским дорогам.  Помогают  объединению  народных  музыкантов  Северо-Запада.      
Подобным  образом,  передвигаясь  по  областям  и  районам,  решаем  не  простые  задачи  выживания  народных  музыкантов. 
У  нас  свои  местные  условия.  
Движение  держится  в  районах  трудами  и  старанием  многих  подвижников,  руководителей  местных  коллективов.  Предполагаемые  такие  возможности  и  заложены  в  основу  наших  рекомендаций,  размещённых  на  диске  в  части  первой  и  второй.  Ездим  когда,  куда  можем  на  свои  скромные  доходы,  встречаемся  с  народом,  играем  по  праздникам,  в  мероприятиях.  Не  отказываемся  от  далёких  приглашений.  Это  не  столь  близко,  но  как  видите,  добираемся  по  своей  доброй  воле.  
Понимаете,  какое  бы  у  нас  положение  ни  было,  а  оно  непостоянно, изменчиво - играть  музыкантам  надо.  Иначе,  все теряют  свою  квалификацию.  Теряется  публика,  контакты - ослабевает  интерес. Праздники  и  события  приходится  отмечать.  Надо  встречаться,  общаться,  договаривается  о  взаимодействии.   
  Народные  музыканты  самые  подвижные  местные  «звёзды»,  не  привередливые,  как  столичные,  не  такие  дорогие,   да  и  находятся  поблизости.  Есть  только  одна  проблема,  кто  бы  их  целенаправленно  объединял,  и  хотя  бы  сколько  финансировал!  
Конкретно,  и  эта  работа  на  диске  должна  послужить  такому  объединению  в  качестве  планирования,  рекламы  и  срочного  пособия.  Чтобы  участники  могли  учитывать  все  факторы  такой  деятельности.
У  сборной  команды  новгородских  гармонистов для  начала  есть  всё  необходимое:  опыт,  желание,  небольшой  транспорт,  музыкальные  инструменты, опробованный репертуар, одобрение и практическая   поддержка Московского Продюсерского центра  Российских  гармонистов.  Такое  объединение  интересов  заметно  повысило  профессиональную подготовленность  участников. 
Остаётся  пойти  узнавать,  кому  придётся  по  душе  такая  наша  инициатива  местных  народных  музыкантов  Новгородской, Ленинградской,  Подмосковных  областей.    (Время  уходит,  несколько лет  предлагали  эту  идею  к  празднованию дней  освобождения городов от немецко-фашистких  захватчиков).  При  возможности  приезжали,  играли  народу  в  Ленинградской  и  Новгородской  областях.
 Прошедшие  мероприятия  показали  высокую  эффективность  выступлений  таких  коллективов.  
Для  приемлемой  деятельности  на  большой  территории  областей  непременно  надо  точно  знать,  празднично – юбилейную  карту  основных   местных  мероприятий  в  городках,  посёлках,  домах  отдыха.  


                     *     *     *
Ю.Г. Марченко,  Н. А. Примеров

Совестливые учёные, чья душа не устала любить Россию, с тревогой отмечают: жизненные силы русской культуры на пределе и близки  к  исчерпанию.  Жестокие социокультурные эксперименты в XX веке беспримерно ослабили  и  обескровили  русский  народ. 
Уродуемая СМИ и образованием русская речь, сплошь чужая песня и музыка утомляют и разъединяют народ, свёртывают простор для родства и любви в нём, прибавляют  ему  нездоровья  телесного, душевного  и  духовного.  
Русский человек ещё справляет национальные праздники, украшает свой дом искусной резьбой, делает красивые бытовые предметы и народные игрушки.  Россиянин ещё поёт, играет и пляшет, к сожалению, всё  больше  на  сцене,  а  не  в  живом  народном  быту.  
Сегодня  ещё  есть, что возрождать, и  не перевелись  славные  сыны  и  дочери,  способные  сделать  это.
Друзья  и  сподвижники!  Мы должны создавать новые  кадры, выдвигать  национально  мыслящих  политиков,  деятелей  СМИ,  в  руководители  образования  и  культуры,  всемерно  поддерживать  инициативы  низов,  и  их  начинания.   
Нужны  деятели, заинтересованные  в  возрождении духовных  основ  русского  народа – главного условия  благоденствия других  народов, разделивших  с  ним  историческую  судьбу. 
Смысл нашего движения состоит в укреплении и развитии народного духа, в настрое всех нас на возрождение русской музыкальной культуры,   на  достижение  новых  реальных  успехов.  
А ещё более важно – прямое обращение  к  молодым  поколениям.  Детям  и  юношам  с  убедительным  приглашением:  влиться в ряды деятельных участников движения возрождения и распространения традиций народного певческого, танцевального и инструментального исполнительства, семейного музицирования.  Возрождения  культуры    своего  народа.  

    Приветствуем  все  формы  творческой  деятельности!

И. Коржуев

Быть  может  Вы  поэт,  музыкант,  домашний  композитор,  любите  творчество,  умеете  петь  народные  песни,  или  Вы  талантливый  умелец.  У  вас  уникальные  изделия  пропадают.  Кто  об  этом  знает?  
У  многих,  не  лёгкие  думы,  как  сделать  то,  чего  ещё  не было,  и  никто  не  знает  как.  И  вы  ещё  не  до  конца  понимаете,  как  надо!  
Мы  можем  помочь  вам  советом,  примером  своих  товарищей,  перечислением  возможных  решений.
Не  в  один  день это  случается,  да  и  сказать  обо  всём  в  один  приём  не  получится.  А  разговор  такой  нужен,  чтобы  всем  нам,  вместе  с  вами,  уважаемые  читатели, объединить  наши  способности  с  вашими  талантами,  для  общего  дела,  для  общего  блага.
Да  и  для  того,  чтобы  каждому  из  Вас  реализовать хоть  часть  своих  душевных  порывов,  ведь  хочется  многим,  что-нибудь  такое  совершить!  Мы  Вас  днём  с  огнём  ищем,  призываем,  объединяться. 
Для  ваших – наших  внуков  музеи,  документы,  инструменты  собираем,  с  родной  музыкой  по стране,  за  свой  счёт,  мотаемся. 
Чтобы  общее  существование  народу скрасить  и  может  быть,  что-нибудь  сохранить,  призываем:  
Музыканты,  просветители,  в - детские  сады,  в  школы,  интернаты,  приюты,  в  село,  с  шефством,  выступлением,  рассказом,  показом  возможностей  народных  инструментов  и  музыкантов.  В  музыкальные  школы  с  продуманными  рекомендациями  с  народными,  бытовыми   востребованными  мелодиями,  мастер-классами.  И  разговором,  чего  ждёт  от  них,  будущих  музыкантов,  народ.  В  парки  и  сады  со  своей  благородной  миссией.  
Может  в  этих  занятиях,  вы  найдёте  смысл  своей  дальнейшей  жизни,  этакий  эликсир  душевного  равновесия.   
Может  статься  это  будет  избавлением  от  одиночества,  станет  вашим  будущим  и  настоящим   призванием.  
С  нашими  знакомыми,  такое  уже  бывало.  Они  вновь  обрели  уверенность,  и  нашли  себя.   Заново  начали  жить.  
Может  это  станет вашим  призванием,  нести  в  народ  что-то  полезное.  Поможет  нации  оздоровиться.  
Ваша  деятельность  может  осуществляться  через  кружки,  занятия,  встречи  в  коллективах  ветеранов,  в  школах,  детских  садах,  в  парках,  на  скамеечках.  Главное  то,  что  вы  привнесёте  в  быт.  Скрасите  народу  его  существование.  Почувствуете   свою  надобность.  
У  вас  будет  занятие.  Лекарство  от  хандры,  и  бессонницы.  
В меру своих сил и возможностей все мы активные  гармонисты,  музыканты,  руководители  делаем  одно  общее  дело.  Каждый по своему замыслу,  основываясь  на  своих  идеях  и  интуиции.  
По существу,  с  чистого  листа, с  нуля.  Никто нам не подсказывал,  не  предлагал  готовых  рецептов  или  рекомендаций.   Мы  их  сами  создавали.
И – возродили, организовали: клубы, общества, центры «Играй, гармонь!», музеи, коллективы,  провели сотни тысяч концертов  и  фестивалей  по  стране.   Написали  книги,  методики.  Издавали  ноты.
И везде, – впереди сначала, шла  идея,  мысль  разных  людей, энтузиастов  народного  творчества.   Как  это  сделать!
И ведь удалось этим активным: Заволокиным, Б. Стаханову, В. Булычёву,  Н. Примерову,  Г. Лопатину,  В. Охапкину,  И. Коржуеву, 
Н. Бобровой, Борискиным  и  (многим – многим  другим безвестным),  пусть в  разных  масштабах,  серьёзные  дела  свершить! 
Ими охвачены, можно сказать, все сферы деятельности – от теории до практики. Но не хватало и не хватает координации и связей между ними, объединённых  действий  и  усилий  в  поддержку  народных  традиций.   Нужна широкая сеть, живой организм, связывающий  места базирования народных музыкантов, маленькие мобильные группы в единое целое.  Одиночки,  и эти маленькие группы есть,  но все  живут  разрозненно, выживают,  как  могут.  При  хорошем  взаимодействии  проводят  удачные  мероприятия.
Им  надо  помочь  узнать  друг друга,  организоваться.   
Этому  могли  бы  содействовать  все  заинтересованные  в  практическом  сохранении  народной  среды,  традиций,  культуры  общений.


                    Ю.Г. Марченко,  Н.А. Примеров,  И. Коржуев

Можно теперь сказать, что Советский Союз, как единая страна, развалился,  в том числе и потому, что нарушены были, прежде всего, вот эти основы-укрепы отношения государства к человеку труда и человека  к  государству  и  власти  его  олицетворяющей. 
Исчезла уважительность к лучшим представителям старинных, сложившихся  профессий  и  ремёсел. 
Уничтожены были тысячи тонких связей-паутинок, которые объединяли людей друг с другом чувством благодарности, любви, преклонения  и  уважения. Остался стоять лишь технический  скелет, сохранилась лишь  внешняя  атрибутика. 
Подточили фундамент преемственности, опустошили души, высушили чувства. А без этого «цемента» все стены и фундамент рассыпались как карточный домик, все жители которого безучастно и равнодушно,  с  апатией,  наблюдали  за  происходящим.  
То есть, не надо смотреть на народных умельцев и мастеров энтузиастов лишь как на отвлечённое понятие, как на строчку показателей  в  перечне  участников   районных  выставок. 
Это живое явление, процесс, движитель, который бьётся, трепещет, функционирует  в  более  крупном  явлении,  в  организме  народа. 
А значит, оказывает существенное влияние на жизнь, нравственность и духовное  здоровье  общества.  
Замалчивание  этого  явления  политиками,  телевидением  и  СМИ  в  наше  время - сознательный  идеологический  приём  торговцев  новой  «морали».
Исчезновение целого пласта народной культуры, важнейшей цепочки в устроении человеческой цивилизации, одной из основ культуры  нации,    нанесёт  непоправимый  урон  всем  нам. 
Даже независимо от того, принадлежим ли мы все напрямую, непосредственно к этой категории населения (общности) – к музыкантам, мастерам  или  участникам.  Поскольку  всё  в  мире  взаимообусловлено  и  взаимосвязано.   Культура без национальных основ и особенностей не может  называться  и  считаться  на  самом  деле  культурой. 
Это нечто другое. Как собрание или коллекция разных понятий и явлений, объединённых, сцепленных слабыми  и  нежизненными  нитями.  

А  теперь  спросите  себя,  что  с  нами  будет?

«Не сеем, не пашем, колыбельных песен не знаем и не поём. Отцов и  дедов  не  чтим, традиции  не храним.  Ребятёнка с малолетства приучаем к телевизору с ужастиками и беснующимися  неформалами  всех  мастей.  
Где  наш  род,  Родня,  Родина.   Что  же  заслонило  нам  свет  в  окне?
Потом спрашиваем друг у друга: «А с чего это наша молодёжь, дети такие непатриотичные, озлобленные, резкие, бессердечные, не проявляют внимания к корневым традициям, музыке, песням, к  русской  культуре  в  целом?!»   Наркоманят,  вандалят,  бандитствуют.
•    А вот всё оттуда, оттого, что не проявляется  внимания ко всему исконно  своему,  родному,  местному.  
•    Поколения  начали  жить  в  разных  виртуальных  и  реальных  мирах,  теряют  родство  и  взаимопонимание.   
•    Дети  воспитываются  в другой  культуре,  отделены от  традиционной   народной   старших  поколений.
Не удивительно,  если   правнуки  будут  стрелять  друг  друга. 
Не внимают люди, облечённые властью, распоряжающиеся деньгами, обеспокоенным голосам энтузиастов и общественных деятелей, фольклористов  и  учёных,  писателей  и  народных  музыкантов.  
Тяжело и припомнить сразу, когда бы все упомянутые проблемы обсуждались  и  решались  на  высоком  уровне в  расширенном  составе. 
С участием представителей науки, бизнеса, руководства образования, культуры, молодёжной  политики,  социальных  служб  и т. п.  В лучшем случае, собираются сами по себе фольклористы  и «сотрясают  воздух»  друг  перед  другом.
На  высоких  постах!   Оглянитесь,  к  чему  мы  идём!    
В  чём  же  причины  такого  положения?  
Это чисто административный взгляд на народное  творчество, музыку и музыкантов (в  отрыве  от  народа), на их  культуру, как на  нечто  несерьёзное,  не стоящего  внимания  занятие.    
Ни  запросов  на  музыкальные  фабрики,  ни  торговли  инструментами,  ни  ремонтов – ни  чего,  в  официальном  порядке  не  предпринимается.  
Трудно даже назвать, перечислить те города, где бы были созданы клубы, кружки, центры, объединения такой направленности по инициативе местного руководства. Где есть солидная материальная поддержка  на  их  содержание  и  развитие.   О  чём  говорить!
Облечённые властью, руководители различных структур и ведомств за народными инструментами не видят и не хотят видеть ничего, что выходило бы за рамки простого времяпровождения, элементарного  музицирования.  В их понимании это лишь развлечение, своего рода баловство, отдых в свободное время. 
Представления  на уровне  примитивного занятия  по  интересам:   
как  кактусы  разводить  или  бабочек  коллекционировать.   
Другой стороны и значения в жизни человека не замечают: объединяющей, воспитывающей, оздоравливающей физически  и  духовно,  прививающей   патриотизм.  
Никто не пытался вникать в суть вопроса: почему гармонь или баян собирали и собирают на свой зов тысячи и миллионы людей у экранов  телевизоров,  в  парках,  на  улицах,  в  концертных  залах.  
* Официальное  обучение  музицированию  давно  ушло  от  народной  направленности.  Всё  это  и  стиль  местного руководства  своими  действиями  или  равнодушием  в  том  числе,  стали  причинами  разрушения  традиций   местного  социума.  Это  продолжается  и  поныне.
Старый  учитель музыки, бывший  зав. народным  отделением музыкального  училища  Лерон  Васильевич Винокуров,  посмотрев  поступившие,  новые  современные методики  для  музыкальных  училищ,  только  и  мог  сказать:  
«Это немыслимо – это диверсия – это против всего народного,  русского!»   Негласная  установка  разрушения  его  основ.
Вместо воспитания, приобщения детей и молодёжи к традициям народного музицирования, выдумал понятие: молодёжная,  современная  и  прочая  культура. Начали проводить различные шоу и конкурсы (Если  баян,  то обязательно  играй  «Баха» - народное,  бытовое -  ни, ни!)
Первейших, лучших  выявили,  и  что  дальше? 
По сути, отвернулись от всех остальных, продемонстрировав им наглядно, что они,  и  их  культура  не заслуживают  к  себе  официального  внимания.  Их  на  задворки!  
Это типичная модель административного управления народным творчеством,  без  понимания  его  основ  и  закономерностей.  Управленцы  должны  разделить  историческую  ответственность  за  содеянное.  Если  посмотреть,  что  они  получили  в  своё  время  народного,   и  к  чему  всех  привели  -  итог  горестный.
Достаточно  точно  высказался  по  этой  проблеме  известный  музыкант-просветитель  Сергей  Борискин:  
«Как  только  с  высокой  трибуны  прозвучало,  что  российской  культуре  нужны  исключительно  профессионалы – кончилось  народное  искусство.  Возрождение  его  только  провозглашается;  на  деле  же  нет  ни  средств  на  это,  ни  восполнения  кадров.  Старики,  носители  традиций  умирают,  а  молодёжи  помогли  подсесть  на  попсу  и  иглу.  
Среднее  поколение,  которое  должно  было  бы  помнить,  как  собирались  полвека  назад  люди  во  дворах  попеть -  поплясать,  под  гармонь,  балалайку сегодня  закрылись  в  своих  квартирах,  как  в  крепостях,  не  оторвать  от  телевизоров…  
Достаточно  просто  выяснить,  сколько  например,  фольклорно  музыкальных  коллективов  реально  существует  там,  где  мы  живём,  какая  работа  ведётся  с  детьми,  на  каком  языке  с  ними  разговаривают,   что  им  побочно  на  дисках  и  плеерах  рекламируют, чтобы понять; национальность  определяется  и  культурными  традициями  народа,  а  патриотизм – это  гордость  за  их  крепость  и   нерушимость».  «Получается,  нет  надобности,  искать  какую-то  мифическую  национальную  идею,  нужно  просто  традиции  собственные  сохранять».  
Наши последние очаги народного музыкального творчества  вытесняются  и выдавливаются не только из клубов и домов культуры, но даже  из  городских  парков.  На смену этому приходят пивные ларьки и палатки, торговые лотки и шашлычные, транслируемая на все обороты, зомбирующая музыка,  преимущественно,  на  чужом  языке.  А вокруг этого не интеллектуальные  беседы  и  общение  духовных  единомышленников,  а словно  оголодавшие, толпы  пьющих, курящих, жующих,  превращают  места  культурного  посещения  в  свалку  отбросов.    
В самые праздники, где, казалось бы, есть повод развернуть мехи тальянок,  дать возможность показать  себя  баянистам – профессионалам,  в  народном  стиле, чтобы  и  нам  любителям  было  бы  на  кого  посмотреть, времени  и  места  - народным  музыкантам  уже  не  оставили. 
Усилители  в  эти  дни  работают,  как  никогда,  на  полную  мощь.  (Потребление  пива  увеличилось  в  пять  раз).  Вот и получается, что народникам не приходится больше надеяться и рассчитывать на кого-то: на комитеты  и  департаменты,  на  центры  творчества  и  дома  культуры. 
Остаётся самим заботиться обо всём, делать, формировать концертные мобильные группы со своей программой и техническим оснащением, находить  удобные  площадки  для  выступлений  и  музицирования.  Находить мини  варианты  для  просветительской  работы  среди  молодёжи.   Ветераны  осуществляют  это  на  энтузиазме, часто,  за  свой  счёт!   Так  помогайте  им,  хотя  бы  статьями  в  газетах.   
Официальный  праздник  фольклора  два  раза в  году,  в  определённых  рамках  в  основном,  для  одноразового  посещения.  
Традиции  собираться – объединяться трансформировались  в  сценическую  постановку  на  возвышении,  сцена  с  высокой  лесенкой  отодвинулась  за  барьер. 
 Допущенному  к  такому  действу,  позволяется  спеть,  сплясать,  а  дальше - отвали!  
У  устроителей   своя  программа, которую  надо  заканчивать.  
Куда податься  в выходные  дни  «неорганизованному»  народу;  массовому любителю  способному,  желающему  самостоятельности,  проявить  себя  не  в  чопорных ограниченных  рамках  Дома  культуры,  а  на  воле,  в  своей  стихии,  по - простецки,  во  всю  ширь  своей  души.
Если  нечем  заняться  и  нет  цели – идут к  ларькам – они  на  каждом  шагу,  вблизи  от  мест  отдыха. 
                                            И. Коржуев
Это  мы  обобщённо,  поверхностно  пробежались  по  проблемным  моментам  в  народном  творчестве,  не  заглядывая  в  глубину,  не  останавливаясь  на  практических  вариантах.  Это,  так  сказать,  общая  канва  нашего  нынешнего  состояния.   Разговоры  о  наболевшем.
Нам предстоит  понять,  что  нужно  срочно  делать,  каким  образом?  В  каком  направлении  применить  наши  общие  способности,  с чего  начать,  какие  могут  быть  варианты  деятельности.
Понятно,  курсов  у  нас  нет,  инструкций – циркуляров  писать  не  будем,  на  совещание  мы  вас  собрать  не  можем;  но  мы  можем  поделиться  с  вами  своим  опытом,  наблюдениями,  выводами.  Это  поможет  самим  определиться,  в  каком  направлении  действовать,  что  предпринять,  какие  цели  перед  собой  поставить.  Доступнее  всего,  познакомить вас с тем опытом, который  имели авторы, активные лидеры,  музыканты,  организаторы,  «домашние»,  семейные  коллективы.    Нагляднее  всего  посмотреть,  как  они  действовали!  
В  своих  необычных  условиях.   
У  каждого,  они  - эти  условия,  были  и  будут  свои.   
Для  этого  нам  придётся  вернуться  назад,  к  истокам,  к  тому  состоянию,  в  котором  мы  все  когда-то  находились.  Писать,  о  чём  задумывались,  через  что  прошли. - Часть  первая  и  вторая  книги  в  сокращённом  варианте  ограниченно  распространяются  на  диске.  
(«Напечататься»  на  бумаге с цветными  иллюстрациями в  типографии  оценивается  в  полмиллиона  рублей).  
Если  у  вас  хватит  терпения  познать  наши  проблемы,  то  вполне  вероятно,  из  прочитанного, свой  вариант  практических  действий  у  вас  составиться.   У  нас  не  повести,  не  чужие  пересказы.  Без  утаивания,  без  прикрас,   пишем  не  столько  о  народной  музыке,  сколько  о  том,  как  выжить  деятельным  людям  в  новой  стихии.  К  примеру,  на  новгородском  опыте  работы  гармонистов-любителей  1985-2008  годов.
О  том,  с  чего  начиналось,  как  делалось,  к  чему  пришли.  Придётся  не  раз  повториться,  рассматривая  одно  и  то  же  событие  с  разных  сторон;  тайных  и  явных,  видимых сразу  или  аукнувших  в  последствии.  Не  будем  утверждать,  что  мы  были  какие-то  особенные,  владели  ситуацией,  сделали  что-то  сверхъестественное.  
Мы  действовали  в  своей  ограниченной  нише  народных  безымянных  музыкантов,  достаточно  устремлённых,  активных,  сумевших  в  трудных  условиях,  пойти  в  народ,  и  кое-что  сделать.  Ошибались,  огорчались,  но  продолжали  делать  для  народа  то,  что  ему  служило  поддержкой.  А  вот  как  это  было сделано -  написано  в  «проблемных»  статьях.   Мы  не  висели  в  Интернете,  не  заимствовали.
Здесь  ничего  не  придумано,  было  то,  что  есть, с  нами - реально!  
Творчество  музыкантов  рассматривалось  как  опорная  ступень  народной  культуры,  шаги  к  постижению  от  простого  к  возвышенному. 
Промышленные центры,  города  имеют  свои  планы,  возможности,  они  охватывают  какой-то  процент  близлежащего населения  своей  сферой  деятельности  в  культуре.   Но  не  всех,  и  только  процент  от  общего.  А  что  на  пограничных  удалениях?  На  окраинах, не  охваченных  комитетами территориях?  Среди  населения  со  своей  своеобразной  культурой  и  традициями  самим  наряжаться,  гулять,  веселиться – жить  своей   самостоятельной  жизнью! 
Всё  это  составляло  базовую  людскую  общность  и  привязку  к  местности.  Помогало  работать,  жить,  растить  детей.   В  этой  цепочке  налаженных взаимосвязей что-то тронуть  было  нельзя – народ  её  создавал  веками,  скрепляя  интересы  трудом,  родственными  связями  поколений  и  традициями.   На  этом  триединстве держалась  общность. 
Это  фундамент,  на  котором  стояло  Российское  государство.  
Нам  без  войны   разрушают  эту  триаду:  быт – культуру – экономику.
Если  этого  не  сказать,  то  и  говорить  тогда  о  демографии,  о  народной  культуре,  местном  выживании  или  ещё  о  чём-то,  нечего.  
Из  этой  практики выживания  сделаны  выводы,  написаны  вполне  конкретные  рекомендации.  
В  своём  варианте проблемных статей, в большей части их,  в  особенностях  изложения сознательно, «зашифрована»  технология  разрешения  организационных  проблем   на  новгородском  примере.  
Эта  сторона  деятельности  никем  не  исследовалась.  Её  не  охватить,  не  знаешь,  как  упростить.  И  не  напишешь  всем:  делайте,  первое,  второе, третье.   Пожелание – одно,  а  реальность?
Легко  сказать,  давайте  то,  делайте  сё!   Об  этом  многие  думали. 
 А  на  практике?  Если  раньше  всё  шло  естественным  путём  от  шестнадцатилетней  молодёжи,  они  жили  этим,  перенимая  от  старших, то  теперь  «это»  изображают  ветераны;  лишь  бы  кто  пришёл их смотреть!   Прочувствуйте  разницу!   Жизнь  как  поменяли.
* Нашим  способом,  каждым  абзацем  показано,  о  чём  пришлось  думать,  и  с  чем  иметь  дело.  
Это  не  повесть,  не  пересказы  событий – это  «учебник»  с  повторами.   Исследования  для  нынешних  и  будущих  организаторов,   как  сохранить  преемственность  поколений.
Последователи,  взглянув  на  наши  события  с  разных  сторон,  будут  иметь  представления  и  психологически  будут  готовы  к  тому,  с  чем  им  придётся,  возможно,  столкнуться. 
Эти короткие технологические зарисовки  предполагались  как  приложение  к  вполне  конкретным  рекомендациям.  
Одно, к  другому.  Как это  происходило  в  Новгороде с размышлениями, с  идеей  содружества  музыкантов, организации  Центров,  их  связям  с  мобильными  активистами-пропагандистами,  и  прочее.   
Пусть читатели  размышляют.  Обдумывают,  как  бы  они  поступили.  По ходу дела:  предлагаем  познакомиться  с  придумками,  стараниям;  без  них,  вряд  ли  будет  понятен  ход  наших  сегодняшних  деяний  и  помыслов.  
Наши  рекомендации  вытекают  из  определенного  опыта  и  исследований,  что заставляет  нас  рассматривать  некоторые  события  в  трёх  измерениях;  с  позиций  настоящего  бытия,  прошлого  времени   и   возможного  будущего.  
Пока  мы  в  активном  состоянии  не  сторонних  наблюдателей,  а  действующие  лица,  это  наш  суммированный  опыт  многих  энтузиастов – ветеранов  народного  творчества.
  Вращаемся  в  этой  стихии,  порядка  шестидесяти  лет;  не  будем  отбеливать,  подслащивать,  выхолащивать  текст.  Он  такой  сложился  исторически,  за  двадцать  пять  лет  деяний,  следуя  фактам.  Переиначивание,  переписывание  текста  завуалирует  проблему  выживания  или  уведёт  читателя  в  дебри  иных  рассуждений.
Книга  не  для  равнодушных,  очерствевших  сердцем  к  судьбам  народа  и  к  своим  ближним.  Там,  где  страдает  культура  и  отвергаются  добрые  помыслы,  а  молодёжи  не  предлагают  чем-то  полезным  заняться,  оставляя  её  не  увлечённой,  быстро  найдёт  своё  место  поросль  вандализма.  
 Это  обращение  к  самосознанию  нации,  к  самосохранению  изначальных  духовных  основ  в  каждом  из  нас. 

 


О  чём  пытаемся  сказать?

О  самосознании,  о  самооценке  простого  народа.  Самих  себя,  откуда  все  мы.  О  том,  как  мы,  нация,  себя  позиционируем,  какими  духовными  ценностями  обладаем.  Что  мы  теряем  и  что  имеем.  Что  мы  есть  в  своих  собственных  глазах  (оценках).
Мы  есть  то,  что  о  себе  думаем,  стоим  столько - во  сколько  себя  оценим.  Наше  место  там,  где  себя  скромно  или  достойно  поставим.  Пришло  время,  заявить  нам,  своим  потомкам  о  том,  что  мы  были  в  своё  время  на  своих  местах.  
Что  могли,  делали:  полагались,  ошибались.  Надеялись  и  безгранично  верили  своим  Гуру,  и  в  то,  «что  и  на  Марсе  будут  наши  яблони  цвести!»  Пока  не  оказались  в  лачугах,  у  треснувшего  пустого  корыта… Вот  только  тогда  стало  доходить  до  нас  осознание  того,  кто  мы  есть  на  самом  деле.  (Далеко  не  лестное).   
Это  осознание  необходимо,  чтобы  принимать  решения  к  действию.
Может,  не  стало  бы  надобности  нам,  заботится  о  каких то  дедовских  понятиях,  традициях,  бабушкиных  распевах,  деревенских  плясках,  если  бы  в  стране  у  народа,  дела  шли  к  лучшему.  И  были  бы  живы  хранители  этих  традиций.
Похоже,  к  лучшему  не  получится!  Потому  что,  к  «лучшему»  по «хорошему»  уже  пытались,  навязать  силой - получалось  хуже, 
Старым  мастерам,  народу - это  уже  давно  понятно.  
Иными  словами,  ни  опыт этого общинного  прошлого,  ни  индивидуальные,  семейные,  традиционные  навыки  восприняты  не  будут.   Потерялась  духовная  преемственность  и  связь  поколений.  
Поколения  идеологически  искусственно  разъединены.  
Новым поколениям  прививали  и  прививают  другие  ценности.   
Дедовские  традиции  содержали  в  себе  философию  сопричастности,  участия,  в  коллективном  действе,  в  общении  проживания.  В  общем  понятии  сбережения  мест  проживания  и  сферы  духовного  влияния. 
Ныне,  каждый  строит  своё  благополучие,  своё  будущее  в  отрыве  от  прошлого:  и  родительского,  и  традиционного.  Вне  родства, вне прежних  понятий.    Капитал - элита,  предпочитают – за  «бугром».
То есть,  надо  понимать,  общество  распадается  окончательно  на  предков  и  потомков  в  нравственном  плане.  Продолжит  существование  каждая  сторона  по  своим  интересам.  И  это  в  корне  поменяет «мировую»  структуру  общества  России.   Не  в  лучшую  сторону.  
В  ответ  на  коллективизацию,  войну,  индустриализацию  страны  новые  советские  семьи  в  два  с  половиной  раза  уменьшили  рождаемость по  сравнению с ожидаемым  минимумом!  (В  3,5  раза  меньше  средне  обычного  русского,  девятнадцатого  века).
Покинутых  внуками  стариков  ждут,   огорчения  и  одиночество.   Утрата  прежних  традиций,  встречаться  у  родственников  по  праздникам,  разведёт  внуков  и  правнуков  до  потери  родства.
В  этой  ситуации  активная  сторона  будет  строить  свои  прогнозы,  высказывать  претензии,  добиваться  искомого  результата  по  своим  понятиям.   Без  оглядки  на  какую-то  национальную  идею.    
Какая  может  быть у нации  идея,  без  идейного  родства  и  средств  к  существованию.  С одной  мыслью обобранных,  как  выжить?  
Когда  деньги  у чужих  дядей  в  кошельках,  за  границей.  
Надо  полагать,  у  этих  Дядей  свои  планы,  куда  их  потратить. 
И  вообще,  каким  дядям  нынче  нужны  наши  Российские  проблемы:  выживем  мы,  не  выживем,  в  каком  виде,  в  какой  формации,  если  и  своим,  «ближним»,  не  до  этого.  
Ветераны  это  остро  почувствовали  и  не  просто  так,  не  случайно  они  теперь  в  фольклоре  на  переднем  плане.  
Инстинкт  самосохранения  подсказывает  им,  где  надо  быть.  
Но  всё  дело  в  том,  а  кто  после  них  примет,  понесёт  и  сохранит  всё  это  сокровенное,  глубинное? 
Рок, Поп, масскульт или дома  культуры  соберут  потерянное  по   крупицам?  Да,  никогда!  Этого  не  будет. 
Есть  ещё  одно  мнение,  достаточно  серьёзных  людей:  писателей  -интеллигентов  городских  жителей  о  происходящих  изменениях.  По  их  представлениям,  мы  зря  беспокоимся.  Ничего  страшного  не  случится.  Идёт  естественная  смена  поколений,  ничто  не  вечно,  уходят  старики,  уходят  их  традиции.  На  смену  гармошкам,  баянам  идёт  современная  техника.  Молодёжи  она  нравиться  больше,  вот  она  и  будет  играть  народное,  песенное,  плясовое  и  патриотичное  на  этих  новых  инструментах.  (Мнение писателя - редактора  журнала). Таково  представление  городской  интеллигенции.  На  чём  и  как?   Не  очень  понятно.
Заметьте,  уже  не  на  роялях!  Фортепиано   не  в  моде - на  свалки  выносят,  потому  что  и  по  дешевке  их  не  продать – мало,  кто  спрашивает.  Гитарами  насытились, если  и  покупаем,  то  скорее  по-баловаться,  а  не  с серьёзными  намерениями  учиться  играть. 
В  бытовой  практике  синтезаторы  не  в  ходу.  Ими  пользуются  для  обучения,  сочинительства,  но  есть  в  них  особенности,  которые  в  быту  делают  их  малопригодными.    Их  применение  совершенно  специфично - эстрадное.    
С  трудом  можно  представить  себе  школьника,  (молодого  челове-ка),  играющего  на  завалинке,  или  шагающего  по  деревенской  улице  с  синтезатором  и  наигрывающего  местную  - «под  песни»  или  кадриль.   Нечто  подобное  уже  было  в  ходу, опробовано  с  магнито-фонами  и  караоке.  Парадоксально смотрится  и  муторно  управляет-ся.  Т.е. это чисто  городские  представления  о  жизни  села  по телевизионному,  эстрадному  сценарию. А  потом, разве это  местное,  живое  самобытное творчество.  Скорее,  низко  павшее  ремесленничест-во.    Вот  так  нам  меняют  общественное  мышление:
Если  с  таким  вариантом  развития  событий  соглашаться,  то  по  аналогии  и  в  других  видах  искусств,  зачем  так  сильно  упираться,  стараться  рукодельничать.  Что-то  изобретать,  украшаться,  тяжелы-ми  раздумьями  себя  мучить.  
Проще  лепить  по  чужому,  готовому,  по  штампу.  Скажите,  если  всерьёз,  как  это  будет  объединять,  помогать  населению?   (Наш  разговор  шел  о  выживании  сельчан).
Эстраду  с  усилителями  будем  сооружать,  или  в  зале  сидеть  и  слушать  только  сердючное?   Мы  уже  всё  проходили,  это  у  нас  уже  есть,  в  плеерах  «работает»,  не  дёшево  обходится.  
Потом,  где  растут  эти  индивиды,  которые  вот  так,  за - здорово  живёшь,  по  выходным,  будут  куда – то  ездить,  играть.  
Как  это  было  принято  у   наших  родителей,  у  дедушек,  бабушек,  за  много  километров.  При  любом  раскладе  таких  вариантов  не  просматривается.  Меняется  сама  суть  жизненного  уклада;  от  общественно-полезного  к  частному,  индивидуальному, с явным  пред-почтением,   материально - безнравственного.
Скорее  всего,  надежды  на  благоприятное  продолжение  фольк-лора  новыми  технологиями  и  средствами - безосновательны.  
Попросите  у  молодого  автомобилиста  флешку,  послушать  их  матюжный  «фольклор»  и  Вы  поймёте  ситуацию,  о  чём  мы  пытаемся  сказать. 
Позиция  ответственного редактора  понятна, а  «слепота»  писа-теля? - хитрый  ход  интеллигента  либерала,  или  что  иное?  

Будут  ли  играть  наши  дети  на  инструментах
«Золотые  планки»?  То  же  вопрос.
О состоянии музыкальных инструментов в Новгородской области

Прежде чем писать о состоянии материальной базы, мастер несколько лет прослушивал инструменты приезжих музыкантов, разных областей, беседовал с учителями,  осуществлял  ремонт,  спрашивал  мнение  других  мастеров.
Вывод таков: в широком применении  90 % расстроенные  музыкальные  инструменты;  Идеального  б/у не встречал. Каждый второй  требует серьёзного  ремонта,  настройки.  
Обучение  начинающих осуществляется в большинстве – на дефектных инструментах.  А  с  этим  в  детских  музыкальных  школах  всегда  большие  финансовые  проблемы.   На  ремонты,  настройки  денег  нет.
Великий Новгород не обойдён концертами, выступлениями известных музыкантов: и только учителя и родители знают, каких трудов стоит выход  артиста-музыканта  на сцену.  В этой области занятий с чужого конспекта не спишешь и за  две-три бессонные  ночи  материал  не  освоишь.  Если к этому добавить, что студенту для хорошего обучения требуется  инструмент  за  сотни тысяч рублей,  тут  невольно  задумаешься.  
Не обойдёт стороной эта проблема многих из вас, если не прямо – косвенно.  Это  может  коснуться  ваших  внуков,  племянников.
Вопрос стоит так:  «Что мы,  взрослые,  вкладываем  в детские души?!»  Дети начинают с чистого листа. Дадим им чистые тоны, эталоны звуков,  красоту созвучий  или забьём их слух фальшивым звучанием  сиплых,  хрипучих,  завалявшихся  инструментов.
По второму, третьему,  кто его знает,  по какому  кругу пользования, без ремонтов, настроек пошли  баяны,  аккордеоны, гармони  тридцатилетней  давности.  Их техническое состояние, настрой не выдерживают никаких  допусков,  их  без  мастера  и  в  руки  брать  нельзя.   Их  потенциальная  опасность  велика  для  всех  слушателей.
Мы взрослые, имеем в памяти какие-то музыкальные образы, представления,  пытаемся  их  воспроизвести.  У ребёнка такие образы, эталоны музыкального звучания только начинают  закладываться,  запоминаться.  От  того,  что  они  своими  ручонками  на  наших  инструментах  воспроизведут.
Если хотите видеть своего ребёнка здоровым и музыкально-счастливым, изначально вкладывайте в его руки «здоровый» инструмент:  лёгкий, певучий, ответный, строенный.  И  успевайте  сделать это,  пока  не  поздно!   «Больной» инструмент – это мучитель! 
Намучившись с неисправным, не настроенным инструментом ученик, испытывает отвращение  к  занятиям,  музыке  и  всему,  что  с этим  связано.  Даже  слышать этого  не  хочет.  А  аккордеон,  (баян) – мучитель, с  нехорошими, больными  вибрациями,  влияющими  на  органы  чувств?  Задарма  сбывается  следующему  претенденту  в  музыканты!

Когда-то и  мне  родители, задёшево, невесть что купили! Это была  визгливая, пустоголосая  гармонь, которая должна была,  научить  меня  играть!  Ненавижу!  её  до  сих  пор,  за  её  поросячий  визг!  Как только родители потеряли бдительность, запилил её насмерть напильником!  Пытался  перестроить  на  божеский  лад.
Наверное,  в  тот  день  во  мне  и  рождался  будущий  мастер.
Сейчас, когда я, мастер-реставратор, сижу по двенадцать-четырнадцать часов с микроскопом, исправляю заводской брак, отчётливо  понимаю:   «Халтура  и  бессовестность  сгубили  нас!»
Нельзя так работать! Дорогой ценой приходится потом расплачиваться  другим  за  наше – «авось,  небось,  кажись  пронесёт».
Хороший музыкальный инструмент доставляет радость и удовлетворение.  Он  легко  отдает  звук,  поёт  в  ваших  руках.
Он имеет свойство притягивать, тянуть к себе, возбуждает желание подходить к нему, брать в руки, играть, учиться – он  нравиться, к нему любовь!   
Что такое  нелюбовь – вы  и  без  меня  знаете.
Уважающие себя, и слушателя, музыканты, проверяют свой инструмент  периодически. Такая потребность возникает постоянно. Всё зависит от состояния,  условий  хранения,  интенсивности  эксплуатации.
«Чисто» сделанные, настроенные баяны, аккордеоны, гармони (да и струнные то же), пролежавшие несколько лет без применения, могут заиметь признаки порчи или расстроя: от чрезмерной сухости или сырости,  от  моли,  жучка,  усыхания  кожи  или  от  ржавления.
Что  и  случается  постоянно.   Инструмент может служить долго, если  регулярно  приносить  его  мастеру  на  «техосмотр».
Прослужившие двадцать–тридцать, а то и пятьдесят лет так же можно  восстановить,  но это  месяцы  труда,  никем  не  оплачиваемые.
Мои сыны, насмотревшись,  как  горбатится их предок за пятёрку в день  и  близко  не  подходят!  И  мастерами  в  этом  деле  не  будут! 
«Все»  понимают:  там,  где  машины – платят. 
Где компьютеры  на содержании – платят,  а  музыка – это  как  бы  народное,  нашему  народу  можно  не  платить.
В теории фабрики, мастера как бы есть, или должны быть. На самом  деле  здесь  давно  катастрофа.  Фабрики  закрылись!
Тысячи  людей,  в  былое  время,  имели  занятия  и  работу  в  сфере частного  производства  музыкальных  инструментов.
Ткачи, кожевники, кузнецы, косторезы, краснодеревщики, сборщики,  настройщики,  продавцы,  музыканты.   Была  конкуренция.
Власть смела частную собственность, собственников, производителей, потребителей,  сначала  по отдельности,  потом  семьями,  деревнями.  
И что  мы  имеем  сегодня  слушатели?  Всё смели  до основания?   Или  как?    Кого-то  еще  сметем!   
И  сметаем  своё  родительское,  нынешнее  музыкальное,  далёкое  и  близкое  прошлое.    В  этом  мы  преуспели,  а  нашим  детям  заграница «поможет»  забыться  и  забыть  кто  они  такие.
Может быть, наше национальное умение быть талантливыми,  самобытными,  самими  собой  не  надо стало?
Так не считаем. В человеке всегда есть потребность, тяга к чему-то светлому,  радостному,  зовущему,  объединяющему.
Музицирование  как  раз  и  есть  то,  что  надо  душе. 
Музыкальные инструменты по своему устройству сложны, трудоёмки и очень «тонко» строятся, - на слух  микронами.  Глаз не видит – нервы  и  нейроны  самого  мастера  вибрируют.  
В  голове его, с детства, от отца или деда эталоны звуков хранятся, он  даже  своей  кожей  вибрации  «слышит».  
Помнит звучание хорошей скрипки, Космический гул,  тон  Царь-колокола.  В красивое звучание старинного инструмента секретов вложено немало.  Не  даром  мастера  закрывались – куда  доступа  не было  никому.
Механику рояля совершенствовали сто лет. На баян ушло чуть меньше – семьдесят. Конечно это сложные в настройке изделия, много ручного труда требуют, бережного обращения. И так же, как машины, компьютеры – средств  на  их  поддерживание  в  рабочем  состоянии.
На  духовное  денег  нет.  Умолкают  в  семьях  и  фортепиано.
Нынешнее положение музыкальных школ и коллективов в этом отношении – бедственное,  если  не  сказать – плачевное.
От  ржавого  скрипа  у  преподавателей – психоз,  слёзы  текут.
Не  думайте,  что  призываем  к  возврату  прошлого.  
Скорее, сожалеем.  О  несбывшихся  надеждах.  О  бездарных  потерях.  Об  утраченных  полезных  навыках  приходится  скорбеть.  Не  забывайте, музыкальные  инструменты,  музыканты,  не  давали  людям  потеряться  в  одиночестве,  помогали  знакомиться,  создавать  семьи,  совершенствоваться  духовно.  Хорошие нравы  поднимали  уровни  мировой  цивилизации.
Они  и  детей  звали  трудиться,  постигать  премудрости  жизни.
С  исходом  народных  музыкантов  порвётся  незримая  цепочка  многих  явлений.   Разучатся  петь,  плясать,  объединяться  по  интересам,  двигаться  под  музыку.  Исчезнут  мастера.  Исчезнет  этот  народ,  его  общность.  На  смену  нам  придут  другие,  способные  объединяться.  
Заморочились  настолько,  что  перестали  понимать  историю.
За  нашими  плечами  уже  никто  не  стоит!   Ни что не  роднит.
Так  что  проблема  не  в  том  моменте,  убудут  ли  гармонисты  или  ещё  кто-то,  а  в  том,  что  за  этим  следуют  необратимые  гибельные  последствия  социального,  демографического  характера.    
Приводим  достоверные  факты  и  размышления  к  ним.  
Только  что, 10  июля  2010  года  случайно,  у  ветерана  Алексея  Петровича  Дмитриева  в  Старой  Руссе  просмотрели  видеозапись 1995  года - празднование  восьмидесятилетнего  юбилея  жительницы  соседней  деревеньки  Муравьёва.  Приехали  к  ней  семь  сыновей,  все  семеро  гармонисты – младшему  на  тот  момент - сорок  лет.  Когда  этот,  младший заиграл старинно-старорусскую мелодию, Антонина Михайловна  Дмитриева  в  свои – то  годы  по  памяти  запела  такие  напевы,  с  такими  интонациями,  какие  нашим  фольклором  давно  не  поются.  В  молодости  Антонина  Михайловна – простая  деревенская  жительница - крестьянка  пела,  сама  играла  на  балалайке.  С  мужем  гармонистом  вырастили  семерых  сыновей,  которые  так  же  умеют  петь, играть и  плясать. Уникальность  здесь в  том,  что  всем  им в  российских  передрягах  удалось  выжить,  поработать  в  сельской  местности  и  «сбежать»  из  родной  деревни.  
Нас,  исследователей,  в  этой  ситуации  заинтересовало  следующее.  Если  бы   пошло  всё  по  нормальной  Российской  традиции  стариков,  (без  революции – коллективизации), то  у  этих  семерых  крепких  мужиков  со  здоровыми  генами  родилось  бы  потомство  минимум  35  детей.  (до  49  мальчиков  и  девочек).  
А  на  самом  деле,  сколько  вы  думаете?   
В  ответ  на  коллективизацию,  войну,  индустриализацию  страны  семь  новых  Советских  семей  - (14  взрослых),   дали  всего - 14  детей!  
В  два  с  половиной  раза  меньше  ожидаемого  минимума!  (В  3,5  раза  меньше  средне  обычного  русского).  Вот  Вам  и  демография.  Только  одна  семья  в  этом  поколении  осталась  работать,  доживать  в  сельском  хозяйстве.  Шестеро  и  все  дети  семерых  сбежали  в  большие  города.   Рассмотрим  причины,  следственную  связь  событий:   
Молодому  человеку,  окончившему  школу,  отслужившему  в  армии,  вернувшемуся  домой  в  родную  деревню,  предстояло  начинать  самостоятельную  жизнь,  планировать  свою  семью.  
В  крестьянской  избе  тесно,  работа  только  в  поле  за  трудодни,  одеться  надо  самому  и  будущих  детей  кормить, учить  надо  -  перспективы  для  нормальной  жизни - никакой.  Потому  что,  в  строгих  рамках  колхоза  иного  выбора  не  предоставлялось.  Это  первое.  
Второе.  Чтобы  создать  полноценную  семью  с  детьми  всегда  требуется  жильё  и  картошка.  
Сколько  у  тебя  её  для  самостоятельной  жизни  (с  детьми  и  стариками)  есть,  столько  ты  их  и  наживёшь!  Того  и  другого,  у  каждого  начинающего - сплошные  нули.  Молодой  человек  не  отягощён  никакой  долей  земельного  наследства.  У  него  нет  к  ней  привязки.  Ему  ничего  не  принадлежит  и  в  деревне  не  держит.   
(Кроме  родства  и  детской  привязанности  к  воспоминаниям).  
Родители  были  закрепощены  и  обмануты,  работали  за  трудодни.  Оставался  один  выход,  искать  счастья  на  чужой  стороне.  И  сегодня  у  нас,  для  этого  и  следующего  подрастающего  поколений,  новые  витки  всё  того  же.    По  истории,  «нового»  антинародного  переустройства.  
Пора  бы  понять,  так  жить  нельзя!
На  сколько  голов  эти  четырнадцать  городских  семей,  вновь  сократят  свою  потомственную  численность?  
Пока,  на  сегодняшний  день,  мы  насчитали  шестнадцать  ребятишек  в  разных  городах  и  ни  одного  потенциального  в  сельской  местности.  Какой  уж  тут  фольклор,  общение  или  родственные  связи  в  малочисленных,  разбросанных  на  тысячи  километров  семьях?  
Не  соберутся,  не  запоют  старики,  а  городские дети  вообще,  петь,  плясать,  играть  по  варианту  родителей,  бабушек  не  станут.  
Потому  что,    не  знают,  как  это  делалось.  По  причине  глубокой  разобщённости  семей.  В  некоторых  таких  сёлах  Новгородской  области  зимуют  по  одному,  два – три  старых  человека.  Ликвидированы  школы,  почта,  клубы …   Какие  молодые  специалисты  туда  поедут?
Что  из  этого  следует?  
Кризис  и  новый  кризис!  Духовный,  моральный.  И  вырождение. 
Деревни  дачникам,  пока  не  сгниют  старые  домики.  Кто  будет зарабатывать  пенсии  этим  ветеранам?  Где  брать  миллионы  на  квартиры  молодым  семьям,  при  такой  безработице,  низкой  зарплате?  
Встают  проблемы  безысходности  молодых  семей,  потери  здоровья  нации – уменьшение  рождаемости  детей,  увеличение  абортов,  стрессы,  алкоголизм,  разводы,  больные  брошенные  дети.
Поля  пустуют - где  брать  продовольствие большим  городам  с  этими  детьми?  За  границей…  А  если  снова  мировой, экологический, (да  мало  ли  какой?)  кризис!?     И  нет  надежды,  что  будет  лучше.
Июль 2010  года.  Материалы  из  экспедиция  по  маршруту:  Великий  Новгород,  посёлок  Пола,  Борок, Парфино,  посёлок  Юрьево - Парфинский,  Старая  Русса,  деревня  Муравьёво,  Шимск,  Новгород.
И  теперь,  у  нас,  для  этого  и  следующего  подрастающего  поколений,  новые  витки  всё  того  же,  по  истории,  «нового»  - криминального,  агрессивно  антинародного  переустройства.  
Старших  и  младших - всех затронула эта перестройка; проблемы  поисков  работы,  жилья,  алкоголизм.  Так  как  мы  жили  продолжать  было  нельзя,  но и  в  нынешнем  варианте беспредела,  нормально  выжить  невозможно.   В  ответ  на  созданные  трудности  молодые  семьи  не  могут  создать  себе  даже  минимальный  людской  демографический,  пенсионный  резерв  выживания.   
В  только  что,  упомянутых  молодых  семьях  последнего  взрослого  поколения,  допустим,  суммарно  будет  14 – 16 детей!  Как  решить  квартирный  вопрос?   Толпы  обманутых  дольщиков - «строителей».  Куда  ни  повернись – блеф  и  кризис  доверия.   Самая  доходная  статья  -  обман  и  бандитизм.  Сращивание  местного  управления  в  сговоре  со  строительным  криминалом.  
Нация  превращается  в  малочисленную  бесправную  народность без корневых  основ,   без  традиций,   с урбанизированной  культурой.   
С  такими  темпами  вырождения  окраины  и  глубинка  России  окажутся,  уже  оказались  беззащитными,  безлюдными  зонами.  
Мы  посетили такие,  и эту,  уютную  деревеньку  в  день  праздника.  Полсотни  домиков,  улица  длиною  четыреста  метров.  Прошлись  по  ней  с  гармошками.  Никто  к  нам  не  вышел.  
И  по  дороге  к  ней,  когда  ехали  туда  и  обратно,  спешащих  гостей  не видели.  
Два  старичка-пенсионера  пояснили:  да,  точно  сегодня  «Власий»  и  день  деревни.  Только  народа  в  ней  нет,  гулять  некому.  Малознакомые  иногородние  временные  дачники,  да  те,  кому  деваться  некуда… 
Посетив  несколько  таких  деревень,  заметили  некую  настороженность  и  странность - изменилось  отношение  проживающих  к  появлению  гармонистов  на  их  территории.  
Приехавшие  горожане  потеряли  представление  о  предназначении  деревенских  музыкантов  и  праздников:  собирать,  объединять.  
Либо  проходят  мимо,  просят  не  «шуметь»,   или  смотрят  на  появление  музыкантов,  как  на  частное  приложение  к  шашлыку  в  веселой  компании.  
Выросшие  в  новых  городских  условиях,  они  отвыкли  от  деревенской  народной  музыки.  Не  воспринимают  её.  Теперь  она  для  них,  русских,  выросших  в  городах,  или  долго  там  живших, не привычная  «чужая».   Они  устали  от  городского  шума. 
Народное – бытовое,  в  больших  городах,  не  популяризируется,  а  местные  жители  припомнить  не  могут,  кто  у  них,  когда–то,  играл в   последние  годы. 
Эта  пустота  оборачивается  потерей  возможностей  общений.  Наносит урон  и  разобщение  всем  сферам  сельского  общества.
В целом в русском обществе идут необратимые потери здоровья,    духовности,  нравственности,  чувства  долга,  ответственности  за  судьбы  людей.  Чиновничество в своих рядах растёт, кооперируется, строит  свою  рыночную выгоду. 
Криминальная эволюция  общества соответствует  их  интересам.  Им  не  важно, кто  выживет;  свой  интерес они  будут  иметь  от  любой  народности.  
Внуки в этой нездоровой  среде  ищут свой выход.  Нам  не  понять  их  нынешних   пристрастий  и   немотивированных  поступков.  В этом беспределе нам  нечем  им  помочь.  В  практике  нет  морали,  справедливой  привлекательной  идеи.   Не  на  что  опереться.  

Чем   озабочено   Российское   радио

Когда  довелось  побывать  в  Кабардино-Балкарии,  немало  был  удивлён, с каким  бережением,  относятся  к  местному  национальному,  песенному,  музыкальному  достоянию.  После  важных  правительственных  сообщений  и  новостей  непременно,  местное  радио  транслирует  большими  временными  блоками  свои  музыкально – песенные  передачи.   
Эти  передачи  настолько  часты,  длинны  и  стабильны,  что  становятся  сразу  заметными   для  приезжего  человека.   
Чувствуется  основательная  дань  всему  народному,  бытовому,  коло-ритному.  Причём,  сопровождаются  приятной  лирикой  и  музыкально-стью.  Невольно  берёт  гордость  за  такое  отношение  ко  всему, своему  бытовому,  потому  что,  прославляют  своих,  достойных  уважения  граж-дан. 
Постоянно  слушаю  своё,  Российское  радио  2000-х годов, и  удивля-юсь  беспардонности,  с  каким  оно  обходится  со  «своим»  народом.  
На  многие  годы  выключили  своих  музыкантов,  вырубили  арти-стов,   заткнули  национальных  исполнителей,  народных  песен,  опустили  трудолюбцев. Славят жуликов. Каждое  утро  по  сорок  минут  просветительские  уроки  о  звёздах  американской  эстрады.  И  ничего  такого,  что  поддерживало  бы  наш  Российский  дух  и  имидж.    
Выведены  из  эфира  мелодии  наших, прошлых  поколений.  Какие  бы  они  ни  были,  всё  же  это  были  некоторые,  пусть иллюзорные,  но  всё  же  наши  мечты  о  хорошем.  
Подчас,  не  столько  слова,  сколь  сама  мелодия  желательна,  чтобы  старики  смогли  расслабиться,  забыться   среди  потока,   стихий,  грабежей,  насилий.  Да  и  мы  не  старые,  не  слышим  теперь  свои  народные  инструменты,  забыли,  как  играли  наши  прославленные  баянисты,  балалаечники.  
Что  совсем  досадно,  так  это:   когда  бы  ни  сел  к  чаю,  обеду  на  тебя  обрушивается  радиопоток  совсем  несъедобного,  безобразного  сообщения:  советуют  всем  поголовно  лечиться  от  запора,  недержания,  косоглазия,   простатита.  Будь  их  воля  -  всем  бы  пожелали  менингита, с  горшка  не  слезать,   на  ноги  не  вставать.   
Внушают,  делают  нацию  больной  и  умалишенной.   
Это  ж,  за  какие  цены  они  нам  втюхивают  свои  услуги  и  товары,  если  с  наших денег  день  и  ночь  крутят  миллионные  рекламы?  
С  какой  лёгкостью  московские  политиканы  лишили  народ,  страну  прошлой  истории,  пусть  и  не  самой  хорошей.  У  народа  без  памяти  к  прошлому – нет  будущего,  он   лишен  Родины.  
Самое  плохое  это  то,  что  радио,  которое  мы  считали  своим,  на-шим,  любили  музыкальные  передачи  слушать, вырубило  свой  народ,  старшее  поколение  из  участия  строительства  своего  будущего,  лишило  его песенного  музыкального  прошлого;  таким  образом,   и   надежды  на  достойное  существование,  доживание.  
Учит  теперь  народ,  как  болеть  и  тратиться  не  по  средствам.  
Надеемся,  эта  ситуация  в  корне  изменится.  С  этой  весны  чаще  слышатся  известные  мотивы   и  передачи — лишь  бы  это  снова  не  оборвалось.   Знания  о  мировой  культуре  народов,  конечно,  нужны,  не  в  ущерб  своим  интересам.
Молодые  люди  ещё  подходят  к  нам,  народным  музыкантам,  что-то  просят сыграть,  заказывают  песенные  мелодии  и  далее  первого  куплета  никто  ничего  не  помнит,  не  может  петь.  
Не  на  слуху,  мелодии  общественно  не  звучат,  радио  их  не воспроизводит.    Откуда  быть  прошлому  в  сумбурном  новом  будущем.
Только  если  верха  озаботятся,  может  что  и   изменится.  Про  традиции  вспомнят.  Радио  по  другому  заговорит,  телевидение  начнёт  скромных  показывать.
    Но у  нас,  пока  Президент  с  высокой  трибуны  не  выступит, безнадежно  на  что-то  надеяться.  


Мы  не  будем  играть  так,        
как   играли   наши   деды ! 
Потому  что, многое  изменилось.  

И. Коржуев
И  мы  уже  не  те,  и  дедов  своих  никогда  не  видели,  только  рассказы  о  них,  да  некая  грусть  чего-то  дорогого,  потерянного,  не состоявшегося.  
Это,  наверное,  потусторонняя  тоска  оставшихся  в  живых,  как  в  войну,  потерявших  своих  близких.  Они  как  бы  есть  вне  нас,  наблюдают,  чем  мы  наполним  освободившееся  пространство.  
Припоминаю  гармонистов - дальних  родственников,  гулянки,  свадьбы,  посиделки.  Любили  мы,  босоногие  мальчишки,  смотреть  и  слушать,  особенно,  когда  играла  «Петербургская»  трехрядка  со  скошенными  уголками.  
Привлекали  ее  звуки,  тембр,  движения  мехом.  Такие  четкие,  неповторимые,   переборы - повороты.  Гармошечки – говорушечки.    Давно  это  было!
Хотелось  бы  увидеть, услышать  что-то  подобное  сейчас,  поучиться   работать  мехом.   Только,  нигде,  и  никак,  этого  больше  не  будет.  Ни  тех  инструментов,  ни   игроков.  Как  умели  они  это  делать!!
Пробовал  сам  что-то  подобное  изображать  на  нынешних  «хромках»,  и   так  и  этак  -  никак  не  получается!  Не  ради  забавы,  продуманно,  исследую,  как  это  может  быть,  почему  не  вытянуть  тремоло  мехом,  форшлаги,  четкие  повороты   на  соседних  нотах?   
Должен  сказать,  широкий  растяг  мехов   на  метры  не  люблю,  не  одобряю.  Лихо,  эффектно,  но  не  бережливо!  Рвутся,  слабнут  уголки. Как только  борины  начинают «хлябать», это  уже  загубленный  инструмент.
И  так, почему мы  не такие,  и  не сможем  играть  как  наши  деды? 
Во  первых,  потому, что  не  стало  этих  самих  дедов.  
Не  с  кого  брать  пример.  То,  чего  не  видел,  не  слышал - того  не  ведаешь.  Вдобавок, оказалось,  и  конфигурация  инструмента  нужна  другая,  квадратная,  с  хорошей  механикой.  «Квадраты»  намного  удобнее,  позволяют  легче  играть трели, трясти  мехом  вне  зависимости  от  количества  борин.   Этим  искусством  мы  не  владеем. 
У  высококорпусных  инструментов  тяжелый  «ход».  
Они  излишне  материалоёмки,  тупы,  инерционны,  тяжелы  на  «поворотах».  Потому,  к  таким  изделиям,  столь  много  нареканий.
Деды  десятилетиями  изобретали  инструменты  и  приёмы  игры  на  них,  пели,  плясали.   А  их  всех  взяли  да  и  ухлопали  вместе  с   их атрибутами,  в  несколько  приёмов.  
Второе. Подчистили библиотеки, сменили репертуар. Народный,  на  другой,  полит - революционный.  Не  достаёт  в  инструменте  одного-двух  пониженных  или  повышенных  голосов  и  всё,  дедовские  наигрыши  не  сыграешь.  
Дедовские  гармони  были  трёх – четырёх  рядные  не  просто  так,  не  ради  забавы.  Даже  маленькие  инструменты  имели  тембровые  камеры  и  настраивались они  по  другому,  в  хорошем  чистом,  присущему  русскому  духу -  миноре.    Третье  -  разорили  деревню.  
С  чего  кому-то захочется  плясать,  выпендряться.  Кому,  перед  кем?  
Почему  деревня!   А  потому  что  это  людской  родниковый  колодец,  из  которого  черпали  все  и  всегда.  Не  берегли  и  пинали.
Первыми  исчезнут,  «завянут»  деревенские  гармонисты,  балалаечники,  певцы.  Одинокие,  брошенные,  стареющие.  Кому  играть,  петь?   
Ни  гулянок,  ни  посиделок…  Бабули  постарели.  «Ты, да  я, – да  мы  с тобой»  вот  и   вся  деревня.   
Среда поддержки  исчезла, исчезают традиции. Сказываются годы,  многое  уходит  из  памяти,  потому  что,  не  играется,  не  повторяется.  Иногда,  из  подсознания  что-то,   пробивается,  а  назавтра,  не  записанное,  вновь  исчезает.  Если  нет  посиделок,  поддержки  гармонисту,  он  как  бы  ни  что!  Потому,  что,  посиделка,  это  не  эстрада.  И  не  гулянка.  В  посиделке,  не  спешный  разговор,  шутки  и  спокойное  без  напряга  пение.  Голос  можно  повысить,  понизить,  и  гармонист  мог  вписаться.  В  последующем  повториться.  Музыкант  тут  же,  изобретал  мелодию.  Шёл  неспешный  отбор  вариантов,  под  кого,  подо  что!  
Вырабатывался  тот  самый,  самый  местный,  нужный  особый  приём,  мотив.  Никем  более,  неповторимый.   
В  этом  было  своеобразие,  индивидуальность,  нечто  значительное. А  если  этого  сейчас  нет,  и  нет  повтора,  как  пришло  озарение,  так  и  ушло!  Не  стало  среды  сотворения.  Обеднело  творчество.  Бесповоротно.  Радио  не  играет,  пластинки  ушли,  дома  никто  не  поёт.  А  это  музыканту  серьёзнейшая  проблема!   Даже  свериться  не  с  кем!  
Внуки  в  городах;  от  народных  инструментов  их  давно  и  успешно  отвернули.  Петь  учила  школа,  дипломированные учителя  пения.  Только  эти  ученики  с  нами  не  поют,  да  и  кто  скажет,  поют  ли  они  в  своей  компании  вообще  народные  песни?  
Так  что,  местных  музыкантов  ждёт  потеря  навыков.  
У  сельских  музыкантов, уехавших  в  города,  в  творческом  плане  у  многих,  перспектива  не  радужная.  Эти  гармонисты  от  завалинки  с  приплясами.  Кто-то  может  приспособиться,  а  половина,  нет!   Не  та  среда,  не  их,   не  та  стихия.  Да  и  самой  желаемой,  стихии  нет.  Разве  что,  они  могут  придти  в  парк,  посмотреть,  как  танцуют,  играют  другие.   Боевитые!  Редко,  кто  из  них  пробьётся   на  скамейку  запасных  игроков.  
В  городе  «выживают»  сильнейшие! С дорогими  инструментами,  за  десятки-сотни  тысяч  рублей.
Теперь  в  городе  разнородная  публика,  в  ней  нет  единства  стиля,  нет  глубокого  понимания  всех  былых  тонкостей.  
Это  горько  сознавать,  но  это  так!  И  всё  меньше  тех,  кто  это  осознаёт.  Разнобой  понятий,  вкусов,  потребностей.  
Утрачено  уважительное  отношение  к  духовному,  глубинному,  самобытному  и  местному.  Эта  утрата  -  народной   Души - совести. Невосполнима.  Природа  не  терпит  пустоты,  какая-то  напасть займёт  её  место.
Дорого  обойдётся  всё  это  нам  и  Государству.
Не  скроем,  боевитых,  даровитых  ждёт  успех.  Это  удел  немногих,  способных,  а  главное  -  активных!   Но  это  уже, совершенно,  другая  музыка.    Городская,  отчаянная — под  усилитель.  
Среди  этой  категории  музыкантов  выделяются  «бойцы».  Профессионалы  своего  дела. 
Особенно  городские  эстрадники,  заводилы.  С неукротимой  энергией  и  напором,  такие,  как Сергей  Борискин.  С  феноменальной  памятью  и  работоспособностью.  С  богатой  практикой  и  своей  программой.
Не  думайте,  что  им  легко  всё  даётся.  Работают  они,  не  абы  как,  работают  не  покладая  гармони,  на  износ,  не  жалея  себя.  Выручает  многолетняя  тренировка,  целеустремлённость,  желание  заниматься  делом  и  сохранить,  то  последнее,  что  ещё  осталось.   
На  сегодняшний  день  команда  Борискина  Сергея  самая  активная  и  работоспособная  на  всей  Европейской  территории  России.  
Объединяет  она  многих,  в  разветвлённую  сеть,  ближних  и  дальних  городов,  со  своей  базой  и  транспортом.  Богатой  разносторонней  программой.  Поучительный  пример  для  достойного  подражания  в  творческой  деятельности.
Все  члены  большой  семьи,  по  мере  своих  сил,  каждодневно  вносят  посильный  вклад  в  практическую  концертную  деятельность:  собирают,  объединяют  вокруг  себя   известных  музыкантов,  душевно  встречают,  провожают  в  поездки  по  дальним  маршрутам.  
Географически  к  их  месту  проживания  близко  примыкают  пять  промышленно  развитых  областей,  с  хорошо  развитым  потенциалом  и  интересом  к  творчеству  народных  музыкантов.  Они  там,  популярны,  повседневно  востребованы,  на  высоком  профессиональном  уровне  и  оценены  по  достоинству.   
В  последнее  время  на  Северо-Западе успешно  засветился  Московский  Продюсерский  центр  Русская гармонь.  Охватывает  Ленинградскую,  Новгородскую,  Тверскую,  Вологодскую  и  другие  области.
Программа  Центра  гармонистов  проста  и  понятна:  сохранять  традиции,  поддержать  народ,  его  творческие  и  духовные  силы.     
Мы  понимаем,  того,  что  было,  вернуть,  воспроизвести  невозможно,  но  и  нельзя  дать  потеряться  оставшемуся,  что  ещё  есть  в  народе.

Какой  фольклор – без  музыкальных  мастеров?

Как только со «сцены» сойдут  гармонисты,  невольно  наступит  очередь уходить, балалаечникам,  баянистам. 

И. Коржуев
Пятьдесят лет, как я интересуюсь музыкальными инструментами, их качеством, устройством, сохранением. Интересуюсь секретами изготовления. Почему редкие инструменты звучат так, что их голоса запоминаются на всю жизнь, как эталоны красоты, а другие, после первой  игры  и  в  руки  брать  не  хочется.
Опытные музыканты знают: о хорошем инструменте можно всю жизнь мечтать и не заиметь, по той простой причине, что и наши магазины их не имели; конвейерное производство не давало качества, частное  производство  запрещено – преследовалось.
Спрос есть, и был на хорошие инструменты – нет рынка и конкуренции  мастеров.  Нет того,  другого – не  стало  развития.
Подорвали  стержневую  основу  потребителей.
Так какой же фольклор будет в новом тысячелетии без музыкальных мастеров?  В  основном  с  одним  образцом  гармони  прошлого,  фабричного  производства  по  всей  России.    
И  будет  ли  это  в  таком  случае  «истинный»  фольклор  местных  вариантов?   В  наше  время,  он  явно  принял  вариант,  не  столько  практического,  сколько  сценического  показа  в  праздниках  больших  городов.   
Какими  глазами  на  него  смотреть,  когда  съедутся  коллективы  из  разных  областей  с  двумя  гармонями  Тульской  и  Шуйской?   Попробуй,  гадай  зритель - это  истина,  или  разыгранная  наша  бутафорная  экзотика.  
Все  старания  коллективов,  показать  исторический  срез  через  музыкальное  оформления  сводятся  на  нет,  одним  видом  этих  инструментов, никак  не  соответствующих,  временным  или  территориальным,  национальным  особенностям.    
Если  бы  поискать  в  народе,  обратившись  с  призывом,  у  кого  что  сохранилось,  может,  что  и  нашлось.  
Мастера  восстановить  помогли  бы!
И кто эти последние могикане – музыкальные мастера? Которые умели своими руками сделать всё для  красивого звучания, чего массово не  делали  фабрики. (Многие  газетные  статьи,  в  своё  время,  много  писали  об  этом.)    Но  всё  так  в  уравниловке  и  осталось.
По существу, мастера, это редкие последние одиночки, чувствуют, понимают, вкладывают свой  труд  в материал столько, сколько вся инженерия  и  технология,  то  есть,  как  минимум – один  за  семерых.
Мастер музыкальных дел сразу может сказать: будет ли тот или иной материал играть приемлемо. Он слушает сталь, фанеру в куске, заготовке, в  изделии  и  помнит их звуки, вибрации  обертоны.  
Он  их  ухом,  кожей,  пальцами  чувствует.
Эти характеристики  не постоянны, меняются, их надо сравнивать, прогнозировать,  в  конечном  изделии,  предвидеть.
В  какой  школе  этому  учат?   Не  такой  уж  простой  вопрос.  
Нужны  были  проверенные  опытом  знания.  
Результаты  добывались  многолетним  трудом,  приобретёнными  навыками  поколений.  У  этой  темы  далёкие,  не  простые  последствия.
Это вопросы управления, технологической ответственности,  культуры мастерства,  красоты  звучаний.  В  итоге - это  удовлетворяло  высокие  эстетические  запросы  музыкантов  и  слушателей.  
Исторически,  музыкальные  инструменты  изобретали,  совершенствовали,  ремонтировали  «двигали  теорию  музыки»  исключительно  мужские  поколения,  с  особым  даром  чувства  красоты  и  заботы.  
Пренебрежение  к  этим  качествам  в  управлении  «культурой», формализм  и  привели  всех  нас  к  потере  нравственности.  
 К  отторжению.
        
Некоторые темы, сопровождающие народное   творчество, требуют постоянного  внимания   участников  и  руководителей

Хобби.  Занятия  по  интересу.
Как  трудно  постигается   мастерство,
в  том  числе  и  музыканта
И. Коржуев
Часто  слышим:  «А  я  этого  не  знаю».   «Не  умею».  «Не  могу!»
Правильное  высказывание,  только  в  своей  изначальной  сути  того,  что  человек,  сказавший это,  не  обращал  внимания  на  предмет  предстоящего  деяния,  не  задумывался.  А  что  это  такое?  Как  же  другие   делают.  Что  тут  особенного?  Интересного! Вот  бы  мне   так!  
Друзья,  не  живите  в себе  самом.  Начните  мыслить  шире,  до  и  дальше  горизонта,  охватывайте  внутренним  взором  пространство,  то,  что  вне  вас.   Старайтесь  глянуть  за  край  земли  и  представить  себя  не  песчинкой,  а  составной  частью  мироздания.   К  вам  пойдут  знания
В  отличие  от  пылинки,  былинки  у  вас  есть  необыкновенный  дар,  способность  мыслить.  Вы  обладаете  энергией  генерировать  идеи,  воспринимать  чужие  мысли,  объединять  усилия,  аккумулировать  знания,  накапливать  умения.  
Вы  не  песчинка,  вы  нечто  такое,  о  чём  не  догадывались,  пока  не  взялись за  свершения  какого-то  дела!  И  надо  всего-то,  совершить  первое  усилие  над  собой:  выключить  телевизор,  сползти  с  дивана,  выйти  на  прогулку  в  природу,  и  спросить  себя,  чем  полезным  заняться?   Займитесь  делом!  Пойдите  смотреть - помогать  другим.  
Будете глядеть заинтересовано,  задумайся!    Как  это,  для  чего  это?   
Оказывается  и  «Я»  чего-то  хочу.  Но  «беда»,  не  знаю,  не  умею!  
Дорогие!  Это  не  беда,  это  состояние  всех  начинающих  умельцев.  Вопросов  сотни!  И  ответы  на  них  есть!  Затруднения  идут  от  нашей  лени  и  безынициативности.  
И  надо,  всего:  пойти  туда,  где  это  можно  увидеть.  С  вопросами  к  специалисту,  записаться  в  библиотеку.  С  денежкой  в  книжный  магазин.  
Справочников  по  многим  профессиям  достаточно.  Сегодня  и  Интернет  подскажет.  
Через  месяц  вопросов  у  вас  будет  больше  прежнего.  Через  три-четыре месяца  вы  уже  будете - кое-что  существенное,  объяснять  любопытствующим.  Через  год  будете  в  курсе  основных  особенностей,  прилично  грамотным,  при  условии:  если  будете  штудировать  закупленные  справочники  и  бывать  везде,  где  это  возможно.    
Опыт  придёт  постепенно.  Это   способность  к  самообучению  и  постижению,  даётся  только  в  упорном  труде!  
Можно  сказать,  многие  из  этих  способных  постигали  науку  не   в  институтских   кафедрах,  а  в  своих  тесных  кухнях,  квартирках  по  ночам.   Нас  многому  не  учила  школа.  
Не  учила  планированию,  экономике,  самостоятельности.  
Оказывается,  есть  «вещи»  более  серьёзные,  чем  наши  благие  пожелания,  «хотения»,  предсказания.
Нечто  из  ничего  само  собой  не  приходит.  Исключения  редко  повторяются,  приходится  добиваться  результата  трудом  и  планированием.  Постоянно  аналитически  размышлять,  проигрывать  в  уме  варианты.  Думать,  а  если  так,  или  этак?  И  скоро,  поймёте:  всякому  вашему неумелому действию, будет что-то  противодействовать.  (Или,  кто-то).  Прямо,  какой-то  закон  физики  неумолимо  работает.  Осуществление  ваших  планов  будет  зависеть  от  упорства  и  мыслительных  способностей,  насколько  они  будут  универсальны.  Пойдёт  обдумывание и осуществление технологии  преодоления  противодействия.  В  этом  и  будет  заключаться  осуществление  цели.
Есть  ещё  компонент,  который  среди  любителей,  школьников,  молодёжи  остаётся   не  прояснённым.   
Любое  намерение,  мечту,  хотение  того,  другого в наши  дни,  надо  осмысливать  как  финансовый  собственный  проект.  
Придётся  отвечать  самому  себе  на  многие  вопросы.  То есть, чего хочу, какая конечная цель, возможно ли  осуществить  в  перспективе,  насколько  это  реально?  Какими  средствами  и  усилиями.  Что  для  этого  потребуется?  
Следует  чётко  понимать,  надо  учиться  мысленно:  в  собственной  голове  составлять  проект,  его  обоснование.   Готовить  финансирование.  
Это  третье,  стыдливо  умалчивается,  и  рушит  все  надежды,  когда,  казалось  бы,  вот  она  цель,  близка!  За  всё  надо  платить!   Терпением,  годами  труда,  здоровьем  и  полезными  обществу  своими  деяниями.  Учитесь советоваться.   Будут   общения,  найдутся  единомышленники, друзья,  помощники.    В  трудную  минуту  подскажут,  помогут.  
Но  зарабатывать  на  свой  проект, вы  должны  планировать  себя,  а  не  папу,  маму!  Этому  вам  придётся  доучиваться,  всю  свою  жизнь,  многократно.  Когда  поймёте  эту  житейскую  мудрость,  эту  особенность  бытия,  считайте,  вы  будете  близки  к  самостоятельности.  
По-разному  приходят  эти  знания.   
Быстрее  всего  через  свой опыт  и  курсы.  Сейчас  этому  стали  уделять  внимание  социальные  сферы.  Лёгкой  жизни  не  ожидается,  учиться  надо  сразу основательно  и  по  многим  профессиям.


ГОРОДСКОЙ     «ФОЛЬКЛОР»  
представляет  некоторые  возможности

Городские  и  деревенские  церковные  праздники  всегда  были  для местных  атеистов  головной  болью.  Сверху  требовали  прекратить,   не  допускать,  перевоспитывать. Пробовали  разное:  советовали  не  праздновать, придумывали политинформации, субботники, воскресники. Искали  самогон.   Находили,  выливали,  не  помогало. 
Гуляночная  стихия  не  поддавалась  управлению. 
Решали  нейтрализовать  встречным  массовыми  мероприятиями.  
То есть,  взять  управление  в  свои  руки.  Вот  так  и  пошла  местная  сцена:  приходите,  садитесь,  смотрите.  В  посёлке,  городке;  а  потом  и  на  выезде  в  область!   В  область – это  здорово!  Хотя  и  не  близко.  Свезут,  город  посмотришь!  Себя  покажешь.   
Надо  сказать,  достаточно  многолюдно  было.    И  молодёжи  и  местного  населения  хватало.  Но  вот  с  некоторых  пор,  стало  заметно  отсутствие  некоторых  постоянных  участников  таких  праздников.  
Областной  фольклор  не  спроста,  приурочен  к  празднику Троице.  Когда  народа  в  городках  и  посёлках  было  достаточно,  это  оттягивало  от  местных  гуляний  «несознательный  элемент»,  ослабляло  их  влияние.  А  в  городе  ими  управляли  по  сценарию  с  эстрады.  
Но  вот  народа  стало  меньше,  да  и устал  он,  постарел,  остепенился,  а  Троица  повсеместный  праздник.  Семьи  празднуют,  гармонисты  везде  нужны.  И  на  областных  праздниках  их,  сельских  музыкантов, заметно  поубавилось.  Сыграло  здесь  не  малую  роль  и  то,  что  ехать  далеко,  долго,  всё  они  это  уже  видели  не  раз.  Хлопотно,  дорого  и  формально.  
Да  и  домой  путь  не  близкий.  Какой  без  них  там  праздник!  
В  наше  время  городские  ветераны – музыканты  переселяются  в  наследованные  деревенские  домики.  Подчас  на  большие  расстояния  от  прежних  мест  проживания  и  там  продолжают  свои  занятия.  На  замену  им  выходят  городские  ансамбли  домов  культуры,  учебных  центров,  институтов,  университета.  
Это вполне самостоятельные, организованные, красочно одетые    подготовленные  команды  со  своим  репертуаром.  
Возможно, какие-то  из  них  поддержат оставшихся  активных  музыкантов,  найдут  им  применение.    Но  надежды  на  это  мало.   
Новый  виток  кризисов  затруднит  многим  существование.  К  тому  же  появились  новые  веяния  молодёжных  руководителей – переквалифицировать  народное  творчество  в  некий  цветастый  лазерный  рок-поп.  Этакую  виртуальную  боевитость,  крутость,  приправленную   компьютерной  возможностью  стрелять  вспышками,  огнём  и  «мечём».  

 

Из   области    пожеланий
И. Коржуев
Народные  музыканты  – активисты  в  состоянии  понимать,  как  много  делается  в  областных,  городских  отделах  культуры.  
Сотни  приемов,  поездок,  планов,  отчетов,  встреч  и  концертов;   какое  уж  тут  время  еще  чему-то?   Большого  не  «расхлебать!»  
Не  отчитаться!  Вот  тут-то  и  кончается  «филармония». 
Если  сунуться  к  народу - низы  лишены  многого,  и  перспектива  им  не  светит.  Нынешние  наши селения  малолюдны  и  малочисленны.  Поездки  к  ним,  сервис – дорогие.  Поэтому,  на  удалении, за  горизонтом,  произошёл  отрыв  услуг  «культуры»  от  основной  массы  народа.  Клубы,  библиотеки,  кино  закрылись.  Молодёжь  покидает  селения.  
В  этой  массе,  связующим  звеном  были  и  могли  стать  в  своё  время,  (да и в наши дни),  местные  гармонисты,  баянисты.  И  не  только  они,  деятельные,  устремленные;  вокруг  которых  концентрировалось,  можно  сказать,  всё,  что  относилось  к  сельской  культуре,  если  бы  их  государственно  поддержали  идеей,  политикой,  средствами.   
В  первую  очередь,  официальным  престижем.   Каким  образом?  
Курсами  повышения  квалификации  в районах,  материальной  помощью сельским  и  поселковым  клубам,  инструментами.  По  делу методическими  пособиями   и  вниманием  центров.   
Да  и  труд  их,  полезность,  стоило  бы  оценить  по  достоинству!  
Не  чувствуя  этой  поддержки,  от  не  перспективности  ожидания,  многим  пришлось  искать  своей  доли  в  поездках,  в  других  местах.
Теперь  мы  городские,   может  чему-то  наученные,  могли  бы  поработать  на  единение  народов,  в  поддержку  народной  культуры,  традиций.   Собственно,  мы  это  и  делали.   Но:
От  государства  этого  призыва,  через  телевидение,  радио  не  произошло.  Практически  нас  всех  ждёт  новый  облом.  В своей  деятельности  мы  опирались  на  свои  пенсии,  подработки,  льготы  доступности  проезда  в  отдалённые  районы.  Но  наступает 2014  год – всё дорожает,  электричка  отменена,  автобусные  рейсы  сокращаются,  меняется  расписание,  от  льготников  пытаются  избавиться.
Гармонисты  как  могли, пытались в  своей  деятельности спасать  народное  от  «идеологического»  рыночного  развала.  
 Ярко,  образный  пример  тому,  деятельность  семьи  Борискиных,  Сергея,  Лены,  Алексея,  Анечки,  Анны  Михайловны  и  их  ближайшего  окружения.  в  Орехово-Зуеве.  
Семьи  Лопатиных  в  Кемерово.  Сергея Ижукина  в  Подмосковье.  Многих  других.   
Книги  и  незаурядная  деятельность  на  Дальнем  Востоке  Примерова  Николая Андреевича.  Старания  И. Коржуева  в  Великом  Новгороде  и  этот  труд.  Надо?  Не  надо  гармонь,  баян,  балалайка?
Вопрос  не  единожды  был  спорным.  
Да  и  не  в  них  собственно  дело,  а  в  уважении  к  духовным  потребностям  народа.   Слишком  легко  мы  предаём  их  забвению.
Партия  всё перепробовала,  чтобы  тягу  народа  к  этим  проявлениям,  к  истоку  прошлого,  чем-то  заменить.  В  итоге  вместе  с  инструментами,  гармонистами  и  этой  музыкой  в  местности  исчезал  народ.  (Этим обстоятельством  интересовался ещё в 1962  году  по  своему  прежнему  месту  проживания. – Холмский  р-н,    д.д.  Раково - Горки).  
За  два  года,  вслед  за  гармонистами,   поспешно  покинули  затихшую  местность  22  молодых  человека.  
Историю, события  свого  края  испытали  на  себе сполна. Знаем, помним  примерно с 1938  года.  Видели  довоенные  хутора  тётушек,  деревенские  праздники,  зимние  молодёжные довоенные посиделки.  И  потом  война – по  белу  свету  во  многих  местах  нас  помотала…
Гармонь,  баян  и  мастера — это  связанные  воедино  звенья  в  цепи  событий.   Давайте  посмотрим  на эту  проблему,  по - другому!
Не  будет  гармони,  гармонистов,  соответственно,  не  будет  мастеров, далее  баянистов, других  музыкантов,  а  скажите,  что  взамен?   Культуре  низов!   
Обрастать  жирком,  дурея,  у  телевизора!  А  кто за  столом  в  праздник,  сыграет  песню?   Онемеем,  разговаривать,  петь  разучимся! 
Речь  не  идёт  о  том,  чтобы  всех  подряд  учить,  скажем,  одному  предмету,  народному  инструменту,  а  о  том,  что  если  не  проявить  сейчас  должного  внимания  к  народности  песни,  духовности  помыслов,  исторической  значимости  базовых  музыкальных  основ  Россиян -  исчезнет  источник  вдохновения,  иссякнут  силы  творцов,  убавится  число  энтузиастов,  подвижников.    Кому  от  этого  будет  лучше?
Кто будет  настраивать, ремонтировать  Ваши  собственные,  клубные,  школьные,  ансамблевые  инструменты!  Сапожники?!    
Как,  на  чём  будем  учить  детей  музыке?   Мы  стремительно  стареем   и  теряем  свои  позиции.   Теряем  свою  бытовую  культуру.
Да  пойдут  ли  они, наши дети, при  таком  отношении,  в  музыканты,  учиться,   если  нет  государственного  спроса  и  не  прожить  на  эту  зарплату!    Как  же,  тогда  будем  дальше  жить!   Одичаем.
   Народное  музыкальное  творчество  особенный  блок  народных  устоев,  с  его  песнями,  традициями,  памятью,  поклонением,  подражанием.  Это  особая   человеческая  натура,  отражающая  ценности  нации,  духовные,  гражданские,  патриотические.   
Теперь  это  превратили  в  наигранный  «фольклор»  со  сцены,  как показ,  чего-то  диковинного,  прошлого.  Подчас,  мало  достоверного.   
Всё  это,  локально  сузилось,  отдалилось  от  народа.
Эта  бездушная  подмена  крайне  опасна  для  социальной  народной  сплочённости,  она  закрывает  дорогу  самобытности,  и  активному  домашнему  творчеству.  Отнимает  инициативу,  дезориентирует.  
Мы  в  современную  «пупсовую»  стихию  раздевания,  семьями,  деревнями  со  спутниковым  телевидением  уже  вошли,  и  на  десятки  километров  обезлюдили.  
Разрыв  интересов  между  официальной  сценой  и  нуждами  народа  катастрофический.  
По  существу  она  отняла  у  народа  время  отдыха,  сна,  оздоровления.  
А  сцена  не  для  всех  и  удовольствие  это,  сверхдорогое.  Надо  понимать,  сейчас  от  ТВ - сцены  для  народа  пошло  много  вреда.  Многие  понятия  она  перевернула  с  ног  на  голову.  Она  теперь  «звёздная»,  несбыточная  мечта  и  трагедия  для  любой  пэтэушницы. Сверх  меры  шумна,  бессодержательна. 
Убийственна  для  народного  молодёжного  творчества.  
Эту  сцену   массовых  тусовок   искателей  славы  поставили  на  место  «фольклора», (не  говорим  о  морали),  отодвинули  образовательное, самодеятельное творческое  на  рабочее,  неудобное  для  просмотров  время.    
Осмыслите  ориентацию:
Фольклору она  даёт  пример того, как  всё  отделилось,  как  не  надо  делать!  Невольно  призывает,  смотреть,  завидовать,  любой  ценой  добиваться,  уезжать  в  поисках  этой  красивой  жизни.  
Что  теперь  останется  в  поэзии  Российских  деревень?  
Сцены  там  не  будет,  влияние  почувствуется.   В  сельской  среде,  заменителем  гармони  могли  бы  стать,  точнее, дополнением  гармонистам в  нужное  время,  для  аккомпанемента  маленькие  качественные  баянчики.  Если  бы,  таковые  были  своевременно,  в  достаточном  количестве.  С  курсами,  пособиями,  оплатой.   Может,  наши  селения  и  мы  в  них  с  народом,  просуществовали  бы  дольше.  
О  таком  теперь  не  заикаются.  Баянчиков для  нас  нет,  игроков  не  предвидится.  И  вообще  этот  разговор  скоро  станет  беспредметным,  по  причине  безденежья,  старения  и  естественной  убыли  населения.   
Населению,  лишенному  пусть  даже  такой  малой  возможности  расслабиться,  подвигаться  под  свою музыку  в  выходные  дни,  у  себя  дома  или  под  окнами,  останется:  полнеть,  тяжелеть,  ещё  больше  болеть.   Физически  и  духовно  недомогать.  Переживать  одиночество.
Молодым людям,  не  занятым  ремеслом,  не  наученным  заниматься  чем-то  полезно - общественным, на  селе попросту  некуда  себя  девать.  Что  их  в  таком  случае  объединяет?  Куда-то  ехать,  что-то  искать?!  
От  неустроенности,  избытка  сил – крушить  или ломать…  Пить  моющую  жидкость,  дуреть,  вандалить.   Так  нас  искусно  развели.
Народная  музыка  делала  народ  спокойнее, приветливее,  добрее… и  подвижнее.  Она  сдерживала  дурные  порывы,  объединяла  одиноких,  не  давала  почувствовать  себя  брошенным.   Снимала  стрессы.  
* Она  поддерживала  базовую  общность,  здоровье  нации,  давала  надежду личности  реализовать  себя.  Предоставляла  индивиду  возможность  выбора  и  обществу  в  социуме - многостороннюю  связь.  Разве  не  народная  музыка – песня  в  первую  очередь  поддерживала  Государственный  патриотизм  и  политическую  устойчивость  единения  народов?   
Гармонное  производство в  России тысячам  людей давало  работу  и  общение.  Обогащало  культуру  и  технический  прогресс.
*    Приоритет  политизации,  профессионалам  и  администрированию,  пренебрежение  к  выражению  народности,  подорвали  эти  базовые  устои  бытности  местного  населения.  
То,  что  успели  наклепать  громоздких  тупых  баянов,  так  они  никак  не  спасли  положения.  Опытным  музыкантам  и  гармонистам  даром  не  нужны!  Хороших  нет!  А  ширпотребу  по  удобству,  с  гармонью  не  сравниться.   С  баяном  далеко  не  уйдёшь.  Баян,  для  города,  для  посёлка,  при  доме  культуры,  пение  и  вальсы  хорошо  звучат.  Но,  как  только  народное,  весёлое  для  круга,  гармонь  переигрывает!   Не  в  обиду  замечание  - баянистов  этому  народному  «сервису»  не  учили.  И  нынешние  муз.  учителя  этому  учеников  не  учат.  
Гармонь  на  должной  высоте  поддерживалась  престижем  мастеров,  конкуренцией,  соперничеством  музыкантов.   Много  раз,  ещё  школьником,  наблюдал  и  сравнивал.   Были  примеры  для  сравнения.   
Попробуйте  сами,  в  соседнюю  деревню, за  три-пять  километров  ходить  с  тяжеловесным  баяном,  да  всю  дорогу  играть!  Вот  и  узнаете,  что  лучше. А  без  музыки,  своей,  деревенской,  селу  не  жить!  Кто  из  родителей  пожелает  своим  детям  бескультурья  и  пьянки!  Там  своя  трудовая  песня  и  музыка.  Ближе  природе,  семейному  быту  человека.
Если  считать  половину  России  по  природе  крестьянской,  то  надо  думать  там  и  заботы  не  эстрадные,  а  свои  особенные.  
Выдерните  из  села  хорошего  мастера,  машиниста,  пахаря,  гармониста - на  всех  жителях  вырванное  звено  отразиться.
А у  наших  политиков  крайности.  Либо  возносить,  или  ниспровергать. 
Нет  бы,  новое  приобретать,  и  старое  своё,  народное  бережно  хранить.  Прежде  всего,  людей  и  их  занятия.  
Исполнители  власти многому  научены  по  современным  институтским  методикам,  многое  знают  и  умеют.  
Но  они  специалисты  в  своем,  узко профессиональном  мастерстве,  не  научены  видеть  сопредельные явления и последствия многих административных  своих  решений.   
Не подотчётные  народу;   последствия   им   не  интересны.
Писанные  и  не  писаные  служебные  уставы,  запреты  местных  властей  за  многие  годы  отучили  «Человеков»   творить.  
Поразительно,  как  нам,  не  достаёт  дружелюбия  ценить  и  уважать всякое  мастерство, учитывать столетний местный  опыт  предшествующих  поколений   мастеровых.  
С оглядкой  на верха,  раздавливали  своих  умельцев,  вместо  того, чтобы  доверять   и  делать  сообща  всё,  полезное  для  общего  блага.  
Садизм  служебный…мелочный, беспросветный  от верхов…  по  отношению  к  воле народа.  Разрушительный  в  своей  направленности.  
Сколько  раз  на  практике  мы  убеждались  в  равнодушии  чиновников.  Партийные  назначенцы - были безграмотны  в  элементарных  понятиях.  Своими  решениями обесценивали собственный  народ  в  его  волеизъявлениях  до  крайности.  Лишали  инициативы.   
Ныне  всех  нас  вновь  опустили  на  сотню  лет. 
Видели  б  вы,  как  несгибаемые  в  трудностях  ветераны, поднявшие  страну  из  руин  в  глубинках,  со  слезами  в  глазах,   при  прощании  с  гармонистами  на  коленях  стоят!  От  того,  что  вспомнили  о  них.   Они  двадцать  лет  своего  живого  инструмента  не  слышали.  Своих  песен  не  пели.  Проводное радио давно  замолчало, с перестроечным  эфирным  получили  проблемы.  Приезжие  музыканты  всколыхнули  в  их  онемевших  душах  воспоминания,  засветили  огонёк  надежды.  

В  силу  разных  исторических  причин  сложилось  так,  что  наши  территории  подвергались  многим  тяготам  войн,  всяких  напастей,  опустошению.  У  нас  происходило  всё  это  между  Москвой  и  Санкт  Петербургом - Ленинградом  чаще,  масштабнее  и  от  «своих»,  партийцев -поучительнее.   
 Населению  постоянно  приходилось восстанавливаться многие  десятилетия    в  численности  и  благополучии.  
На  всём  сказались  мировые  войны,  индустриализация,  коллективизация,   тяжелые   налоги   и   разорительные   перестройки.   
-   Нам  предлагалось   умереть  в  борьбе за  это…
Страдали  все.  От  отчаяния,  беспросветности  пили  горькую,  уходили,  уезжали  искать  лучшей  доли:  мужчины  в  работники,  девочки  в  няньки.  Поселения  теряли  своё  пополнение,  рабочие  руки,  грамотных  мужчин,  красивых  женщин.   
В  такой  обстановке  всё  могло  ослабевать,  прерываться  не  возобновляясь,  исчезать  бесповоротно.  Музыкантов,  мастеровых,  деловых  мужиков  становилось  меньше,  сужалась  их  сфера  деятельности.  Исторически задачей всех реформаторов была не цель  сохранения   в  «светлом  будущем»  народных  идеалов. 
О  том,  что  в  первую  очередь  надо  не разрушать созданное, а спасать  всё  лучшее,  передать  потомкам  на  сохранение  здоровое  духовное,  чтобы  и  у  них  появились  заботы,  помыслы   о  совершенствовании,  никто  из  идеологов  не  заботился.
Идеологи переустройств и  захватов в  которой  раз вновь занялись личной  «модернизацией»  культуры,  образования,  русского  языка.    Историю  повернули  вспять!
В  наше  время  информационное  оснащение и технология  извращений ушли  настолько  далеко  от  наших  прошлых  представлений,  что  позволяет  менеджерам  справляться с глобальным перераспределением, переустройством и с нами,  пока  мы  в  культмассовом  трепыхании  млеем,  в  болотных  грядках  копаемся,  или  годами  кошмарные  телесериалы  смотрим.   
Это  уже  не  безобидный - театр  абсурда, а  нечто  более  опасное  предстояние  нищеты  обществу !  Другими  словами,  всё  для  новых  хозяев  земель  и  угодий!     
Виртуальные  «девиденты»  обманутым  вкладчикам - мелким держателям  акций,  чеков,  ваучеров,  будущим   нашим  внукам   бомжам - пенсионерам.  
Государство  в  лице  руководителей,  сознательно  допустило  неравенство,  пожертвовав  благополучием  народа.  
Бедность  и  нищета,  порождает  философию  выживания  обречённого.  Кто-то  дёргается,  хочет  что-то  показать,  сделать,  возможно,  лучше,  чем  есть.  Кто-то  научился;  знает,  как приспособиться,  не  рисковать.   Двуличие,  обман,  стяжательство  стало  мерилом  успеха.
Есть  и  стиль  поведения  по  понятию:  не  высовываться  с  лишней  инициативой,  платы  за  старание  не  будет,  хлопот  прибавиться.   А  мы - наивные  романтики,  просветители?  Мечтатели - сделать  жизнь  краше, помыслы  богаче, отдых  приятнее,  занятия  полезнее!  Найти  крышу  над  головой,  места  общения  с  молодёжью  с  народом  в  своей  специфичной  нише?    
На  идею  объединения  всех  творческих  сил  в  едином  духовном  масштабе  у  государства  «нет»  сил,  средств,  желания.  Заметьте,  при  такой  мощи  разрушительного  воздействия  прессы,  телевидения.
Можно  сказать,  свой  путь  подвижников,  мы  и  наши  активные  народные  музыканты  прошли  самостоятельно,  с  достоинством.  
После  нас  людям  что-то  останется.  Мы  нигде  ничего  не  разрушили,  никого  не  обидели,  не  обошли  вниманием.  Как  могли,  созидали.  На  свои  кровные  средства.  По  своим  силам  и  способностям.  Надеемся  на  то,  что  ещё  будут  в  русском  обществе  здравомыслящие  люди,  способные  противостоять  разрушительным  тенденциям  современности  и  безнравственной  недружественной  морали. 
Вопреки  всем  трудностям,  местные  руководители  далёких  районов  пытаются  даже  с  ослабевшими  кадрами  музыкантов  поддерживать  местное  творчество  тем,  что  организуют  для  народа  смотры,  тематические  конкурсы,  в  том  числе  встречи  и   для  музыкантов:  любителей  песни,  танца  частушки.  
В  далёком  от  Великого  Новгорода  Демянском  районе  21  ноября  прошёл местный праздник коллективов и выступления  баянистов–гармонистов,  посвящённый  памяти  защитников  Отечества,  в  поддержку  которому  съехались  коллективы  и  участники  из  далёких  новгородских  мест.  * Среди  «любителей»  это  движение  становится  нормой  взаимовыручки  в  трудных  жизненных  обстоятельствах  –  поддержать  коллег  по  призванию.

В  чём  причина  наших  неудач?

И. Коржуев
Считаем,  основных  причин  несколько.  Первое, это  сам   взгляд  администраторов  на  всю народную  потребность  музыкантов  и  инструментов,  как  на  нечто,  несерьёзное,  не  стоящее  внимания.    Власти  повсеместно  игнорировали  народную  платформу  культуры.  
Не  можем  привести  примеров,  в  каких  городах,  областях  официально,  планово  от  комитетов  культуры,  по  их  инициативе  созданы  кружки,  объединения.  Официальные  клубы,  которые  в  этом  плане  получили  бы  солидную  материальную  поддержку.  Где  бы  занимались,  повышали  своё  мастерство  народные  музыканты  и  сельской  местности.  
Какие  курсы,  дома  культуры  учат  гармонистов?  
Мы  уже  упоминали  о  том,  что  шло  постоянное  обучение  в  детских  районных  школах.   А  где  эти  музыканты,  певцы,  плясуны?  
Для  кого  готовили  их?  Для  сцены,  для  народа  или  просто, так?  Где  эта  замена  нам  ветеранам?  В  чём  смысл  такого  обучения.
Без  народной  практики  они  теряют  свою  квалификацию. 
Для  народа исчезла их роль объединяющей,  воспитывающей,  оздоравливающей  физически  и  духовной  силы,  зовущей  к  патриотизму.   
  Первое,  что  сделали  клубные  работники  с  нами,  когда  мы  коллективно  (22 музыканта) пришли к  ним - это  откололи  от  нас  пятидесятилетних  «ветеранов»  любопытствующую  молодёжь.  То  есть,  лишили  клуб  гармонистов  потенциальных  продолжателей.   
Следующее:  широко  и  активно  провели  конкурсы  на  способных,  лучших,  первых.  Оставили  себе  первых,  отвернулись  от  остальных.   
По существу,  развалили  двухсотенный  коллектив  единомышленников!
  Это  модель  административного  управления  клубом  любителей  народного  творчества,  безотносительно,  какого  вида  творчества  собираются  любители.    
По  мнению  активистов,  инициатива  низов  помогла  бы  улучшить,  исправить  положение,  а  по  понятиям  власти  это  дестабилизирует  их  устоявшийся  прядок.  
Сколько  было  наших  праздников,  выставок,  выездов,  благотворительных  концертов,  вечеров  отдыха,  работ  музыканта  или  мастера  и  везде  информационное  молчание  со  стороны  устроителей.  
Двадцать  лет  собираешь,  готовишь,  труд  и  средства  вкладываешь,  чтобы  все  это  где-то  представить,  показать,  объяснить  зачем  и  почему,  а  в  итоге,  оказывается,  в  рекламе  ты  не  заявлен,  народа  нет,  методисты  мимо  снуют.  
С  руководителем  можешь  раскланиваться.  Светиться  до  вечера  и  куда  хочешь - девайся  к  ночи,  выставка  однодневная,  сворачивайся!   
А  у  тебя  не  куколки,  которые  можно  распихать  по  пакетикам,  а  пятнадцать-двадцать  дорогих,  громоздких  инструментов,  гора  всяких  образцов,  экспонатов - грузовик  и  грузчики  нужны.  
С  пятого  этажа  всё  это  надо  было  спустить,  а  потом  обратно  привезти,  выгрузить,  сносить.  Прежде  чем  поставить  на  хранение,  каждый  экземпляр  проверить  на  исправность,  от  песка,  пыли,  тополиного  пуха  залетевшего  по  ветру,  очистить.  То  есть,  я  о  чём?  
А  о  том,  что  народной  музыке,  музыкантам,  особенно  мастерам   в  реальной  жизни  места  вообще  не  оставили.    И  его  ни  в  каких  вариантах  рекламы,  не  предусматривается.   
Если  на  витрине  нет  «товара»,  то  бишь  рекламы  полезности  народного  творчества;  оно  и  не  приживается  у  молодёжи – уходит.  Но  это  ещё  не  всё;  можно  заметить  как  тенденцию  полное  замалчивание  инициатив.  
Прямо  информационный  вакуум  вокруг  всего,  что  делают  самостоятельно  народники.  Как  бы  ни  крутился,  не  вертелся,  не  светился в кабинетах,  тебе  рекламы  не  будет.  Каким  бы  благородным  делом  не  занимался.  Почему  такое?  А  потому,  что  активист - бесплатный  доброволец,  нигде  не  узаконенный,  не  обладающий  правами  носитель  дармового  интеллектуального  продукта.  Можешь  только  предлагать  без  авторского  права  и  ничего  не  требовать.  На  другой  стороне  могут  взять,  использовать,  а  могут  помытарить,  исказить  смысл.   
Часто  идею  собирателя  просто  выхолащивают.  Выставляют  на  всеобщее  обозрение  в  Доме  творчества  музыкальные  инструменты и прячут книги, нотные сборники, диски, справочники. Выставленные инструменты никто не демонстрирует,  предоставленные  диски заинтересованным не дарят. Обратной связи от посетителей нет. 
Гасят  на  корню  просветительскую  инициативу  энтузиаста.  
Нынешнее  положение  народных  музыкантов  затруднилось  тем,  что  нас  попросту  выдавили  из  наших  удобных  мест  пивные  палатки  с  круглосуточной  усиленной  музыкой,  торговые  лотки,  шашлычные:  пьющие,  курящие  жующие.  И  это  ввели  в  норму  народных  праздников.  
В  праздники  усилители  работают  на  полную  мощь  на  большие  расстояния.  При  подъезде  к  районному  городку Холм,  услышали  «бум»  колонок  в  парке  с  эстрады  за  три  километра.   
В  таких случаях,  в  городах, любителям приходится сворачиваться и уходить.  Наступил  момент - нам  некому  передать,  кто  бы  продолжил.  Потому  что,  потенциальные  наши  преемники  у  ларьков с  пивом  у  громыхающей  эстрады,  там  кричит  реклама.  
Местные мастера – музыканты  вымирают  в  статусе  безвестных  нелегалов.  В  то  же  время,  с  расстроенными  инструментами  – везде,  в  том  числе  и  у  профессионалов  проблемы.  Мастерских  нет.
Варианты  для  молодых  сил  приложения  конечно  есть.  
Надо  подойти  к  нынешним  обстоятельствам  с  других  позиций  и  с  другими  средствами  их  государственного  осуществления.  
Повысить  народный  авторитет  граждан,  осуществляющих  полезные  обществу  деяния .
Полагаю,  на  центры  творчества,  комитеты,  дома  культуры  активным,  мобильным  любителям  в  нынешних  условиях  рассчитывать  особенно  не  приходиться.   Они  не  всесильны.  
Значит,  самим  надо создавать концертные  мобильные группы.  Со  своей  продуманной  программой,  оснащением  и  ориентацией  на  народные  гуляния.   (Не  в  дни  эстрадных  городских  праздников).  
Что  некоторыми  уже  сделано  и  работает,  в  том  числе  и  при  центрах  и  домах  культуры.  При  них  уже  есть  свои  ансамбли.  Отвергать  их  большие  возможности  и  заслуги  не  стоит.  Значителен  в  этом  индивидуальный  опыт  организации  народных  музыкантов  С. Борискина, С. Ижукина,  А. Ганичева,  И. Коржуева,  В. Дмитриева,  И. Шипкова.
Варианты  просматриваются,  но  в  отсутствии  нужных  инструментов,  музыкантов, необходимых средств, кроется  большая  проблема   для  существующих  и  будущих  коллективов. 
Хорошо, что ещё есть в районах добрые люди,  помогают  тем, что  приносят  свои  личные  инструменты, участвуют, создают  в  домах  творчества  музыкальные  уголки  с  наглядными  пособиями  и  уроками.

 


ОБРАЩЕНИЕ

Дорогие  подвижники  национальной  культуры!

Если смотреть в будущее, мы обращаемся к вам  в преддвериях замечательного события – Международного конкурса-фестиваля  2013 года  и  следующих  лет.  Каждые два года народные музыканты, патриоты России собираются в городе Новосибирске в честь легендарного сибирского  баяниста-самородка  Ивана  Ивановича  Маланина. 
Призываем Вас, принять самое деятельное участие в этом поистине народном  движении,  в  своём  краю,  на  своих  площадках.
К нам, на этот народный праздник прибывает более тысячи участников.  Рекордное  число! Трудно было всех  разместить.
Это говорит о том, что организаторы на правильном пути. Надо привлекать новые регионы, расширять границы, не обязательно слепо подражать академическим принципам и порядкам при проведении истинно народных смотров. 
Надо нам ещё больше обращаться к ценностям русской и других национальных культур, ещё энергичнее восстанавливать и  развивать  истинно  народные  музыкальные  традиции.  
Мы свидетельствуем о всё большем интересе к такому конкурсу-фестивалю  народных  музыкантов  всей  России  и  других  стран.   Главная особенность такого конкурса-фестиваля в том, что он по самой сути своей народный,  по духу, составу участников и зрителей.
Более ста  концертов  проходит за  эти  дни. 
Все участники имеют возможность показать своё мастерство и талант не только перед авторитетным и строгим жюри, но и перед благодарным зрителем, истосковавшимся в наше смутное время по родной  музыке.  
Участники конкурса-фестиваля всегда готовы внести свой бескорыстный вклад в дело возрождения русской народной музыкальной культуры и принести дань благодарной памяти народному музыкальному творчеству.  
Организаторы сибирского конкурса-фестиваля решили ещё больше сосредоточить внимание участников на лучших русских национальных формах  и видах творчества, проявившихся  на  предыдущих встречах.  Иссушающие народный художественный источник абсолютизированные академические формы менее всего подходят для народных празднеств и наших конкурсов-фестивалей, вдохновляемых памятью о замечательном русском человеке и  музыканте – Иване Ивановиче  Маланине. 
Наш путь – из гущи народной идти на возвышающие всех соревнования и празднества, а затем, показав себя и посмотрев  других, в неё же и возвращаться, чтобы поделиться радостью.  Найти как можно больше  новых  подвижников  в  народной  среде.
Организаторы фестиваля-конкурса решили ещё настойчивей поощрять репертуар, основанный на произведениях традиционной школы русских баянистов, ориентированной на песенную и танцевальную музыку,  русскую  мелодику  и  ритмы. 
Будут приветствоваться соединённые формы исполнительства, в которых органически  сочетаются  пение, сопровождение, слово, танец  и пляска,  элементы   воинской   и   казачьей   культуры.  
Вспомним и то, что в былые времена народ новгородчины сам организовывался, умел обустроить свои праздники и увеселения, народные гуляния, забавы и ярмарки, поощрял ремёсла и торговлю. 
Славился гостеприимством и радушием. Умел честь отстоять, не теряя достоинства.  Трудом  и  отвагой  предков  славился.  
Будем  и  мы,  беречь  и  развивать  славную  нашу  традицию!
Да поможет всем нам в этом историческом деянии эта исследовательская  работа  новгородского  автора!  
В этом труде представлены размышления о судьбах народа, народных музыкантах, о прошлом, настоящем и будущем. О традициях и творцах.   И.Н. Коржуевым проведено всероссийское научное исследование по Новгородской  области, анализ и результаты которого включены в данное издание: подтверждающие, теоретические и практические  выводы  автора.  
Мы бы назвали Ивана Николаевича мыслителем, гармонным мастером старцем (по аналогии с духовными старцами, а не в смысле старого по возрасту), Учителем, Подвижником, хранителем народной музыкальной  мудрости.
Очень редкий дар у человека: видеть глубоко и далеко, чувствовать суть событий, переживать за будущее, понимать проблемы и настроения, их причины, заботиться о продолжении дела своей жизни, чудного искусства (мастерства) исполнительства на народных инструментах, жить творчеством,  хранить  лучшие  традиции,  опыт,  мысли.
Подобных размышлений, наблюдений, записок или публикаций мы ещё  ни  разу  не  встречали  в  этой  сфере  деятельности
Поэтому, считаем, что это огромная ценность, имеющая не только историческое  или  эстетическое,  но  и  практическое значение.  
Это настоящее руководство, практикум, учебник. И своей задачей видим  быстрейшее,  сколь  это  возможно,  опубликование  трудов. 
Со своей стороны мы нашли возможным и целесообразным подхватить начатый Иваном Николаевичем Коржуевым разговор и позволили  себе  развить  поднятые  им  темы.  Надеемся, на совместный проект Великого Новгорода и Новосибирской академии по созданию так необходимого для народников практического пособия, основу которому заложил  в  своих  работах  Иван  Николаевич.  

Музей сибирского баяна и гармони имени И. И. Маланина. Петровская Академия наук и искусств. Новосибирское отделение. Международная Славянская Академия. Западно-Сибирское отделение

Сопредседатели Оргкомитета и жюри: член-корреспондент Петровской академии  наук  и  искусств  Н. А. Примеров,  профессор  Ю. Г. Марченко.

 

 

 

 

 

 

Поставьте  памятник  гармони.

Сергей  Борискин.

Весёлой  спутнице  банкетов,  гулянок,  свадеб, вечеров,
Посвящено  творенье  это,  я  огласить  его  готов.
За  песни,  сердцу  дорогие,  эмоций  добрых,  не  тая,
Тебе, кудесница  России, хочу  в  любви  признаться  я.
Не  только  средь  пиров, обедов,  авторитет  рождался  твой
А  в  час, когда  ты  наших  дедов, Славянкой  поднимала  в  бой.
В  неравной  схватке  рукопашной,  под  раздиравший  души  крик,
В  тебя,  родная,  не  однажды  враги  вонзали  острый  штык.
Но  после  бережно  и  с  толком,  как  будто  сын,  как  будто  брат
Тебя,  пробитую  осколком,  латал  молоденький  солдат.
Ты  с  ним  тонула  и  горела,  глотала  пыль,  кормила  вшей, 
Но,  несмотря  на  это - пела  и  гнала  Гитлера  взашей.
На  многочисленных  привалах  - Ты!..  поднимала  русский  дух,
И  рать  великая – вставала!  и  каждый  воин  стоил  двух.
В  тылу,  в  окопах  и  в  землянке  ты  песней  отгоняла  страх
И  вместе  с  Тёркиным  на  танке  весною  въехала  в  Рейхстаг.
В  России  памятников  много,  но  почему  неясно  мне,
Не  написано  в  законе,  про  подвиг  несомненный  твой
Так  согласитесь  ради  Бога,  во  имя  павших  на  войне,
Поставьте ж  памятник  гармони -  подруге  нашей  фронтовой.
Я  перед  нею  очень  низко,  склоняю  голову  свою,
И  словно,  перед  обелиском,  стихи  читаю  и  пою.  

 

    Энтузиасты  пытаются  собирать  и  сохранить  народное  достояние  частным  образом,  например,  при  содействии   Дома  народного  творчества  в  гор.  Холме


Надо  ли  кому,  то,  что  мы,  народники,  сейчас  делаем?

(«Философия»  местных  собирателей  и  обыденная  практика)

Привёз  я  в  далёкий  городок  глубинки  известного  человека  из  большого  города,  чтобы  конкретно  показать,  чем  мы  живём  в  районах,  о  чем  написал.  Пересели  из   иномарки  в  Жигули  и  проехали  по  трём  районам  533  километра.  
Дороги  местами  порадовали,  строят.  В  деревеньках  автобусные  остановки  благоустраивают,  значит,  жить  селу  предполагают.  
Городочки  районов,  гостя,  скорее  всего,  не  впечатлили,  не  кирпичные – не  каменные.  А  по  поводу  наших  занятий  и  «музейных»  собирательств  высказался  конкретнее:  «И  кому  всё  это  надо?».  рубанул  он  с  плеча  «по  больному  месту».  
Да  и  в  самом  деле,  для  чего  «старьё»  собираем?  Прошлое  ворошим,  музейные  экспозиции  создаём.  
Надо  ли  видеть  в  одном  месте,  в  собрании  все  эти  проигрыватели,  пластинки,  патефон,  гармони,  баяны,  книги,  ноты?  Местные  музеи  с  фотографиями,  воспоминаниями?
Когда  многое,   в  грандиозных  масштабах,  в  Интернете,  в  кармане,  портфеле,  машине,  наготове  в  Космосе,  для   каждого  желающего  городского  жителя  есть.   Можно  дома  смотреть.  
Никуда  не  ездить - подключайся,  пользуйся.   
И  невдомёк  высокому  гостю,  что  мы  всё  ещё  живем  на  земле,  здесь,  немножко  в  прошлом  столетии.  В  Швеции  или  «Греции»  может  быть,  и  есть  полная  цивилизация,  а  до  нас  ещё  тянут  газ,  и  вода  в  колонках  не  всегда   бывает.   Цепляемся  за  ведро  и  коромысло.  
Потому  местные  краеведы  пытаются  собрать,  сохранить,  показать,  как  осуществляется  этот  переход  столетий  из  одного  состояния  в  другое.  Не  получается,  разом  выбросить  на  свалку  всё  прошлое  и  войти  богачом  в  обновленное  здание  будущего.  
Лет  через  десять-пятнадцать  войдут  юные  Россияне  в  местные  дома  творчества,  умные  экскурсоводы  им  покажут,  как  далеко  шагнули  они  от  своих  дедушек  и  бабушек  в  техническом  и  другом  всяком  совершенстве.  Сравнив  их  личные,  карманные  музыкально – компьютерные обучающие устройства  с чемоданными  проигрывателями  
на  полках  от  двадцатого  века.  Уразумеют   эту  разницу  и  то,  что  увиденное,  послужило  фундаментом  для  совершенствования  оснащения  и  строительства  их  собственного  будущего.  
Проникнутся  и  поймут,  почему  в  залах  памяти  павших,  в  местных  краеведческих  музеях,  знамёна  погибших  полков  висят   в  низком  поклоне.  
Местные  краеведы  и  собиратели  добросовестно  пытаются  хотя  бы  так  сохранить  дань  уважения  и  память  о  стараниях   предков.  
Чтобы  будущее  поколение  Россиян  имело  хотя  бы  какое-то  представление  о  своём   и   нашем  прошлом.  Двадцатого  века.

Участники самодеятельности объединяются  в  группы  разных  составов  для  совместной  деятельности  с  местными  лидерами  и  музыкантами  одиночками,  чтобы  эффективнее  взаимодействовать.   Сфера  их  активного  влияния  распространяется  в  Северо-Западной  части  России  от  Выборга – Карелии,  Ленинградской,  Новгородской  областей  по  всем  близлежащим  к  Москве  регионам  с  обновлением  состава  участников  по  ходу  движения  на  Восток  до  Волги:  к  Тольятти,  Нижнему  Новгороду.   
Меняются,  дополняют  друг  друга  музыканты  и  участники  в  центральной  части  России,  а  навстречу  им  действуют,  двигаются  не  менее  активно:  новосибирские,  алтайские,  кемеровские  подвижники – просветители.  Мера эта, объединяться, подчас  вынужденная,  поскольку  энтузиастов  в  городах  в  этой  нише  творчества  становиться  всё  меньше,  возможности  желающих  ограничиваются  многими  факторами.  Такое творчество официально не регистрируется,  на  государственном  учёте  не  стоит,  не  финансируется - проблем  наших  не решит.  
Равнодушие  к стараниям  краеведов, учителей,  собирателей,  неспособность  Комитетов  оказать  помощь,  старателям  в  информационном,  программном,  консультационном  объединяющем  содействии  - весьма   красноречиво.

 

В  совместной  поездке  по  Ленинградской  области  в  дни  снятия  блокады с  концертами  перед  ветеранами   музыканты  Одинцова – Подмосковье,  Орехово-Зуево,  Великого  Новгорода,  Павловска,  Старой  Руссы  Новгородской  области  в  год  65-летия Победы.  В этом  направлении  новгородцы занимают достойные рубежи

Руководство  подобные  движения,  инициативы  низов игнорирует.   В  итоге  все  мы,  скорее  всего,  придем  к  неутешительному  местному  остатку  того,  что  есть.   Из  того,  что  было – к  небытию.  Останутся  местные  фольклорные  коллективы – «школы», кружки  инициаторов - «театры»  в  областных  городах  с  ограниченным  количеством  участников.  Повзрослевшее,  молодёжное  думающее  поколение  с  сожалением  будет  вспоминать  об  упущенных  наших  возможностях,  если  мы  не  примем  хоть  каких  мер  сбережения.


                    Лучше  играть!
                     Чем  инструменту  на  полке  стоять!

Хороший музыкальный инструмент, как живой организм, живёт, по-ка работает. Стоит оставить надолго без хозяина, без дела – он начнёт пропадать, стареть.  Неизбежные влага и сухость четыре раза в году пор-тят ему склейки и рёбрышки, старят мастику и дерево, ржавят голоса, шурупы, пружинки.
Будь он хоть трижды хорошо сделан, года через три бесполезного лежания в нём объявятся свои проблемы – кожа сохнет, черствеет, укорачивается,  мастика,  клей – рассыхаются.
Подтянутые по краям резонаторы деформируются, деки отстают от корпуса и тогда ему два пути: либо пропадать, либо к музыкальному доктору – мастеру.
Реставратор просматривает 540 позиций в гармони, 1706 – в подрост-ковом аккордеоне. Когда по телефону спрашивают: «Почему кнопка не играет?» Я откровенно говорю: «Вы спрашиваете, какой кот у вас в меш-ке?»   Угадать  невозможно.
Девяносто пять видов возможных неполадок насчитывается у язычковых  инструментов:  у  баянов,  гармошек.  
Может  случиться, от копеечного ремонта,  до полной  разборки  клавиатуры  или  всего  инструмента.  Осенняя  сырость  и  чрезмерная  зимняя,  летняя  сухость  могут  изломать  инструмент  до  неузнаваемости.  Как правило, одной неисправности не бывает – целый набор, со своими  особенностями  и  сюрпризами.
А  клавиатуру – только тронь – вволю  потом  накопаешься.  
Она  более  всего  подвержена  деформациям  и  поломкам.
Что  интересно!  Самые трудные в ремонте, «взросло-детские», быто-вые, учебные инструменты,  ширпотребы – штамповки.
Созидатели, наверное, понимали: дешёвка, большая игрушка, побалуются – выбросят!
С некоторых пор я стал говорить себе, и вам советую (даже если руки очень чешутся, что-то улучшит!)  Ремонтник!  Не лезь туда – куда тебя  не  просят!  Хлопот  не  оберёшься!  Штамповка – она  и  есть  штамповка!  Ну, разве – если, очень  «хочется»,   -  приключений!
Не  усложняйте  и  без  того,  не  лёгкую  свою  жизнь.   
Всякие  улучшения  в  таких  изделиях  очень  трудоёмки. Там  впереди, ещё полно, невидимых простому глазу сюрпризов коллективной  удешевленной  технологии.    Очень  трудно  поддаются  налаживанию.
Только  специальными  приёмами  и  инструментами  мастер  что-то  может  исправить  в  музыкальном  устройстве.  Не  враз,  не  за  два  ча-са!  Щелявые,  не  плотные   голоса.  Повреждения  механики;   правой,  левой.    Прогнутые деки, деформированные резонаторы.  Укорочение лаек на  два–три миллиметра в басах от усыхания и усадок.    Рассыпающийся  в  крошку  поролон.  Ослабление креплений.  Ржавление голосов, пружин, осей.   Затирание,  западание,  клавиатуры  и  расстрой  инструмента.  
      Расстрой – это особая  «песня».   И  причин - не  одна,  не  две.
Обычно, скучать  мастеру  некогда!    И    нет  у   него  времени    на  свою   игру.  Либо   играть! – Либо   делать!  Своё  желание  поиграть,  или  сделать  что-то  себе,  обычно  мастер   откладывает  на  потом…
Поскольку фабрики  закрываются, а  инструменты для  игры   требу-ются,  приходится  заниматься   ремонтом   старых,  баянов,  домбр,  балалаек,  гармоней.  Вообще-то, если  бы мастера бросили бы своё дело, некоторые  были  бы  классными  музыкантами  своих  десяток. 
У них есть понятие инструмента, своё своеобразное музыкальное мышление,  фантазия.   В  основе  своей  они   понимают,  что  к  чему.
Времени  у них  на  это  свободного  нет!  И  сил - не  остаётся.
Это  же  трудоголики,  нет  у  них  выходных  и  праздников.
У  мастеров-ремонтников,  если  они  ещё  что-то  совершенствуют,
на  свою игру совокупно,  не более двух  месяцев  в  году.  Это - когда они «хватают» инструмент, за два приёма вспоминают что играли и что надо будет, и вперёд! А уж как надо будет на гармони самому извернуть-ся, изощриться, чтобы  что-то  выдать – это только  классные  игроки  знают!
Мастерам  нет  надобности  « резать »  во  всю  силушку  в  своей  ма-стерской.  Не  привычны  они  к такому, поскольку  есть  определенные  правила  работать  в меру  и  спокойно,  на  среднем  давлении  в  мехах,  выслушивая  многие  параметры.   И  они  к  этому, за  многие  годы  привыкают.   В  игре,  по  первому  впечатлению,  не  такие  сноровистые,  как  «хваткие  ребята».   Им  желательно  освоится,  разыграться  -  войти  в  кураж!  
Проблема ещё в том, что с возрастом, дел не становиться меньше.  Наоборот, их всё больше и они скрупулёзнее.  Опыта прибавляется, хочется  делать лучше.  А  времени  не остаётся.  В  молодости  его  не  дождаться,  в  старости   его  не  удержать,  не  угнаться.
А  инструментам  надо  играть  и  играть!   Сколько  мы,  старые  ма-стера,    можем  их  временно  сохранять,  обновлять.  Такие  работы  не  для  новичков,  не  для  шабашников!  Высокой  квалификации,  опыта  требуют.  Очень  трудоёмки.  По  силам  только  ветеранам.  У  кого  опыт,  терпение  и  время  есть.  
Здесь  нет  автоматизации,  всё  индивидуально,  всё  вручную.  Внимания  и  выдержки  требует  колоссального.   
Нельзя  по  технологии  забежать  вперёд,  и   сделать  одно,  ранее  другого,  или  пропустить  какую-то  обработку.    
Если сказать современным языком, голоса язычковых  музыкальных  инструментов  производители  давно  перестали  форматировать.
Такой дотошный сервис  у  нас  не  расценивается  как  необходимый,  не  оплачивается,  не  ставится  на  повестку  дня,   оттого  и  перестали  понимать:  что  такое  сделать хорошо.   
Посредственность  инструментов  стало  не  с  чем  сравнивать. 
Хорошо  сделанные,  встречаются  редко.  Исчезает  само  понятие  этой  потребности  высокого  качества  из  официального  «государственного»  мышления.   Можно  иметь  в  музыкальных  училищах  на  балансе  горы  музыкального  «добра»  и  быть  совершенно  беспомощным  в  смысле  его  применения,  использования.    
Без мастера  и  средств  на  содержание,  это  бесполезный,  дорогой  утиль  в  кладовках  школ,  музыкальных  училищ,  домов  культуры  и  отдыха.   
 А  вот  это  уже  аморально,  подсовывать  этот  утиль  на  служение  людям.  Тысячи  этих  паршивых  инструментов  терзали,  калечили  слух  несостоявшимся   музыкантам.  
Убивали,  отвращали  желание  заниматься,  учиться  играть,  высту-пать  и  слушать.  
Видимо,  мы  так  и  не  поймём  теперь,  как  губительны,  оказались  для  восприятия,  для  душевного  спокойствия,  равновесия  эти  скребу-щие  железом  ширпотребы.  
Отчасти,  они,  не  приспособленные  к  местному  тональному  настрою,  сыграли  роковую  роль.   Была  уничтожена  не  только  целая  индивидуально – промышленная  отрасль,  но  всё  другое,  для  чего  она  предназначалась.  

                              Гармонь  в  старину
                               и  в  наше   время.  

                                 Мастерам   и   музыкантам
Пути,  дороги,  отцов  и  дедов  в  далёкой  истории. Собственные  тропинки:   направо  пойдешь,   налево  свернёшь…  сказы  ещё  впереди.   
Куда  придёшь?   А   предки   далеко  ходили.
В наших местах, - водные пути из «варяг в греки». Много сплавщи-ков, - бурлаков сходилось из  далёких окраин.  Они  привносили  свои  мелодии,  но  и  местные,  дай,  Боже,  слабыми  не  были. 
Гармонист только в начале заслышался – народ к окнам, бросался, свешивался:  «Кто  идёт!», «так  хорошо  играет!».
Житейские судьбы  были  разные:  мужчины  гнали  сплав далеко, долго. Петербург строился – они оставались на заработки. А значит расставания  с любимыми, часто  навечно – девушек замуж  отдавали  по воле  родителей,  да  и  замужние  тосковали.
И  были такие женские распевы, связанные с рекой, переездами на другой бережок с расставанием, которые словами сейчас не передать, современными гармошками не выиграть – они  сейчас грубы, не поют, не ладят. Дедовские  гармони  имели  в басу  больше  голосов, (десять)   неж-но, «сладко»  минорили – игроков  таких   не  осталось.   
Бывает, что-то похожее заиграешь, если инструмент позволяет, а подхватить некому. Игра и пение были настолько глубокими, проникновенными, в тишине, без движения – только голос и чувства. - У присутствующих от сопереживания слёзы текли непроизвольно – душа очищалась. Люди – объединялись.
В наших, разорённых репрессиями, войнами, реформами областях Северо-Запада гармонно-баянное производство вымерло, тысячи людей потеряли навыки, работу, - да  и  людей  тех не стало – могилы отцов, дедов  неизвестно  где!   Легче следы снежного человека увидеть, чем услышать в руках фольклористов,  некогда  знаменитую,  нашу  петербургскую гармонь.
Сколько  их  было!  С  какими  тембрами  на  любые лады!  
Наш  фольклорно-этнографический  ансамбль  «Ловатяночка» города  Холма   добросовестно  пробовал  восстановить  редкие  местные  «Залётку», «Ланце»,  «Раздольную»,  
Музыканты  не  смогли  «взять»  мотив,  Нужных  инструментов  не  найти,   не  сохранились,  износились.  Воспроизводства  нет.   А  было  разнообразие.  Всякие разные, пожалуй, во всех районах, даже на хуторах уникальные инструменты  и  вещи  домашнего  обихода  делали.   Нам  такие, уже не сделать! 
Помню у дедушки, маминого отца, в сундуке особенная четырёхрядка-двухручная лежала. До сих пор не пойму, что это за диковина была! – никогда  больше  не  встречал,  и  в таблицах  А. Мирека,  не  видел.    Говорили,  что  это  особый  полубаян.  
Хранили  его  тщательно  в  сундуке,  доставали  редко  и  нам,  де-тям,  в  руки  не  давали.  Стоил  дорого.  Ждали,  когда  подрастём.

В  деревеньках  после  войны  играли  на  всяких  инструментах, у  кого  что  сохранилось.  Время  трудное,  голодное.  
Местами  работали  на  станциях,  в  городках  старые  мастера — вот  они  и  выручали  подрастающих  музыкантов.   
Много  слышал  рассказов  о  довоенных  ярмарках,  гармонистах,  о  всяких  событиях,  а  увидеть  таких  грандиозных  явлений  не  довелось.  Музыканты  с  войны  не  пришли,  ярмарки  не  возобновились,  церковные  праздники  не  поощрялись.  


Гармонь  не  просто  ящик музыкальный  она  хранительница  Русской  старины,   народной  мудрости  источник  уникальный,  культурное  наследие  страны.

 

                Гармонь  в  военное  время

Если вы спросите меня: «помогала ли гармонь народу в военное вре-мя?» Я не колеблясь, отвечу: «Да!» Она звала в бой, и спасала в тылу. Грустила  и  пела,  согревала  душу. 
Голод и холод, тяжёлый труд, а приходило воскресенье и там, где было кому – народ  собирался  на гулянья, посиделки. Обычно  по очереди,  у кого-нибудь  в  избе.
Просили  девушки: «тётя  Дуня,  пусти  гулянку  завтра  вечером!»
Тётя Дуня некалась, отговаривалась тем, что у неё изба маленькая, спина болит, полы надо будет мыть, керосина нет. Но, в конце концов,  вспоминала,  что  и  сама  ещё  не  старая;  была  молодой -  соглашалась. 
Тут же появлялись вёдра с водой, молодые девушки мыли лавки, сту-лья. Натирали полы голиком с речным песочком, подвешивали лампы, заправляли керосином;  уставшие, радостные  шли  собирать  подружек.  
Первыми приходили девушки, молодки, потом появлялись парни с гармонистом.    
Избушки были маленькие, всем места сидеть не хватало, - садились в два ряда – на колени друг к другу. А если народу было мало и большого гулянья не предполагалось, с собой приносили заготовки  для  рукоде-лия, что бы  без дела весь вечер не сидеть.
Когда не было гармони, выручала балалайка, а иногда, когда ни того, ни  другого,  под  язык  лялякали,  тарабарили.
На это вынужденное творение – находились способные, выигрывать языком плясовые мелодии. Петь и плясать могли почти все деревенские  (в своих вариантах).
К этому приходили по жизни, с малых лет. Старшие приглашали младших, младшие осваивались, втягивались, вживались в эту среду и культуру.
Что меня поражало? Сам проходил вольно или невольно через это. Определённый соблюдаемый порядок, неизвестно кем писаный или не писаный, но смысл был во всём: в играх, в танцах, в посиделках, гулян-ках. Словно кто-то невидимый расписал роли и поведение участников: кто за кем, в каком порядке, что делать, как вести себя в той или иной ситуации.
В такой момент каждый жил своей ролью, не артистничал, не играл неизвестно кого – был самим собой в общем действе, ощущал душевный подъём.   Поначалу  ощущалось  неудобство,  непривычность  обстановки  и  действа,  а  потом  всё  увлекало  и  принималось.  
Гармонь людей объединяла, воодушевляла, успокаивала, лечила сер-дечные раны.
Людского горя не меряно – гармонь помогала пережить, забыться. Гармонь медитировала.
Возьмите, походную мелодию, «под песни – под драку». Вслушайтесь в её звучание, в ритмику баса, в повторы: как она басами под ход ноги долбит и долбит, а голоса поют и поют, тело раскачивается маятником метронома. Напружинивается, шаг мощнее и твёрже. Вперёд и только вперёд, глотки ревут, глаза «горят», руки «чешутся», бас долбит  и  зо-вёт!   
В  этот  момент  из  тебя  силища  прёт  непомерная – это же сплош-ная – чистейшей,  воды  гармонная  медитация!
Даже если не в строю идёшь, а дома на диване сидишь, заиграй, нач-ни  вслушиваться,  тебя  захватит,  задёргает.
Такова  сила  воздействия.
Гармонист  использовал  особый  ход  повторов  по  басам,  применяемый  в  наших  глубинках.  Причём,  не  такой  уж  простой  вариант  от  старинных  наигрышей,  унаследованный  от  двухголосных  гармошек  русско-немецкого  строя.    
Это  не  повсеместный  вариант.  Скорее  это  «скобарский».  Ближе  к  ним  такое  игралось.  Очень  умело,  музыкально,  красиво.  
Псковичи  играли  свои  «под  песни» ходами  вариаций  по  всей  клавиатуре.  Заслушаешься.  А  у  наших,  сельских  гармонистов   были  свои   продольно — поперечные  вариации.  
Причем,  в  каждых  20-30  километрах  свои,  которые другим,  чу-жим;  да  и  нам,  сейчас —  не  сыграть.    
«Фольклор»  делает  попытки — восстановить,  не  может!  Никто  не  знает,  как!   И  современным  профессионалам  не  по  «зубам»,  и  не  по  нотам… 
 Отчасти,  играли  в  старину, так  хорошо, - умели  хорошие  инстру-менты  делать.  И  брали  они  буквально  всех  за  душу  какой-то  необыкновенной  мелодикой  красивого  тембра,  «серебряных»  голосов.  Настолько  плотно  припиленых  к  проёму  планок,  что  трудно  представить,  как  они  могли  вообще  без  зазоров,  простым  глазом,  такую  плотность  без  заскрёбов  сделать!  
Высший   класс  технологической  чистоты  вручную.  Такая  гар-монь  без  нажима – сама  пела!  Мгновенно!   В  руках  нынешних  музы-кантов  таких  инструментов  уже  не  вижу,  не  слышу.
Морозов  не  боялась – металлы  схожи.   Смотрите  сами,  голосовые  планки  коллекции  мастера, с  клеймами:  В.С. Пушкинъ,  из  Псковской  области, Румянцевские  голоса из Рязани с  восемью  разными  оттисками.   А  инкрустации  корпуса?   Таких  инструментов  никогда  и  никто  уже  не  сделает.  Ни  за  какие  деньги!  Такова  цена  прошлых  утрат.  Только музейные фрагменты могут быть  показаны  далее  в  приложениях  на  диске. 


                Экскурс  в  прошлое

Лето в деревне – 1954 год – славянский церковный праздник; теперь уже мало  кто помнит, какой он раньше  был… 
Праздники  строго  распределены  по  очерёдности  и  по  селениям.  Готовились  заранее.   В  больших  котлах,  на   разведённых  кострах  в  огородах  сахарную  свёклу  для  пива   варили.  
Ждали  сестёр,  тётушек,  крёсных,  дядюшек.
В  каждом  доме  гости  по  лавкам,  родня,  столы,  разговоры.
Каждому вошедшему квас преподносят, присесть за стол зовут. Гармонисту в любом доме лучшее место, но сидеть ему долго не дадут, - девчонки  на  пляс зовут. Сыграй  Елецкого, Семёновну, Страдание. 
И чей бы ты ни был, при тебе обязательно будет девушка (любая): тебя опекать, комаров отгонять, ремень на плече поправит, разговор под-держит, – такое  неписаное  правило  было.
«Выходи, моя товарка, давай песен попоём»… И пошло – поехало! Кто откуда, как зовут, всех познакомят, выходку свою покажут!  
Встречались  девчонки  с большим  талантом.  Красиво  пели. Парни тут же, сразу – кадриль! Прихватить – перехватить, кто кому по-нравится! И платочек, невзначай, у  красотки  стянуть!  Для  «знаком-ления».
Тут  вся  завязочка  и  начинается!  Отдай!  То  да сё – это  по нынеш-нему  «приколоться»  значит.  Если  имущественные «споры» обоюдно  продолжаются, есть  перспектива  придти  к  мировому соглашению.  Как?!…А впереди ещё не одна кадриль,  да  с  поцелуями,  шутками.
Гармониста тоже не забудут, подведут двое, под ручки, - поцелуйтесь!   Без обиды.  Символически.  
Всё честь по чести.   В  перерывах,  степенные  прогулки  по  улице  под  ручку,  с  разговорами.
Если запоют, - не как попало, а в тему. Одна спрашивает, другая отвечает (частушками). Старшие сидят в сторонке, любуются,  не мешают.   Свое  мнение  они  потом  тебе  выскажут  и  поправят.  
Случалось и в «Задор»! – это когда один другого не хвалит и хочет своё показать.    Начиналось  подчас,  как  бы,   невзначай,  с  куража… 
Всё  в  пределах  правил,  но  с  подковыркой!
Ну,  уж  тут  держись!  -  Могло  и  гармонисту  попасть.
Вот так однажды сижу, играю. Заказали пляс с припевками: вышли две – одна другую (мою подружку) вызвала и покатила «бочки» на  гармониста, да  такие,  чего  я  ранее  не  слыхивал.  
На  скамейке  поёрзал,  сижу – играю:   бросать  нельзя.  Первая меня  «поливает», вторая – моя – отбеливает.   Ситуация  не  из  простых.
 Первая: какой гармонист (вообще) шалопай или что-то подобное,   вторая:  какой  гармонист  хороший!
Откуда что взялось? Как понесло их! (Всё в пределах нормы.) Причё-сывали они меня (гармониста вообще) минут пятнадцать – двадцать по всем правилам: вежливо, литературно,  но с какими  подковырками!   
Одна, – какой гармонист «плохой»,  …Он  на  Рыжыка,  на   Бобика,  на  Тузика  «похож». Другая, – какой хороший!  Он  играет  и  поёт  и  скучать  нам  не  даёт! 
 Первая  не  унимается,  «у  него  росту  от  горшка,  чуть  побольше  два  вершка!»  Вторая  в  ответ:  Не  беда,  что  маленький. «Посмотрите  на  него,  впереди  он  всех  сидит,  как  цветочек  аленький.»
 А  я  то,  всё  переживаю – хватит  ли  у  «моей»  отпевок?!
 И представляете, никто никому не уступил, не  поперхнулся! …Закончили  мирно…
Больше всех был доволен гармонист! Столько услышал о «себе» хорошего!  Чего  и  мама  не  знавала!
Не  меньше  было  и  удивление:   Откуда  они  столько  частушек  «нашли»?   Знают!   Всё  к  месту  и  находчиво.  
Вот  не  случись  такое,  не  поверил  бы,  что,  не  готовившись,  можно так  быстро схватить  момент,  заплести  интригу  и  удерживать  в  напряженном  внимании   народ   подхваченной  темой.
Это  основная  характерная  черта  народного  устного  творчества.

             Кто   мы   такие?   Народные   музыканты

Не  могу  сказать,  что  мы  выделяемся   чем-то  особенным.  Такие  же,  как  многие.  Обыкновенные!  Трудяги,  работяги.  Со  своими  судьбами,  причудами.  Романтики  и  мечтатели,  молодые  и  в  летах.  Может,  чуть  более  других  любопытные:  хотели  всё  знать,  испро-бовать.  
 Добрые  и   общительные,  годами  истязали  себя  и  ближних  свои-ми  занятиями,  чтобы  постичь  навыки  нелёгкого  дела,  найти  своё  место.  Утвердиться   в  своём  самосознании  и  в  общественном  бытие.  
В  итоге,  с  инструментом  в  руках,  с  чудинками,  заносами,  выкрутасами.  Такие  разные.
  Чего  мы  не  позволяем  себе?   Не  позволяем  себе,  болтаться  без  дела  и  быть  вне  народа.    Может  наша  внешняя  сторона   и   не   выигрышна,  как  хотелось  бы.  
 В  экспресс  пробах  мы  не  сильны,   фотокамер  с  собой  не  возили,  рекламы  себе  не  делали:  «Мол,  не  артисты  мы».  Конечно,  артистом  быть -  надо  соответствующий  дар  иметь.  
Да  и  игра  у  нас,  от  случая  к  случаю.  А  это,  как  вы  понимаете,   не  очень  хорошо!   Чтобы  там  ни  было,   тренироваться  надо  постоян-но.  
Своего  рода  это  «спорт»,  а  в  спорте,  без  тренировки,  рывка  не  сделаешь,  стайера  не  догонишь.   
Музыкантам,  кто  не  каждый  день  играет,   это  даётся  не  сразу,  затруднительно.   Предварительно,  втягиваться  надо,  разыгрываться.   Вроде  бы  и  умел,  а  не  получается.   
Длительные  перерывы  в  занятиях  вредны.  Забываются  навыки.  Нарушается  координация   в  движениях,  получаются  рывки,  да  и   тактильная  память  подводит. 
 Начинать  приходится  заново,  внимательно  и  осторожно.   Так  что,  если  у  вас  что-то  есть,  вы  умеете,  приходите  к  нам.   Объединим  усилия.   Нас  многое  интересует.  Музыкальное  творчество -   часть  наших  проблем.   
Может  в  этих  занятиях,  вы  найдёте  смысл  своей  дальнейшей  жизни,  этакий  эликсир  душевного  равновесия.   Может  статься  это  будет  избавлением  от  одиночества,  станет  вашим  будущим  и  настоящим   призванием.  
С  нашими  знакомыми,  такое  уже  бывало.  Они  вновь  обрели  уверенность,  и  нашли  себя.   Заново  начали  жить.  
Может  это  станет вашим  призванием,  нести  в  народ  что-то  полез-ное.   Поможет  нации  оздоровиться.
Ваша  деятельность  может  осуществляться  через  кружки,  занятия,  встречи  в  коллективах  ветеранов,  в  школах,  детских  садах,  в  парках,  на  скамеечках.  
Главное  то,  что   вы  привнесёте  в  быт.  Скрасите  народу  его  существование.   Почувствуете   свою  надобность.  У  вас  будет  занятие.  Лекарство  от  хандры,  и  бессонницы.  
Прошедший  грандиозный  праздник  народной  музыки  и  ремёсел   «Садко»  в  Великом  Новгороде  показал,  в  народе  есть  большая  потребность  такого  общения  и  сближения.  
Как  поступить  и  что  делать,  подробно  рассказано  автором  во  второй  части  другого  сборника  в  «Рекомендациях»:
«В помощь гармонистам–баянистам, руководителям  и  организато-рам   народных  коллективов,  мастерам  и  студентам,  связанным  с  народным  творчеством   -  в   Методическом  пособии».
       Главное,   ребята,  сердцем  не  стареть!  

                           Качество!

А  что  это,  я  талдычу  вам  всем:  «Качество - качество!» В  самом  ли  деле,  оно  так  важно,  может  и  без  него  можно  обойтись?
И  вот  однажды  я  решил  это  экспериментально  проверить. 
Молодая  мама  выбирает  ученику  музыкальной  школы – баян.
Ставлю перед ними сразу шесть разных, так что бы они их лицевой  стороны  не видели:  от  ширпотребовских дешёвок, до  прилично  дорогих.  Все  исправны,  из  коллекции  мастера.
Подаю  сам – они не видят лицевой стороны.   Прошу, на каждом спокойно  играть  одно  и  тоже – то,  что,  умеем.
Школьник пыкает-мыкает на первых трёх инструментах – мама страдальчески  переживает.  «Музыка»  не  впечатляет.  Безнадёжно!
Подаю четвёртый, мама отвлеклась и вдруг встрепенулась, засвети-лась  и   воскликнула:  «Так  он  же  играет!»
Действительно слышим – баян играет – мелодия запела! В тех же ру-ках,  пацана.   Только инструмент был не широкого «непотреба», а клубно-концертный.  Не  дешевка.
Не  покупайте  детям  дешёвок!!!
Что тут можно еще сказать? Ведь не носите же вы лично кирзовые са-поги!    Зачем  же  губить  талант  ребенка  -  «музыкальной»  кирзой.
Впечатление  и  эффект будет примерно такой  же, как от тех сапог. 
В  хорошем  инструменте,  с  какой  бы  скоростью  пальцы  не  пошли, голоса  ответят  без  задержки,  чистым  хорошим  тембром,  певуче,  звонко  или  глуховато. – Это  уже  от  особенностей  будет  зависеть.  От  конструкции,  строя,  предназначения,  качества  наладки  и  многих  других  причин.  Получить  один   инструмент,  обладающий  многими  плюсами,  весьма  затруднительно.  Стоить  он  будет  дорого.  
Но  лучше,  такой  искать,  чем,  а  бы,   какой!   
При  плохом инструменте, материально  потратитесь  и  неприятно-сти  наживёте!    Ребёнок  музыкантом  не  станет! 
 Не  надейтесь!   Он  раньше  этого,  себе   и   вам  слух   покалечит.


      Студент  туповатый,  или  инструмент  дубоватый

Передо  мной  ни  в  чём  не  повинная  жертва  фальшивого  инстру-мента.  Загубленный  для  музыки  молодой  человек.  Жертва  очеред-ных  музыкальных  курсов  недоученных  педагогов.  Педагогов  без понятия, что такое музыкальный инструмент? Каково его  психофизическое  воздействие.  Без  понятия  физических  основ  акустики,  консонанса   и   диссонанса   колеблющихся  дек.  
Можно  наполучать  дипломов,  сидеть  в  высоких  креслах,  поучать  других,  как  надо  жить.  Но  если  дальше  свого  дипломного  предмета  не  иметь  широты  понятий,  ничего,   кроме   ломаных   «дров»  и   покалеченных  человеческих  судеб  иметь  не  будем. 
Прошу показать  инструмент  и  интуитивно  начинаю  понимать проблему.       Спрашиваю:   Сколько  учился? 
   -  Полтора  года,  не  считая  музыкальных  классов!     
Научился?    Парень  мнётся… - Нет!  
Я  и  без  ответа  знаю,  что  нет!  На  таком  инструменте  нельзя  учиться!  
          Дальше  учиться  будешь?   -   Бросил!
Кто  же  тебе  такую  балалайку  купил?      Мама!
Мама  хотела  как  лучше.  Сколько  она  затрат  и  беспокойств  перенесла,  сколько  времени  потеряли,  чтобы  потом  всё  это  не  любить,  укорять  себя  и  друг  друга.

И  так,   балалайка!   Кузов  пластиковый,  трещин  нет,  по  лаково-му  покрытию  паутинка  разводов.  Её  били!  Хотели  разбить! Совсем.  Гриф  аккуратный  тонкий,  удобный.  Лады  не  ровные,  по  краям  царапаются.  Не  доведено,  не  налажено.  Тембр  отталкивающий.  Внешне  приемлемо – в  торговлю!   Её  купили. 
Я  конечно  её  обработал.  Мне  было  любопытно,  получиться  из  неё  что  ни  будь путное,  или  нет?  Делал  три  попытки,  не  расклеивая,  улучшить  её  звучание.  Сдвинутый  тембр  и  зажатый  звук  так  и  остались  неисправимыми.  
Покупая  себе  инструмент,  будьте  внимательны.  
Исправить  некоторые  дефекты  звучания  вообще  невозможно!  Та-кие  как  тембровые,   динамические,  щелявые.  Такого  сервиса  у  нас  нет.  Фабрика  такой  инструмент  под  любым  предлогом  в  переделку  не  возьмёт.   У  нас  так  принято.  Не  отвечать  за  последствия.   На  изделии  может  стоять  знак  качества,  но  это  ни  о  чём  не  говорит.  
Его  ставили  авансом  в  начале  сборки.
В  готовом  изделии  тембр  во  многом  зависит  от  материала,  присутствия  влаги,   выдержки   и  тщательности  доводки.  Сырые  и  холодные  инструменты  не  звучат.   Особенно  спасайте  струнные,  мех  и  клавиатуру–корпус    язычковых.  
От  холода,  сырости,   тепла,  от  моли,  жучка.   
Инструменты  полежавшие  на  чердаках,  в  подвалах,  гаражах,  сы-рых  кладовках  или  у  батарей  отопления  чаще  всего,  будут  испорченными.  Рояль  в  сухом  углу  у  отопительной  батареи  через  несколько  сезонов  будет  окончательно  загублен.   


             Акустика   музыкального   инструмента

Замечали,  музыкант  играет,  не  смотрит  в  зрительный  зал,  повернул  голову  вбок!  Сколько  бы   вы  ему  ни  говорили,  что  это  не  правильно,  в  ответственный  момент  он  забудется,   и  снова  будет  смотреть  в  «угол». Это  не  вредная  привычка  гармониста,  баяниста.  Он  вынужден  так  делать.  
Пришлось  исследовать  эту  проблему,   ставить  опыты,  искать  научные  публикации.   Конкретно,  по  интересующей  теме  материалов  в  библиотеках  не  оказалось,  Интернета  тогда  ещё  не  было,  но  уда-лось: в  своё  время   побывать  в  акустической   лаборатории  Ленинградской  музыкальной  фабрики.  
Добровольно,   успешно  прошёл  их  тесты.    Сам  предложил   некоторые.   Рисковал,  но  хотел  проверить  себя;  на  что гожусь?   
В своё  время,  кое-чему  учился  у  известного  ленинградского  гитарного  мастера  Михайлова.  
Фабрика  испытывала  импортные  струны  в  звучании  гитар  луч-ших  мастеров.  Это  значит, приглашались  эксперты,  известные  му-зыканты,  маэстро,  закрытая  сцена,  акты  испытаний  и  сам  процесс…  Я  прошу,  не   говорить  результаты  оценочной  комиссии,  дать  мне  стул  и  аккуратно  давать  мне  инструменты  в  руки  на  две – три  ми-нуты.  В  любом  произвольном  порядке! 
   Единственное  условие:  я  не  встаю  с  места,  не  отвлекаюсь.  Ин-струменты  подаёт  инженер - акустик.    Мы  не  знакомы.   
Полагаю,   минут  восемь – десять  прошло.  
Одной  из  гитар  отвёл  твёрдое  первое  место,  двум  другим – варианты:  второе, третье.   Но,  в  зависимости  от  мастерства  музыканта,  субъективно,  эти  две  гитары  могут  меняться  местами.  Таков  был  мой  вердикт  самоучки!   Оказывается,  именно  так  и   оценила  комиссия.  
Час  спустя,   в  другой  мастерской  гарантийного  ремонта  моя  технология  проверки  вновь  подверглась  серьёзнейшим  испытаниям,  применительно,  к  оценке  качества  ремонтов.   
 Это говорит о том, что  таким  методом,  можно  определять  достоинства  инструмента,  его  состояние.  На  слух -  по тембрам,  вибрациям,  сравнениям.  Правда,  до  этого,    успел  за  годы  работ - простучать  всё,  что  попадалось  в  руки,  выискивая  загадочные  тембры!     Запомнить  поучительные  случаи.  
Тому,  кто  интересуется  неведомыми  секретами  ушедших  мастеров:  исследуйте  колебания  резонатора   в  сборе:  крепите  его  в  узловых  точках.  Определяйтесь,  в  каких  местах  точить  «голос».  Формируйте  опору  ему  при  наклёпке.
Применительно  к  гармони,  можно  сказать  следующее.  Не  гармо-нист виноват,  в  том,  что  ему  приходится  смотреть  в   сторону.  Это  фабрики  понаделали  «новых»  гармоний  с  неуравновешенной  акустикой.  
     Кое -что  в  инструментах  захалтурили  основательно. 
Спецы  оказались  в  некоторых  случаях,  настолько  не  подготовле-ны,  что  даже  не  имели  понятия  о  том,  что  некоторые  чертежи  надо  исполнить  в  зеркальном  отражении,  чтобы  штамповка  потом  оказа-лась  беспроблемной   на  своём  месте.   
Кто  объяснит,  из  каких  соображений  длинные  (низкотональные)  голоса  поставлены  под  «пятку»  клапанов?  Где  подъём  клапана  всего  два – три  мм.  Продува  не  хватает,  прорезают  деку,  звучание  от  этого  не  лучше.  Смазывается.  
Когда  голоса  не  зажаты,  и  каждый  в  своё  отверстие  играет,  строй  чище,  хор  голосов  внятный.     Не  смазан.  
Встречались  инструменты,  в  которых  детали  были  повёрнуты,  закреплены  другой  стороной  по  причине не соответствия  их   техниче-ской  документации.  С глухими  жалюзи  из  метала  и  с отражением  звуковых  волн  внутрь.
Часто  привожу  в  пример  звучание  старинных  инструментов.  
Они  приятны  своей  Аурой,  объёмным,  шарообразным,  звучанием.  Равномерно  во  все  стороны,  и  вперёд.  А  вот  у  наших,  нынешних,  этого  «вперёд»,   как  раз  и  нет!   Звучит  внутри  и  в  «боки»!  
Музыкант  вынужден  поворачивать  голову  в  сторону,  чтобы  кон-тролировать  баланс  децибелов  правой  и  левой  сторон  инструмента.  Потому  что,  звучание  не  объёмное,  раздельное,  не  равное.  Чтобы  вести  мелодию  и  аккомпанемент,  приходится  каждую  партию  выслушивать отдельно,   вести  с  большим  напряжением,  выравнивать. 
 Получается  вот  что:   отворачиваясь,  музыкант,  в  какой то  мере,  уходит  от  неприятных  ощущений  разбалансировки  звучания  в  инструменте.   Сама  разбалансировка  остаётся.  
Она  рождена  с  этим  инструментам,  очень  трудно  поддаётся  ис-правлениям.  Надо  много  чего  менять.  Прежде  всего  понятия  и  отно-шение  к  изготовлению,   КАЧАЕСТВУ   ЗВУЧАНИЯ.
Красивая,  цветная  коробка,  конечно  хорошо,  но  главное,  остаёт-ся,   как  это  всё  зазвучит!  Мы  посещаем  концерты  профессионалов,  сравниваем.  И  то же  слышим;  звукорежиссёр  «глушит»  артистов  усилителем. Тембры натуральных инструментов  и  голосов задавливаются пластмассовым  звуком  колонок.  Усиление на грани болевых человеческих  ощущений.  
    Испытываешь  не  удовольствие,  а  досаду  и  дискомфорт.

            Во  саду  ли,   в   огороде,   или

    Будете  в  квартире  играть,  в  нашей  обыкновенной,  выбирайте  себе  место  для  игры  так,  чтобы  за  вашей  спиной  была  какая – нибудь  отражающая  поверхность,  а  справа,  лучше  «голая»  стена,  в  длину.
Если  сядете  в  углу,  левой  стороной  инструмента  к  стенке,  вам  ба-сы  будут  рычать  прямо  в  ухо.  
Их  звучание  придётся  ослаблять  искусственно.    Иначе,  всё  звучание  будет  получаться  грубоватым.
При  возможности,  предварительно,  прослушивайте  звучание  ва-шего  инструмента,  в  фойе  театра,  в  новом  для  вас  зале,  на  сцене.  В  переходах – коридорах  и  на  лестницах. 
 Постепенно  вы  поймёте,  что  такое  в  акустике  хорошо,  а  что  мо-жет  быть,  совсем  уж  плохо. 
Особенно,  поэкспериментируйте   в   зрительном  зале,  послушайте  игру  себя  и  других,  с  разных   мест.  И  освоитесь,  и  знать  будете,  откуда  лучше.  Имейте  ввиду,  к   ощущением  сцены  надо  привыкать
По  моим  впечатлениям,  находится  лучше,  чуть  левее  центра. 
Ближе  к  краю  сцены.  
Это,  смотря,   с кем  вы,  на  какой  сцене,  и  с  каким  инструментом.  Микрофон  справа.   Всё  зависит  от  особенностей  сцены,  зала. 
Самые  проблемные — открытые  площадки.  Чаще  всего,  там  без  микрофона  выступать  достаточно  трудно.   Домашняя  заготовка  звучит  ослаблено,  звук  контролируется  с  повышенным  вниманием, играть  приходится  мощнее.   В  итоге,  к  этому  надо  быть  готовым.  
Некоторые  дополнительные  инструменты,  хорошо  звучащие  дома,  в  тихом  зале,   на  открытом  пространстве  блекнут,  едва  слышны  и  малоэффективны.  Их  заранее  необходимо  испытать  и  вовремя  за-менить,   более  пригодными.  
Из  многих  вариантов  нам  кажется,  самыми  интересными  сочетаниями  являются:  тембровая  звонкая  гармошка  плюс  бубен  или  барабан.  Если  на  нём,  кто-то  может хорошо  играть  ритмы.  
Всякие  мелкие  звонки,  треугольники,  стучалки,  бренчалки — себя  в  больших  уличных  программах  не  показали.  
Их  заглушают  уличные  шумы.  На  открытых  пространствах  их  звуки  сильно  ослаблены,  их  применение  не  впечатляет.  
Конечно,  жаль — небольшие  местные  ансабмлики  мало  привле-кают  балалаечников,  брёлки,  сопелки,  рожки. 
 Мог  бы  быть    фурор  от  неожиданности  их  звучания!   
Этой  стороне  творчества  народников  следовало  бы  уделить  больше  внимания,  поскольку  всё  реже  и  реже  мы  видим  в  составе  ансамблей  гармонистов  балалаечников.  Можно  сказать,  в  самодеятельных   коллективах  почти   не  видим.  
Как  подсказывают,  опытные  музыканты,  желательно  собраться  и  попытаться  настроиться  в  репетиционном  варианте  на  совместное  исполнение  известных  народных  произведений,   поручив  балалаечнику,  вести  аккордовые  подыгрывания.   Возможно  в  таком  случае,  сыгрывание  на  первых  попытках  пойдёт  легче  и  успешнее.   Ищите  ударный  инструмент!   Если  пожелаете  применить  ударные  деревянные  самодельные  инструменты,  подбирайте  материал  сухих  плотных  заго-товок:  клёна,  дуба  и  др.   Например — дощечки   паркета.   
Не  сушите  материалы  в  печках,  на  сквозняке,  на  солнце.  Он  бу-дет  деформироваться,   потрескается.  

Кому,  какая?    Гармонь  или  баян
Игроки:  гармонисты,  баянисты  бывают  разные.
Одни хорошо играют, но не поют. Другие прилично играют и поют. У третьих что-то получается лучше (или хуже). Четвёртым бывает всё равно, на чём играть!   Лишь  бы  - «скрипело».
Хорошую гармонь, баян, да  и  приличный струнный  инструмент, заиметь проблематично, (чаще их вовсе нет). Уж очень они трудоёмкие в изготовлении, настройке. 
Да и делаются они из отборных материалов уникальными мастерами (коих, по возрасту и прочим причинам, мало осталось).
Автор этих строк провёл немало поисков, исследований, проб, экспериментов. Например, одну и туже фабричную гармонь отдавал на улучшение трём мастерам с просьбой: «Попытайтесь улучшить её звучание и  герметичность!»  — Всерьёз  они,  конечно, ею не  занимались,  в  итоге — не  получилось.  
То  есть,  хорошее,  изначально  делается  из  того, что хорошо зазву-чит.   Из  отборных  материалов,  с  особой  тщательностью.  Причём,  второе  условие  не  имеет  границ  или  ограничений.  Это  процесс  по-стоянных  поисков,  совершенствования.  Как  у  художника.  Он  бес-прерывный.  
На   то,  что  бы  достичь  в  этой  области  совершенства  понятий,  соответственно  и  звучания,  могут  уйти  годы  поисков.  Если  вам  не  будет  подсказывать  кто-то  другой.  
На такие поиски  инструментов  и  попытки восстановления  и  я,  по-тратил  много  лет.  Это  были  годы  организации  клуба.
С упорством  одержимого сам пытался  улучшить звучание и тембр тульских Ля-мажоров (Тульская 402 с четырмя регистрами).  Исследовал до восьми  партий  готовых фабричных  наборов  голосов  с резонаторами  в  одной  тональности  в  разных  вариантах.
Думал, хоть какой-то набор, (деревянный или, пластмассовый) будет как-то отличаться. Звучать по-особому, в тульских, шуйских, белорусских корпусах.  Надеялся  найти  оригинальный  вариант  по  тембру.
Ничего! По большому счёту – жуть несусветная, сплошная, толстая,  щелявая  некондиция.  Разных  лет,  в  одном  варианте  звучания.
Ни одной настроенной партии; то есть выявились изначально заложенные технологические пороки, которые после тщательной переборки  и попыток исправлений, ожидаемого результата не дают.  Щелявость,  плохое  качество  металлов,  грубая  штамповка  и  прочее,    сводят  все  усилия   на  нет.
Да инструмент делаешь плотнее, отзывчивее, звонче, звонче, легче – но  он  без  тембровых  камер,  на  толстых  голосах,  ни  один  не  поёт.  
Заклёпки  слабы.  Алюминий  не  ровный.  Дерево  рыхлое, толстое,  съедает  пространство  для  образования  свободного  звучания.  Голоса  с  одного,  общего,  расхлябанного  штамповочного  станка:  узкие,  толстые.  Тембра никакого, звучание короткое, сухое; ничего кроме разочарования - (о  причинах  чуть  ниже).   Надо  точить  голоса  другого,  ровного  про-филя.  По другому, плотно ставить заклёпки.  Формовать  посадочный  профиль  и  так  далее.  А это долго, и  делать надо аккуратно,  из хороших  материалов. 
  Изначально  от  заготовок,  закупок,  стандартов.  Соответственно  цена  будет  другая.
Есть высказывания по поводу того, что, например, гармонь совершен-ствовать  не надо.  Мол, она должна оставаться такой, какая есть.   
Фабричная,  примитивная ?  (Для  облегчения  изготовления!) 
Я  с таким  мнением  не  согласен.  
Инструменты  нужны  разные:  маленькие  и  солидные.  Для  певцов  в  тональности,  для  виртуозов  тембровые.  
С  дополнением  звукоряда  в  клавиатуре.   С  хорошим   мощным  звучанием.
Не забывайте, музыкальные инструменты в былое время совершенствовались,  улучшались  мастерами  постоянно.
Сама  конкуренция и спрос рождали образцы  оригинальнее один – другого,  отвечающие  запросам   населения.   Был  прогресс.  
Мастера  ревниво  относились  к  успехам  других  и  если  могли,  постоянно  совершенствовали  свои  изделия.   Даже  в  небольших  трёх-рядных  гармоньках  делали  тембровую  камеру.
Музыканты  выступали заказчиками. Народ  делал  выбор,  отдавая  предпочтение,  тому  или  другому  инструменту,  музыканту  - действенно  и  наглядно.    Уходили  к  лучшему  звучанию. 
Этот  процесс  совершенствования  был  насильственно  прерван.
Фабрично-конвейерное производство свело всё это многообразие к еди-ному, тупому образцу  ширпотреба. 
Вот «оно» и аукнулось комиссарам – народу - государству.       
Сегодняшней  нашей  действительностью.    Отрешенностью.

    
                              Хороший  инструмент

                                                  Из записок мастера
 Вот это  понятие: «Хороший  инструмент», что  это  значит?  Какой  он?
Попробую объяснить. 
На уровне человеческих понятий это как бы влюбиться в красивое, хорошее звучание, тембры, бесконечную глубину звуков  и  вибраций  с  приятными  ощущениями  во  всём.
Через  наши  руки  прошло  не  мало  всего:  поиграно,  перепробовано.
Мироощущение через музыку – сложная вещь, посредством слуха, ассоциаций,  внешних  воздействий,  вибраций.
Если всё гармонично совпадает с собственным настроением и ощущениями – нравится,  не  надоедает,  не раздражает – это  ваше.
Вибрации чистых тонов по всему спектру, форманты, полётность, тембр – многое  определяет  выбор  инструмента.
Первым признаком того, что инструмент вам подходит – это желание играть на  нём  ещё  и  ещё,   (даже  если  вы  пока  и  не  умеете).
Вы чувствуете, он приятный, не надоедает, пальцы сами находят новые мелодии, трели, и тридцать вторые - шестьдесят четвёртые длительности  выигрываются.  Он  не  шипит,  не  сопит.
Чаще  всего,  вы  слышите  его  в  чужих  руках. О  нём, о  таком  прихо-дится  только  мечтать.  Таких  инструментов  мало.  
А  ещё удобство  игры, габариты, клавиатура  имеют значение. Есть виртуозные инструменты – пальцы легко бегут, всё получается. Хорошо  сбалансированные,  и  если  ещё  голоса  ответные,  поют – это то,  что  надо.    Ответные,  поющие  голоса – работа  опытных  мастеров. 

Хотелось бы обменяться  опытом  на  семинарах,  или  курсах. …(из  области  пожеланий).  Побеседовать  с  хорошим  настройщиком,  посмот-реть  его  технологию  строя.  Не  по  книге.  По  тембру  редких  инстру-ментов.  У  нас  этому  нигде  не  учат.    Да   и  учат  ли  этому  вообще!
До  чего  надоели  настроенные  по  «темперу»    ширпотребки  -  не  зо-вут,  не   поют,  не  плачут!  Скребут  железом!  На  таран  только  с  ними   и  ходить.  Или  слушать  рядом  с  колхозным  трактором.  
Народ  уже  понятие  потерял,  что  такое  хорошо,  а  что  плохо.    Ему  не  с  чем   сравнивать,  такую   посредственность.
Проблемы  не  было  бы,  если  бы  мы  сами  делали  новую  продук-цию.  Мы  бы  испытали  разные  варианты.  
В   наших  руках  подчас  раритеты  с  запиленными  голосами  на-столько  тонкими,  что  приходиться  работать  микронными  напайками.  От  родного  строя  почти  ничего  не  осталось,  одни  догадки.  На  эксперименты  времени  нет.  И  спросить  не  у  кого…   
А  строй  -  дело  тонкое,  может  запоёт,  а  может  и   нет!   
Хорошие баяны получаются, если заново пропилить, уплотнить все голоса и смонтировать добавочно третьи. Тембр становится похожим  на  Маланинский.   Довольно  сложный  вариант  переделок,  поскольку  свободного  места  в  готовом  инструменте  нет,  приходиться   применять  разные  ухищрения.
Первейшее,  чего  приходится добиваться при  реставрации, -  это  плотности  всех  частей  инструмента,  клапанов,  чёткой  работы  механики,  упругости,  герметичности  мехов.  Вот  от  таких  инструментов,  чего-то  можно  ожидать.  На  такие работы  уходят  месяцы.  
Они  удобны  для  виртуозной  игры.  
Словами  не  передать,  но  я  попытаюсь.    Вот  глянул  на  них,  или  на  ту,  что  в  руки  берёшь  и  сразу  в  душе  радость.   
      Строго  -  красива!  Вид,  цвет,  клавиатура – всё  в  меру.  Уравновешено,  благородно.   По  габариту,  то,  что  надо!   Ладони  сразу  на  своё  место  легли,  пальцы,  без  игры,  свои  кнопки  нашли.  Правая  рука  тонкий  гриф,  удобство  ощутила.   Без  нажатия  кнопок,  мех  туда-сюда   потянул,   потянул,  держит!   Кнопочки  нажал  -  запела!  
Пальцы  сами  бегут,  нужные  кнопки  находят,  не  «мажут».  Меха-ника  чётко  срабатывает,  не  вязнет.  Правая  по  пальцам  не  детонирует.  «Дроби»,  трели  -  без  проблем,  без  задержек.  
И  ещё,  не  маловажная  «особенность»:   левая  сторона  корпуса  «на  подъём»  достаточно  лёгкая,  подвижная   малоинерционная.  Важный  фактор  для  продолжительной  виртуозной  игры.  
Знатоки!  Возьмите  себе  это  на  заметку.  Левая  сторона  должна  работать  не  хуже  правой!  Беларуси  и  им  подобные  «шедевры»,  с  такими  требованиями  и  рядом  не  стояли.  Тупы,  громоздки!
Утопили  они  народный  фольклор  в  количестве  произведённого  вала.   Последние  звуки  его  заглохли  в  толстенных,  тяжеловесных  корпусах  фабричных  изделий.  

Не  шей   ты  мне,  матушка,  красный   сарафан

Убеждён, СССР развалился и по причине безответственности, и халту-ры в отношении к массовому потребителю – В том числе, пользователю  музыкальными  инструментами: «Как Вы к нам, так и мы  Вам» - «Им».  
Отвратили подрастающее поколение тупыми, тяжёлыми, грязно-звучащими инструментами от народной музыки, подточили фундамент преемственности,  опустошили  души.
Кто в области, в отделах отвечает за техническое состояние, настройку,  финансирует  ремонт?   Сотни инструментов. (фабрики наштамповали их тысячами) в музыкальных школах, клубах требуют систематических настроек, ремонтов, восстановлений, то есть расходов, как компьютеры, автомобили  (суммой  поменьше, намного  скромнее).  
Ну  и  что?    Да  ни  что!  Не хотели?  Не можем?  Денег не было?
Под  чью  музыку  теперь  «пляшем»?  
     Под  музыку  тех  - кто  платит – тот  и  заказывает! 
Не знаю случая, когда бы старого, опытного мастера позвали на какой-либо семинар по фольклору, музыкальным проблемам, спросили бы его мнение или попросили бы его выступить с обзором по вопросам о со-стоянии музыкальных инструментов.  И  фактов  таких  не  слышал.  Сам  в  коридорах  сиживал,  когда  за  стеной  «фольклорные»  совещания  проходили. Уже  и  фольклорят  под «фанеру»  или  под  инструменты  конца ХХ  века.   
Уважаемые!  Не  было  такого,  чтобы  во  всех  краях  играли  в  «одну»  тональность  Тульской  301-й.  Бутафорят без зазрения совести.  Некому стало играть!  Нет  инструментов,  нет  музыкантов.  
Дожили!  Ставят  магнитофон.  
В  Иваново   тысяча  гармонистов  и  ни  одной  двухручной  гармони  нашего  Европейского  края!   Комитеты  не  собирают, не  посылают, Настя   Заволокина   словом  не  обмолвилась
О  мастерах  ни  слова, словно и нет этой проблемы  в музыкальных школах, училищах, домах культуры.  Как же Вы будете фольклорить  через  десять,  пятнадцать  лет?  
Ни  у  кого,  ни  одного  ученика,  даже  на  ремонты  нет! 
 Старым  мастерам  уже  за  семьдесят.    В  своём  краю, да  и  в  чужих, это, самородки  по  интересу, к  этому  делу  в  музыке. 
 Официально,  не  учёные,  знают,  умеют,  делают.   
Наученные, стараются уйти или занять место ближе к роялю. Потому что, с  баянами,  аккордеонами,  гармонями – много  мороки,  мало  дохода.  Если думаете, можно посадить за парты и научить ремеслу масте-ра,  кого  угодно – ошибаетесь.  В  нашей  практике  были  случаи,  когда  молодые  пробовали  заинтересоваться  нашей  профессией  мастера.  
Доходило  дело  до  настройки,  и  они,  быстро  отступали.  Не  могли  её  понять.
Её  действительно,  без  большой  практики,  без учителя,  не  понять.  
В  книге-учбнике  написано  одно,  а  мастер-настройщик  на  самом  деле  выслушивает  и  запоминает  нечто,  многое  другое!
Скоро  старых  мастеров  будет  меньше,  чем   космонавтов! 
 По моим исследованиям, пока – музыкантов тысячи, а  мастеров – единицы.      Моё пространство обследования от Псковщины до берегов Волги,   т.е. – Европейская  часть  России. 
Это  ремесло  становится  самым  редким  на  душу  населения. 
Если  я  знаю  порядка тридцати профессий, более или мене, владею в них умениями, в пятнадцати, чувствую себя уверенным, музыкальное  «дело»  считаю  самым  трудным.  
И  самым,  не  оплачиваемым - здесь  у  нас.  Что за  этим  последует,  надеюсь,  дальновидный,  может  себе  представить. 
 Чиновничья  братия  делает  ссылки  на  то,  что,  мол,  есть  мастера  при  областных  музыкальных  училищах.  Что  в  этом  смысле  де,   всё  в  ажуре!  А  я,  Вам  могу  откровенно  сказать,   это  подлог  несведущих  «специалистов»!    Которые  ничего  в  этом  не  понимают.
Я  работал в музыкальном  училище  настройщиком-ремонтировщиком,   
очень  хорошо  знаю  обязанности  и  возможности  училищного   музы-кального  мастера.  Бываю  у  него,  и  где  возможно,  ищу  других  по  России.  Даже,  если  бы  мастер  и  хотел  бы   всем  помогать,  ему  невоз-можно  это  практиковать.  
У  него  строгий  круг  своих  служебных  обязанностей,  рабочее  расписание,  ограниченные  производственные  возможности.  
Он  просто  не  в  состоянии,  выполнять  все  виды  требуемых  работ.  Своих,  студенческих  проблем  хватает.
Среди  опытных  мастеров  есть  свои  специализации.  Условно  можно  выделить  несколько  главных  направлений. 
 Изготовление,  наладку - настройку,  обслуживание - ремонты,  реставрацию.  
Можно  быть  умелым  в  одном,  во  втором  и  совершенно  беспомощ-ным  в  третьем,  четвёртом:  в   реставрации,  настройке.  На  это  необходимы:  реставрационное  время,  на  обновление  материалы,  оснастка  и  уникальные  способности  работать  день  и  ночь,  работать  по  многим   профессиям.   Без  оплаты!  
Так  что,  ссылки  на  училищных  мастеров  не  состоятельны.  
Эти  мастера  не  всемогущи  и  делают  только  частичные  работы.  Не  в  таком  объёме  как  требуются.   
А  помощь  практически,  требуется  всем  музыкантам   е ж е г о д н о.
Учеников,  продолжателей  профессии  у  мастеров  музыкальных  дел  нет,  потенциальных  курсов  не  предвидится!   Очень  многое  надо  пони-мать  в  этом  ремесле,  владеть  в  одном  лице  дюжиной  специальностей.  То,  чем  владеет  целая  фабрика.
   Так что, чужими  настройками и реставрацией, с наклёпками  голо-сов,  уплотнениями,  заниматься  училищному  мастеру  вообще  не  с  руки.
   А  у  наших  фабрик  положение  бедственное,  на  грани  закрытия. 

                Что   нас   ждёт   впереди ? 

А  впереди   нас  ожидает  вот  что:   деньги,  конечно  на  культуру  бу-дут.   Потрачены  на  обустройство  и  улучшение  благосостояние  ка-бинетов,   отделов,  комитетов,   офисов.  Это  и  для  приличия  надо.  Подчас,  бедненько  выглядим  со  стороны.  
Эффектно,  с  размахом  на  трейлеры  с  доставкой  мобильных  эстрад  с  многокиловатными  установками    и  ценами.   На  Гоп,  Поп – «Фабрики».  Ни  один  праздник  ныне  не  обходится  без  их  криков  на  весь  город.  Через  форточку,  слышны   «бумы»  их  колонок  с  разных  сторон.  
Хорошая  ли  практика?   Всё  разом,  и  всем?  
Куда,  как  эффективно!    -  может  выгодно?     Только  нам  от  этого  что?   Это  же  не  для  нас,   и  не  для  вас.  Это  для  торговли,  отчётов  по  мероприятиям.  Сведению  балансов,   и  прочее,  прочее.       
И  кто  это  Вам  сказал.  Что  и  Вы  тут  должны  быть?  Что?  На  эстраде?  Выступить?   Да  не  смешите!   Программа  и  так, переполнена  рекламными  вставками,  а   вас  и  в  списках  нет.    
На  этом  разговор  с  просителем  будет  закончен.
Отныне,  это  время  и  место  праздников  не  для  простых народни-ков. Не для одиночек и  тальянок.  Для  организованных  команд.  Извест-ных,  продвинутых.   Хорошо  снаряженных.  Спонсируемых.  
Организуйтесь  в концертные коллективы!  
Двое, трое — минимум.  Может  тогда,  что-нибудь  и  для   вас  засветит.
      Хорошим  примером  может  служить  творческая  деятельность  гармонистов  Парфинской  школы  искусств  под  руководством  профессионального  музыканта   В.  Галактионова.  
Они  не  стали  долго  мудрить  с  освоением  какого-то  сложного  репертуара,  а взяли  за  основу  известные  народные  танцевальные  и  песенные  мотивы.  Это  позволило  им  быстро  освоиться  с  основными  направлениями  в  подготовке  массовых  гуляний  и  в концертной  прак-тике.   Их  выступления  просты,   доступны  для   молодых  парней.  
Понятны,   практичны   для  поклонников.  Для  близкого  творческого  общения  не  только  с  высокой  сцены,  а  непосредственно  в  кругу  зрителей.  
Эта  непосредственность  общения  с  народом  в  кругу  живых  участников  делает  коллектив  заметным  среди   других  групп  высту-пающих.  Достаточно  увидеть  их  хотя  бы  один  раз,  чтобы  потом,  отыскивать  их  среди  пёстрой  толпы,  по  своеобразному   скромному  одеянию  кафтанов,  гармонично  подошедшему  их  составу.    
Их  наряд  пришёлся  к  лицу  молодецкого  состава;   этакая  ватага   из  пяти  парней  с  атаманом  в  центре.

Скажем,  лично  меня, конечно, волнует  убывание  музыкантов  и  мест  нормального  общения,  но  ещё  больше  беспокоить  то,  что  с  их   исчезновением,  в  обществе  у  индивидов,  исчезают  многие  понятия  и  навыки  приличного  поведения.   
Стать  хорошим  музыкантом  это  долгосрочная  цель,  значило  годы  труда  и  упорства  с  малых  лет,  воспитание  характера   и    думы  о  прекрасном,  высоком.   Как  правило,  в  зрелые  годы  это  люди  умуд-рённые  опытом,  добросердечные  и  общительные,   желающие  прино-сить  людям  радость.  
 Духовые  оркестры  в  парке то  же, скорее  всего, останутся  в  далё-ком  прошлом!   Заменит  ли  их  телевизор?   Да,  это  глобальная  сила  воздействия  на  умы  и  мировоззрение.  В  этом  мы  убеждаемся  не  раз.  
Телевидение   и  СМИ  могли  бы  многое,   но  каждый  раз  обнаруживается,  что  нас  опять   заблудили,   завели  не  туда,   обманули,   дезориентировали.   
 В  пору  массовой  начальной  компьютеризации,  информативности  сколько  раз  пытался  пополнить,  обновить  свой  багаж  знаний   по  разным  видам  профессий,   так  и  остался  ни  с  чем.   
Горы  дисков  с  игрушками,  ужастиками  для  детей,  и  ничего  путного,  научающего  ремеслу,  добру,   состраданию  тогда  не  нашёл.   
Куда  как  смешно  ребятёнку  смотреть  как  проказник – мышонок  с  повадками  садиста,  рвёт  динамитом,  поджигает,  щиплет,  колет  своего  кота – соседа.   Теперь  эти  повзрослевшие  детки,  выросшие  в  виртуаль-ной  нервной  среде  стрелялок – пулялок,  выходят  решать  свои  проблемы  с  пистолетом,  ружьишком  или  ножичком  под  полой.  

                    Парадоксы  скромности.

Аналитические  размышления  о  причинах  наших  общих  достиже-ний  или  неудач  приводит  меня  к  мысли  о  том,  что  скромность  может  и  украшает  внутренние  качества  человека,  но  уж  никак  не  способствует  ему  в  нынешних  начинаниях. 
 Практически  его  обворовывают,  труды,  идеи  присваивают,  а  ре-зультатами  откровенно  пользуются  другие.
Тысячи  скромных  подвижников  жили,  работали,  творили  в  сти-хии  народного  творчества,  выдвигали  идеи,  боролись,  создавали  ше-девры.   Так  ставьте,  ветераны,  и  себя,  в  их  первые  ряды.  
Это  благодаря,  вам,  тысячам  безвестных,  сохранивших  хоть  что-то,   
телевидение  показывает  нынешних  последователей  народного  творче-ства.  В  папках,  книгах,  на  дисках - материалы  это - о  вас  и  о  тех,  кто  успел  что-то  сделать.

Сохранимся,  или  исчезнем?  

Вопрос  для  каждого  остаётся  открытым.  Можно  говорить  теоретически - и  да,  и  нет!  А  что  практически  на  данном  этапе?    Практически,  мы,  законопослушные  граждане,  вольно  или  невольно,  делаем  то,  что  от  нас  требуют. 
Сами,  самостоятельно,  жертвуя  своим  здоровьем, временем  и  благополучием,  делали  многое  для  поддержания  общего благополучного   состояния.   А  результат  получили  не  совсем,  или  совсем  не  тот,  на  который  рассчитывали.     (Предсказано автором  в  1994 году).
Народ,  снизу объединяясь, всегда  созидал,  это  условие  людского  выживания;  верха  эти   построения   растаскивали  для  своих  целей.
 В  создавшейся  ситуации  современников,  обвинять  нынешних  местных  работников  культуры  и  руководителей  народного творчест-ва  никак  нельзя.  Они  на  своих  местах  делают  свое  дело  так,  как  их  приучили  за  многие  годы,  как  от  них  это  требуют  в  их  сложившейся  практике.   Мы  перестали  смотреть  вперёд,  прогнозировать  своё  будущее;  теряем  участников,  квалификацию.
 Мы  живём  не  вакууме,  каждодневные  факты  и  события  гово-рят  нам,  что  новые  экономические  преобразования  и  проявления,  не  дружественны  к  населению,  утратившему  свою  самостоятельность хозяйственной  деятельности  и  здоровый  людской  ресурс.  Гарантий  на  оздоровление  нет.  Такое  состояние  большому  бизнесу  выгодно – это  дешевая,  бесправная  рабочая  среда  приносит  бизнесу  дополнительный  доход.    Патриоты  здесь  ему  не  нужны!  Справедливость заткнут.
 Положение  сограждан  осложняется.  Получить  обновление  или  сохранить  желаемое  уходящее  от  нас  не  представляется  возможным.  Мы  пришли  к  факту  того,  что  принимать  хорошие  навыки  становится  некому.   Нет  к  этому  у  населения  экономических  предпосылок.   Говорить  об  этом  не  принято,  но  мы  пытаемся  понять,  что  произошло  и  происходит.  Что  ожидает  нас  в  завтрашнем  дне,  за  чертой,  к  которой  нас  подвели?  Это  социально – экономическое  давление!
Нам  всё  явственней  видится  нынешнее  недружественное  отноше-ние  большого  бизнеса  к  народным  проблемам.  Эти  проблемы,  в  том  числе  и  личного  творчества - это  теперь удел  местного  обобранного,  безработного  обедневшего  деморализованного  населения.  
В  области  об  этом  знают,  понимают  безнадёжность  и  на  прось-бу  напечатать,  обсудить,  скажем,  это   положение,  отвечают:  

Кому это  всё  теперь  надо?»    Зря  ребята  стараетесь -  положат  в  архив  ваши  искания  и  делу  конец!  
Пойдёт  всё  своим  чередом,  в  тупик  без  тоннеля.  

Этому есть свои  объяснения.  У наших  циников  за душой  ничего!
Народ  в  селениях,  за  многие  годы  запретов,  утратил  свои  навыки  самостоятельно  делать  многие  вещи  своими  руками  и   не  способен  этим  торговать, зарабатывать  себе  на  жизнь.    
Инерция  уничтожения  крестьянской самобытной самостоятельности  привела  селения  к  упадку.   «Народ»  измельчал,  выродился;  потерял  свои  способности.  
Оглупляемый  рекламной  халявой,  теряет  ориентацию  и  способ-ность  трезво  мыслить.  
От  безнадежности  пытается  спастись  в  алкогольном  дурмане.  Для  местных  умельцев  нет  местного  рынка  сбыта;   большие  города  для  них  недоступно  дорогие.   Большим  городам  нужны  не  сельские  бедняки,  нужны  богатые  туристы.  Вся  ориентация  и  надежда  на  них.   
В  новых    условиях  и  предполагаемых  реформах,  сельских  тружеников,  да  и  нас  ветеранов  снова  постригут  и  укоротят.
В  рыночных  отношениях  наши  города  -  школы,  комитеты,  до-ма  творчества,  «фольклор» живут,  работают  каждый  по  своей  про-грамме  местного  ущемлённого финансирования  и  того,  что  могут  заработать.  
Каждый  в  ответе  сам  за  себя,  другим  помочь  не  может.  Имен-но  с  этого  постулата  «Каждый  сам…живи,  как  можешь»  и  идёт  наш  развал.  
Ибо  здесь  два  пути:  праведный  и  бандитский:  одни  пытаются  нажить,  сохранить -  другие – без  морали  и  совести,  присвоить.  
Возможности  того  и  другого  несоизмеримо  разные:  культура  - народ  живут  на  рубли - копейки,  другая  сторона  ворочает  миллионами,  миллиардами. 
Фактически  очередное  финансирование  на  культуру  в  2011  году  сокращается.  Удорожание  всего  и  инфляция,  ни  к  чему  хорошему  не  ведёт.   Особенно  нашу  безработную  глубинку.  Особенность  терпе-ния  нашего  менталитета  ничего  нам  не  сулит.  
Мы  деградируем.  Наши  родители,   на  какие  только  жертвы  не  шли,  чтобы  приблизить  «светлое  будущее»,  а  оказалось,  ото-двинули  желаемое  ещё  дальше.  
Сегодня  комфорт  избранным  строится  на  лишениях  миллионов  других.  
Потеря  нашими  сёлами  своего  молодёжного  пополнения  и  традиций  нормального  общения  становится  национальной  бедой  Россиян.    В  борьбе  за  выживание  мы  становимся  агрессивными.  
У  сельской  молодёжи  одна  надежда,  уехать  в  город,  где  есть  возможность  искать  работу,  учиться.   Бизнесу  это  дополнительная  дешевая  рабочая  сила  и  повод  сокращать  неугодных  -  «реформиро-ваться».  
Бытовая  «экономика»  ведёт  народ  к  обнищанию.  Звучащий  ло-зунг  нового  времени:  «Закрывайтесь  на  все  замки  и  никого  к  себе  не  впускайте!»  уже  в  действии.  Наше  простодушие  и  доверчивость  поворачивается  к  нам  боком.  Ты  подступившую  беду  за  порог,  а  она  уже  в  окно  лезет  или  в  почтовом  ящике  уведомлением  притаи-лась.  
Словно  вал  наваждений,  фирмы  и  фирмочки,  управляющие компании, банки  набросились  на  граждан,  принуждая   оплачивать  разные  возрастающие  бытовые  счета  за  виртуальные  услуги,  вконец  разоряют  стариков  и  родителей.  Платить  за  всё,  что  сами  труженики,  создали  своими  руками.  
Если  входная  дверь  или  подъездная  дорога  принадлежат  как  бы  уже  не  нам,  а  некоей  фирме,  то  скоро,  и  земля  на  которой  мы  живём,  окажется  для  нас  чужой,  не  родной  и  не  бесплатной.  
Одиннадцать исполнителей – «учредителей»  агрессивно  хозяйничают  в  городских  домах  квартиросъёмщиков,  напоминают  о  себе  гражданам  платёжными  листками  -  (и  без  листков:  садики,  школы, холостой  ход  трансформаторов,  ремонт  будок,  подъездных  путей,  за  бывшую  совковую  машину …которая  двадцать лет  в  ремонте  стоит), -  все  нацелены  на  нищенскую  пенсию  ветерана  или  зарплату  кормильца.  Банки  берут у  населения  деньги  под  3 – 8  %.   
За  свои  услуги  по  кредитам,  заемщиков  подставляют  под  со-рок.
Очередные  реформирования  выбрасывают  на  улицы  всё  новых  молодых  сокращённых.  Нет  работы – нет  заработка.  Если  этот  заработок  появляется – он  мизерный,  отчислять  на  пенсию  нечего!  Пенсионные  накопления  внуков  за  год   работы – нули.  Перечисления  от  работодателей – рубли - копейки.     Извещения  о  смехотворных  пенсионных  накоплениях  ныне  работающих  отменили.  И  что  эти  люди  будут  просвещёнными  патриотами  своей  рыночной  демократии?
Вот  такая,  она,  для  наших  детей, будущая  перспектива!  Где  в  этой  перспективе  от  государства  место  морали,  души,  совести?  Заботы  о  будущем  наших  внуков?   Мы  теперь – заложники  этой  системы.   Реформы  не  приносят  народу  успокоение.  Нищаем.
Дети,   родители,  пенсионеры   постоянно  оказываются  в  быто-вой,  стрессовой,  криминальной   ситуации.  С  невыплаченными  дол-гами,  кредитами.   Это  теперь  стало  главной  традицией  перестроек.
    Соответственно  этому  и  наша  раздёрганная  культура.  
Исчезли  в  этой  среде  точки  соприкосновения  ветеранов  и  молодёжи.   Всё  раздельно;   у  ветеранов  воспоминания – пожелания,  у  молодёжи  -  дискотеки,  ночные  питейные  клубы,  свои  праздники  и  проблемы.    Живём  в  разных  соцальных  культурах.
И все признаки того,  что  скоро  в этой  рыночной  оптимизации  исчезнут местные  «мамонты» - носители  беспокоящей  ментальной  озабоченности.  
По существу  мы,  то есть  сообщество,  жили  тем,  что  содействовали  друг другу.  Поддерживали  культуру  морально,  материально,  контактно,  имея   каждый  какую-то  материальную  основу.  Мы  не  были  нищими,  посещали  кинозалы,  мылись  в  бане,  транспорт  был  доступен.  Нам  не  повышали  цены  каждую  неделю,  квартал.   Над  головой  не  висела  безработица  и   произвол  грабителей.
Теперь  же  мы  видим  только  одно  стремление  управленцев,  отнять  у  простого  народа  всё,  всеми  возможными  способами.  
Мы  за  них  голосуем,  а  они  нас  кидают. 
Стороны  предпринимают  попытки  к  сближению,  общению  по  каким  то  вопросам,  но  видно  много  чего  изменилось  в  нашей  жизни,  о  чём  следовало  бы  задуматься.  
Только  всем  миром  можно  было  бы  осмысленно  обновиться  обществу  в  нелёгких  заботах  о  будущем,  но  бесчеловечность  идеологов  сказалась  на  всём,  подорвали  они  веру, здоровье  и  дух  нации.  

  Голос  из  глубинки.    
Дума  о  малой  Родине

                                    Юрий  Матвеев
Из  тесовых  ворот  выводил  я  коня.   
За  крутой  поворот  уносил  он  меня.  
Уносил  он  меня  к  тем  заветным  местам,  
Где  под  куполом  дня  так  привольно  мечтам.

Где  сквозь  рожь  васильки  проросли  синевой  
И  поют  ветерки  над  тропой  полевой.
Где  я  пас  нетелей  молодым  пастушком,   
Да  ловил  окуней  с  закадычным  дружком.  …

Отгремели  бои  на  Родной  стороне,  
Спят  отцы  и  деды,  доверив  всё  мне.  
Теперь  бы  мне  продолжать,  их  дела  на  полях,  
Что  бы  сёла   весною  утопали  в  садах.  

Но  их  время  прошло  и  в  деревне  моей  
Всё  быльем  поросло,  ни  коней,  ни  саней…
И  глядят  тополя  на  межу  у  реки,   
Как  тоскует  земля  без  хозяйской  рук                                                        Старорусский  район
Село  Святогорша

Автор подарил гармонистам сборник своих стихотворений, музыканты  предложили  музыкальное  оформление  к  некоторым  из  них.

Официально,  народные  музыканты  востребованы  в  определён-ном  количестве,  скажем  два-три  раза  в  году:  поучаствовать  в  проводах  Масленицы  и  в  «фольклоре».  Возможны  иные  редкие  потребности.  Но  они  так  редки  и  не  надёжны  в  смысле  ожидания,  что  скорее  квалификацию  музыканта  потеряешь,  чем  почувствуешь  её  надобность.  
 Если  смотреть  правде  в  глаза,  в  нынешнем  состоянии,  скорее  всего,  оставшихся  малочисленных  народных  музыкантов  в  межсезо-нье  спасают  только  ветераны.  Своей  любовью,  вниманием,  добросердечным  отношением.  Тем,  что  ещё  зовут,  приглашают  к  себе  на  дни  рождения,   юбилеи,  торжества,   выступления.  И  сами  приходят  поучаствовать  в  мероприятиях.  Поддержат  песню,  танец,  пляску.  
Не  будет  их:  внимательных,  добросердечных  в  числе  участников,  творчество  многое  потеряет.   Собственно,  оно  потеряется  само. 
В  условиях  сокращающего  финансирования,  роста  цен  и  инфля-ции,  особенно  пострадают  районы.  Это  уже  началось.
Мы  бываем  там,  встречаемся  с  ветеранами,  общаемся  в  разных  ситуациях:  с  публикой  в  залах,  с  руководителями  и  выступающими.  Сидим  за  одним  столом  с  беседами  за  чашкой  чая.   И  когда  нас  ветеранов  в  таком  коллективе -  25-30  человек,  а  школьников,  можно  сказать,  не  видим,  и  музыканты  от  них  в  бытовом  фольклоре  нам  не  светятся,  понимаем – не  всё  ладно  пойдёт  в  недалёком  будущем. 
Затруднительно  сказать,  чья  это  будет  забота?  Комитета област-ной  культуры,  народного  образования; – повышения  квалификации,  или  каких то  домов  творчества.   Не  будем  предрекать.  
Из  того  списка  1986  года,  что  самостоятельно  записались  в  кол-лективе  музыкантов  (двадцать  два  гармониста),  нас осталось  в  жи-вых,  действующих,  едва  ли – четверо  на  расстояниях  в  сотни   км.   
Не претендуя  на  первые  места,  мы  добросовестно в  своей  нише  делали  что  могли.  Потери  активных  участников,  превышающие  80%  в  кризисные  годы,  говорят  сами  за  себя.  
По  нашему  представлению  некоторые  изменения  в  сторону  стабилизации  и  улучшения  положения  в  области  культуры  могли  бы  принести  планируемые  усилия   социального,  экономического  характера привлечения учеников районных музыкальных школ к  практическому  участию  в  быту,  совместно  с  поддержкой  программ  возрождения  местных – сельских домов творчества  к тому,  что  могло  бы  заинтересовать  молодых  специалистов,  семьи,  местную  молодёжь. 
Дайте  школьникам  практику  и  место  выбывающих  ветеранов.  Сориентируйте  преподавание  в  местных  музыкальных  классах  на  практическую  потребность  в  народном  быту.  
Обращаемся  к  областной  Думе  с  предложением  рассмотреть  состояние  народной  культуры;  поскольку  торговля  народными  музыкальными  инструментами  в  области  начисто  отсутствует – вынесите  постановление  о  разрешении  торговли  в  музыкальных  салонах  вторичными   б/у  инструментами,  (нотами)  с  налоговыми  послаблениями.  Поскольку  они  все  требуют  расходов,  предварительного  или  последующего  ремонта  и  настройки – не  приносят  прямого  дохода.   Хоть  что-то  будет  использовано.
    У  нас  так  много  изводится  бумаги  на  рекламу,  которой  в  городе  захламляют  подъезды – лучше бы часть  средств  направили  на  полезные  деяния   в  области  поддержания  культуры  хороших  общений,    на  издание  областного  журнала  по  народному  творчеству с информацией  о местных  умельцах.  С методическими  пособиями,  курсами  самообучения.  Извещениями  о  предстоящих  мероприятиях,  о  местных  выставках  домов  творчества,  планах  администраций  районов  к  их  событиям.   Может  быть,  в  таком  случае  начала  бы  вырисовываться  областная  программа  по  культуре,  транслированная  средствами  областного  радио,  телевидения.  
Это  помогло  бы  селу,  глубинке  почувствовать  внимание,  моральную  помощь,  поддержку  их  усилиям  по  сохранению  традиций.  
Они  бы  получили  больше  внимания  и  приток  гостей,  туристов  на  их  праздники,  сумели  бы  организовать  подходящие  мероприятия  для  тургрупп.  Востребованы  оказались  бы   местные  выставки,  дома  творчества,  музейчики собирателей,  изделия  мастеров,  фольклор,  музыканты.
    Это  не  простая  задача,  объединить  разные  потоки.  Но  где-то  организаторы  уже  работают.  Молодёжные  лагеря,  турбазы  действуют.  Остаётся  обдумать,  как  привлечь  местных  энтузиастов  народного  творчества  к  туристическим  маршрутам,  районным  мероприятиям.  
Думаем,  что  народных  местных музыкантов  могли  бы  принимать  в  летнее  время  дома  ветеранов,  школьные  лагеря,  дома  отдыха.  
Учителя  музыки  в  местных  школах  детей  учат,  значит  всё  идёт  по  плану;  остаётся  посмотреть  в  методики  и  спросить:  где,  кому,  какому  народу,  играют  эти  дети,  их  мини-ансамбли? 
Что  касается  вопроса:  куда  подевались  баянисты  и  почему  их  в  районах  сейчас  так  мало  осталось,  многие  сменили  работу  или  уеха-ли;  на  этот  вопрос  мы,  наверное,  тоже  ответили. 

Из  всего  сказанного  вытекает  вывод:  
нужен  координационный  центр,  объединяющий  энтузиастов,  авто-ров  народных  проектов,  краеведов,  фольклористов,  экологов,  работников  культуры  в  едином  информационном  поле  среды  обитания.  Для  повышения  качества  работ,  привлечения  энтузиастов.   
Все  исследователи,  творческие  люди  нуждаются  в  практической  помощи  консультантов,  программного  обеспечения  компьютеров.  
Для  серьёзной  дальнейшей  работы  исследователям,  краеведам,  будущим  участникам  конкурсов  для  обработки  и  подготовки  собран-ных  материалов  требуются  дополнительные    редакторские  программы  по  обработке  текстов,  фотографий, музыкальных  файлов.  Не  хватает  знаний  и  наличных  средств  на  переустановку,  обновление  программ.  
Энтузиасты  исследователи,  руководители  кружков  тратят  все  свои  силы  и  сбережения  как  раз  на  это  самое  творчество,  на  поддержание  его  и  популяризацию.  
Им срочно нужны  программы, методики  и  пособия.  Деловые  со-веты, рекомендации,  повышение  компьютерной  профессиональной  грамотности.   Практическое  содействие  в  создании  продукта  на  бума-ге  и  дисках  CD.  Наша  «домашняя»  компьютерная  техника  устарела.
Могла  бы  Область  создать  такой  проект  централизованной  под-держки  творческим  людям  в  осуществлении  их  частных  проектов?  Что  потребуется  для  этого?  Отчисления  от  конкурсной   или  спонсор-ской  программы.  Специалист  компьютерщик  с  навыками  обработки  текстов,  фотографий –рисунков,  музыкальных  файлов.   Базовый  ком-пьютер – принтер.  Устройство  брошюровки  бумажных  буклетов. 
Программа  могла  бы  стать  расширенной  для  содействия  повышения  общего  уровня  культурологических  работ,  популяризации  молодёжных  проектов  и  туризма.
Гармонисты  предлагают  заинтересованным  в  сохранении  основ  народного  творчества  собрание  музыкальных  инструментов  и  предметов  материальной  - духовной  культуры.   (Баяны,  аккордеоны,  гармони,  ноты  и  прочее).   Для   основы  в  Великом  Новгороде  краеведческого  открытого  «музея»  предметов  материально-духовной  культуры   населения  Северо-Запада.   Подобного  Холмскому  в  Доме народного  творчества,  с  нотами  и   справочной  литературой.  Доступного  для  просмотра  и  пользования  туристам  и  всем  желаю-щим,  имеющим  интерес  к  этой  сфере  деятельности  населения.
Народные  музыканты  не  претендуют  на  первые  роли,  не  протипоставляют  себя  городской  эстраде.  Наши  инициативы  были  направлены  на  создание  и  поддержание среды  доверительных общений  в  народной  культуре.  Имеющее право на существование  в  быту, если  бы,  не разорялась,  поддерживалась  вниманием.   
Нынешнее  положение  ветеранов  участвующих  в  движениях  содей-ствия  культуре  резко  осложняется  к  началу  2014  года.   
Его  ещё  не  все  поняли,  насколько  он  тяжело  отразится  на  благосостоянии  народа. Затруднения  создаваемые  властями  в  пользовании  проездными  льготами,  ветеранам  отрежет  не  только  пути   общения  для  каких  то  мероприятий,  но  сократит и  личную  хозяйственную  деятельность  на  подсобных  участках,  т.е.  ухудшит  экономическое  положение  участников.   При  сокращении  автобусных  рейсов  дальнего  следования,  изменениях  расписания  местных,  стало  проблематичным  приехать  музыканту,  коллективу  в  нужное  место  в  назначенное  время  по  льготному  талону.  В  рыночных  условиях  транспортник  ищет  возможность,  как  быть  рентабельным,  не  потерять  выгоду.

 

Новгородский  клуб  гармонистов в  1992 году. – 22 музыканта,  гости  из  Тулы,  Пско-ва.   Двести  человек  постоянной  публики  поклонников.  Начал  образовываться  в  1985  году  стараниями  гармонистов   П.Алексеенко,  И.Коржуева.  В.Шокина  

 


Экскурс  в  19  век.   Областной  дом  нар.  творчества.  
     Великий  Новгород.  


Интересно  посмотреть  на  старину,  не  правда  ли?  Конечно, мы, внешне,  не  такие!   Но  интересные  аналогии  возникают.

Пройдёт  совсем  немного времени  и  народное  творчество  двадцатого  века,  с  гармошками  и  баянами,  точно  также  развесят  по стенам  или  закроют  в  архивных  папках.  
Сотрудники  как  могут,  собирают,  и  если  есть  помещения,  хра-нят,  выставляют  на  просмотр  уникальные  образцы  памяти  прошлых  столетий.   Кто-то с удивлением,  через  пятьдесят  лет,  посмотрит  и  нас,  скажет:  «Надо  же, какие  были  чудаки!»
О  чём  пеклись, заботились…»    
Работники  библиотеки  любезно  помогают  связать  (брошюровать)  вот  эти  самые,  принесённые  экземпляры  исследований.    Вы  сейчас  держите  их  в  руках.  
Разделяете  Вы,  какие  взгляды  или  нет, независимо  от  этого  баянисты,  гармонисты,  певцы  не  перестанут  играть,  петь.  Пока  они  это  могут  делать  по  призванию,  народное  творчество – верим - бу-дет.

                  Лауреаты  и  дипломанты  
      смотров «Играй,  гармонь!»  Новгородской  области  
в  предложенных  номинациях
             Сведения  из  личного  архива  автора  (1990 – 91 г.г.)

«Из  глубины  веков»
-  фольклорный  коллектив  Новгородского  центра  музыкальных   древностей – Н.Н. Попова,  В.И. Поветкин
     
«Скобари» - сыграй  «Скобаря!»,  «Новгородскую»,
    под  «песни,  под  драку»
-  Черемисов  Павел  Васильевич,  известный  гармонист,  Шимского  р-на
-  Кулев  Алексей  Петрович,  гармонист,   п. Парфино
-  Гаврилов  Егор  Андреевич,  гармонист. Автор  песен,  Окуловский  р-он
-  Михайлова  Галина  Михайловна,  гармонистка  и
Герасимова  Елена  Михайловна,  частушечница,  Солецкий  район
-  Лунёв  Николай  Анатольевич,  гармонист-песенник,  г. Старая  Русса
-  Ковалкин  Алексей  Васильевич,  гармонист,  г.  Новгород

«От  поколения  к  поколению»
  -  Николаева Мария Игнатьевна, п.Чикуново, Холмского р-на, имитация  под  «язык», «Поселянские» частушки  голосом  и с музыкальным сопровождением
-  Степанова  Марфа  Петровна, гусли, «под песни и пляски»,  п. Мошенское
-  Прокофьева Людмила Михайловна, гусли, песни  и  пляски, пос. Мошенское
      -  Боброва  Надежда  Борисовна,  гусли,  балалайка, гармонь.  
«Топотуха» -   пляшут - Боброва  Ира, Павлова  Кира;  
у  «Романа  два  кармана» - распевы,  пос. Хвойная

«Посиделки»,   «Вечёрки»,   «Залётки»,  «Елецкого»
    - Алексеенко  Павел  Герасимович,  гармонист,  г. Новгород
    - Малышева  Антонина  Александровна,  балалайка
      Малинин  Виктор  Александрович – ложки,  д. Райцы, Солецкого  р-на
    -  Черемисов  П,В,  «Скобаря»,  «Новгородская»,  под  «Песни»
    - Михайлова  Галина  Михайловна,  гармонь,
- Герасимова  Елена  Михайловна,  местные  частушки,  Солецкий   р-н. 
- Колтырёва  Нина  Ивановна,  гармонь
- Егоров  Василий  Петрович,  гармонь,  ст.  Бурга
- Николаев  Николай  Алексеевич,  гармонь
 -Николаева Надежда Степановна, частушки, «Елецкого» Маловишерский  р-н  
- Мельникова  Татьяна  Даниловна,  балалайка,   пос.  Новоселицы
- Румянцев  Виктор  Михайлович,  гармонь,  пос.  Пестово
- Носов  Павел  Кириллович,  пос.   Хвойная
- Дмитриев Пётр  Иванович,  гармонь,  г.  Валдай
- Степанов  Алексей  Иванович,  гармонь,  г.  Валдай
- Болтунов  Владик,  гармонь,  Валдайский  р-н
- Морохов  Леонид  Иванович,  баянист,  композитор, г. Валдай
- Мельман  Леонид  Эдуардович,  гармонь, г.  Новгород
- Кудрявцев Павел  Иванович,  гармонь,  п. Пестово
- Веленский  Иосиф  Григорьевич,  бубен,  г. Боровичи
      - Семёнов  Николай  Васильевич,  гармонист,  Старорусский  район
    - Петров  Александр  Фёдорович,  гармонь, п. Бронница 
    - Алексеева  Анастасия Алексеевна,  гармонь.  Демянский  р-н
- Крылов  Василий  Иванович,  гармонь,  г.  Валдай
- Исаков  Дима, гусли,  гармонь,   пос.  Хвойная
- Вересовой  Николай  Захарович,  гармонист,  Валдайский  р-н
- Тимофеев  Евгений  Анатольевич,  пос.  Савино
- Барановский  Василий  Фёдорович,  гармонь,  пос.  Крестцы  
- Сплиенко  Любовь  Николаевна,  гармонь
- Матвеев  Николай  Николаевич,  гармонь, с.  Подгощи  
- Шокин  Василий  Яковлевич,  гармонь,  мастер,  г.  Новгород
- Пануриков  Валентин  Александрович,  г. Новгород
- Шапошникова  Лидия  Ивановна,  гармонь,  пение
- Величко  Татьяна – исполнительница  народных  песен,  Ст. Русса
- Анисенко  Владимир  Петрович,  музыкант,  мастер,  г. Новгород
- Бычкова  Венера  Павловна,  гармонь,  худ. руководитель, Новгород
- Пузырёв  Алексей  Семёнович,  гармонист,  мастер,  г. Новгород
- Некрасов  Евгений  Николаевич,  гармонь,  Новгород – Крестцы

В  разных  номинациях:  лауреаты,   гармонисты:
    - Черемисов  Павел  Васильевич
    - Гаврилов  Егор  Андреевич  
    - Корнев  Иван  Петрович  
    - Мариев  Валерий  Николаевич
    - Иванов  Евгений  Иванович
    - Попугаев  Юрий  Григорьевич 
    - Спорков  Николай  Егорович,  п. Пола
    - Ковалкин  Алексей  Васильевич
    - Коржуев  Иван  Николаевич
    - Степанов  Алексей  Иванович
    - Сорокин  Алексей  Егорович
    - Костин  Павел  Иванович
    - Королёва  Ира – частушечница,  г. Чудово
    - Павлов  Василий  Павлович, лучший  плясун,  Боровичский  р-н

Ансамбли:
- ансамбль  ложкарей  пос.  Мошенское,  
руководитель  Спирин  Владислав  Владимирович
- ансамбль  гармонистов  пос.  Поддорье,  руководитель  Иванюк  А. А. 
- ансамбль  гармонистов  пос.  Парфино,  руководитель  Галактионов  В. Г.  
-фольклорный  ансамбль  «Кудесы»,  Новгород ,  
руководитель   Марина  Клавдиевна  Бурьяк 
Это  список  участников  только  одного  областного  мероприятия,  не  счи-тая  предварительных  районных  смотров.   В  каждом  районе  ест  свои  местные  коллективы,  достойные  внимания   Общее  количество  энтузиастов  значительно  больше.  Не  ради  забавы  эти   люди,  шли  к  народу   со  своим  искусством.  Отдавали  силы   и  время,  возвышаясь  над  буднями,  видели  в  нём  некую  цель  и  значимость.  С  вниманием  и  трепетом,  участники  несли,  и  показывали  людям  то, что  оставили  им,  ушедшие   поколения,  в  народной  бескорыстной  культуре.  Это  сближало  народы,  возвышало,  давало  надежды  на  будущие  встречи.  И  теперь  нас чиновники  спрашивают,  надо  ли  всё это  нашей «рыночной» молодёжи?  В самом  деле, зачем  чиновному рынку  высокие  «материи» морали,  нравственность  организованного  сознания?  Зачем  им,  да-лёким  от  всего  этого, армия, брошенные деревни, пенсионеры, не паханые поля, старомодная  культура.  Они  строят  свой,  мир  поместий,  тусовок  и  замков.
    Все  другие  должны  потесниться.  А  ещё  лучше – умолкнуть,  исчезнуть.
Мнение  Надежды  Борисовны  Бобровой
        Бессменный  руководитель  коллектива  «Свояня»  п. Хвойная
                  Заслуженный  работник  Культуры  РФ.             
Человек Года. Имеет исследовательские  печатные работы  по  краеведению

    Хвойнинский  район  наиболее  благоприятный  в  смысле  исконной  традиционной  культуры.  Умом  талантом,  энтузиазмом  создаются  народные  блага.  Возрождать,  сохранять  и  оставить  в  наследство  это  богатство,  в  рамках  нематериальных  культурных  ценностей,  призван  фольклорно-этнографический  ансамбль  «Свояня»,  который  на  протяжении  долгих  лет,  осуществляя  художественно-творческую  деятельность,  выполняет  своё  предназначение.
 

 

В  2009  году  исполнилось  20 лет  со  дня  образования  коллектива  «Свояня»  при  Хвойнинском  районном  доме  культуры  (ныне  РМУ  ЦКДО  «Гармония»).  Это  были  годы  труда  и  забот,  связанных  с  изменениями  политического,  экономического  уклада  жизни.  

Сменяют  друг  друга  поколения,  но  остаются  главные  свидетель-ства  нашей  жизни – результат  трудов  человека:  документы, руко-писи,  книги,  диски,  кассеты,  фотографии – запечатлевшие  лица,  события,  сохраняющие  ценности  каждого  прожитого  дня.  Каждый  из  этих  периодов  отмечен  победами  и  поражениями,  успехами  и  горечью  ошибок.   Историческое  и  культурное  наследие  связано  с  именами,  датами,  событиями,  судьбами  людей. 
Сопереживания, радушие,  общительность,  гостеприимство  соз-давали  атмосферу  и  ситуацию дружеского  поведения.  
Эти  качества  в  нас  заложены  генами    от  наших  родителей  и  их  предков.  Это  помогало  им   выживать  в  трудных  условиях, совер-шать  высоконравственные поступки,  в единении  ощущать  себя  сильнее,  чувствовать  свои  тылы  и  опору  себе  подобных.  Можем  назвать  эти  проявления  русской  Души  в  особо  трудных  обстоятельствах -  патриотизмом. 
Мы  изумляемся  необычным  рисункам  старинной  кадрили,  напевностью  русской  мелодии,  поэтической  образностью  с  витиева-тым  музыкальным  инструментальным  сопровождением.  Всё  это  радует,  выстраивает  нашу  душу  своей  особенной  глубиной  и  разнообразием.  Радует сердца,  роднит  семьями,  сёлами,  крепит  социум.   
Работа–основа жизни  человека,  организует  главный  ритм   поведения;  учёбу, отдых  и  увлечения.   Эта  сторона  реализации  потребностей  создаёт  мир  взаимоотношений:  чувств  и  мотиваций  поведения  индивида  во  взаимоотношениях.   Без  реализации  этих  потребностей  человек  духовно  страдает,  вырождается,  теряет  вос-приятие  красоты,  радости,  любви.   Только  через  детские  коллективы  восстанавливается  взаимосвязь  поколений,  совершенствуется  общество,  копятся  интеллектуальные  богатства  страны.  Юный  возраст  прекрасен,  почти  совершенен  в  своих   природных  достоинствах,  перенимает  опыт  в  контакте  со  старшим  поколением  в  первые  недолгие  годы  своего  взросления. 

Реформа   образования,  всевозможные ДНТ  и  ДМШ,  школы  искусств,  Центры  досуга   с  достаточной  материальной  базой  в  состоянии  бы  повысить уровень  народной  духовной  культуры  и  можно  бы  пытаться  хранить  богатства  народных  традиций».  
Уважаемый  Иван  Николаевич!   Перечитывая  и  пересматривая  материалы  исследований,  в  который  раз  не  могу  без  волнения  писать  эти  строки  и  путаюсь  в  мыслях! – Столько  в  голове,  что  не  выразить  словами!   Представляю,  как  удалось  такой  труд  исследований  выносить  в  сердце,  изложить  на  бумаге,  эмоционально  пережить  каждую  мысль  и  выразить словами – это  же  адский  труд,  неоценимый!  
У  меня  в  душе  буря  страстей – дойду  до  определённой,  например,  страницы  и  не  могу  читать  дальше.   Заплачу,  огорчаюсь,  возмущаюсь,  радуюсь,  ликую – и  снова,  плачу!  Это  всё  было,  так  есть  на  самом  деле,   и  будет  в  том  состоянии,  в  наших  душах,  в  каком  находится  сейчас.   
Я  совершенно  искренне  и  во  всём,  с  написанным  здесь,  соглашаюсь,  болею  душой.  Эти  обозначенные  животрепещущие,  современные  острые  проблемы,  факты – не  терпящие  ни  минуты  промедлений  в  их  решении.  
Меняются  участники  коллективов,  качественно  и  количественно,  но  всегда,  даже  в  самых  непростых  условиях,  многие  из  них,  находят  свой  путь  в  творчестве,  подчиняют  себе  обстоятельства.     
Вы,  Иван  Николаевич,  просто  подарили  нам  Праздник  для  души,  чтобы  не  дать  ей  опустошаться  и  задремать.
Для  нас,  неравнодушных  людей,  славная  традиция  объеди-няться,  собираться  вместе,  подводить  итоги  пройденного  пути,  для  кого  радостный  труд  и  репутация,  не  просто  слова.  
Вы  первый  и  единственный,  проявили  интерес  на  таком  уровне  исследований,  к  закономерностям  народной,  нашей,  музыкально-инструментальной  культуры.  Имея  прочный  и  непоколебимый  запас  профессиональных знаний,  жизненного  и  рабочего  опыта,  сохранили  не  расплескав,  отношения  к  своим  корням  и  национальным  истокам.  Подтверждением  этого  служит  Ваша  сфера  связей,  творческих  обменов,  создание  клубов  «Играй,  гармонь!»,  выявление  исполнителей,  культурных событий.  География  Вашей  судьбы  давно  перешагнула  границы  многих  областей  и  регионов  России.  
Для  многих,  кто  Вас  знает, прочтёт  и  познакомится  с  мате-риалами  исследований,  это изучение обогатит запас  знаний,  расширит  кругозор  читателей,  придаст  сил  патриотам.  Вы  из  тех,  для  кого  свято  понятие любви  к  Родине  и  своей  Земле,  верности  к  давним  традициям.  Без  реализации  этих  чувств  человек  погибает – и  это  главная  нить  мысли,  боли  о  народном  творчестве,  о  передаче  на-выков,  знаний,  умений,  традиций.  Без  этого,  просто – беда,  если  нет  изучения  фольклорных  дисциплин,  бытового  музицирования  в  семье,  на  уроке  ДМШ,  в  начальной  общеобразовательной  школе,  при  клубных  учреждениях,  различных  факультативах,  уроках  народоведения  и  т. д.   Если  нет  для  молодёжи  естественного  отбора,  и сознательного  выбора  народного  звучания   того  вида  творчества,  какой  был  бы  ей  по  душе  и  настроению – нет  восприятия  бытового  музыкального  материала.  Эфир  и  медиа  каналы  сплошь  предостав-лены  воинствующим  суперменам,  секссимволам,  гомосексуалистам, тусовкам  эмансипаток.  Новые  увлечения,  нравы,  потребительская  культура,  образование,  музыка,  хамство  агрессивно протаскиваются    всеми  каналами,  лощёными  журналами  по  телу  и  сознанию  народа  в  первые  ряды.  Отодвигается, стирается  память к коллективным  действам, ослабляется  связь  молодёжи  с традиционными  видами  и  жанрами  культуры  предков,  т.е.  своих  же  сородичей.  Только  через  детский  коллектив  реставрируется  взаимосвязь  поколений,  Знание  своих  корней,  культурных  традиций – великое  дело  любви,  уважения  к  своему  Роду-Отечеству.  Чем  раньше  ребёнок  приобщен  к  родной  культуре,  тем  лучше  он  будет  ощущать  это  родство,  привязанность к  своим  предкам,  чувствовать  духовную  опору,  стержень.  
Это  же, конечно,  реформа  образования,  в  которой  эти  постулаты  должны  быть  основополагающими.  Всевозможные  ДНТ  и  ДМШ,  школы  искусств,  центры  досуга,  и   специалисты  с  базовым  образованием  в  сфере  нематериальной  культуры,  с  творческими  способностями,  желанием,  интересом,  ответственностью  и  умением  в  этом  деле.  Конечно, материальная  часть  важна:  помещения  для  коллективных  действ,  инструменты,  материальное  обеспечение,  информационное  поле,  техническая  современная  база,   штатный  работник и  руководитель – профессионал,  умелец,  с  достойной  зарплатой  за  такой  беспокойный  труд.  Работа  с  людьми  требует  определённых  качеств,  организаторских  способностей,  взаимопонимания,  нужна  благодатная  атмосфера,  где  может  существовать эмоциональная  наполненность. Холодному чиновному равнодушию, непрофессионализму  руководителя  здесь  не  должно  быть  места.    
Все  эти  особенности  духовных  потребностей  и  здоровья  нации  со  всех  сторон  исследованы  автором  в  ответах  населения  Новгород-ской  глубинки,  городков  и  посёлков  в  едином  моноблоке  выживания  народности,  в  современном  мире  новых  рыночных  отношений.
Кто  же  ещё,  как  не  наши  подвижники,  на  любом  пятачке,  без  особых  претензий  и  оснастки,  умеют  провести  любую  вечеринку,  домашний,  деревенский  праздник,  культурно-массовое  мероприятие,  день  рождения,  местную  свадьбу.  Умеют  поддержать  и  создать  во-круг  себя  нужную  ситуацию  для  общения  многих  людей,  снимая  в  тоже  время  возникающие  напряжения,  создают  духовную  разрядку,  дают  предпосылку  для  всеобщего  сближения.
Всё  это  обосновано,   отражено  на  страницах  серьёзного  исследования  Ивана  Николаевича  о  настоящем,  прошлом  и  будущем.  Сделано  профессионально,  с  глубоким,   видением,  ситуации  в  нынешней  жизни  людей.

 
    
Концерт  гармонистов  в  Великом  Новгороде  в  преддверии  1150-летия
    Поскольку  данная  тема  исследований  2009 года в  наше  время  стала  проблемой  выживания  населения,  невольно  встает  вопрос,  а  что  же  произошло,  что  привело  российский  народ  к  такому  печальному  итогу  беспредела,  в  котором  ему,  без  потерь,  не  выжить.   (Исследования  проведенные  в  других  областях  России,  говорят  о  том  же).  Только  об  иной,  изменённой  форме  давления  на  россиян – экономической.
В  2011  году появились  некоторые программные Интернет  распечатки  по уничтожению Славянской  расы,  к  которым  автор, конечно, отнёсся  с  большим  недоверием.   И  сейчас  с  сожалением  признаёт:  нынешнее  положение  населения  России  оказалось  до  последней  буквы   в  сфере  действия  этого  «Документа»  под  названием   Катехизис 1956 г.   (Свод  рекомендаций  уничтожения  Славянской  расы  русских).
Руководителям комитетов культуры  в  районах был задан  вопрос: Почему «наши» чиновники высокого ранга, по сути, раздавливают свой  народ?  И  был  получен  моментальный  ответ  местных  практиков:  потому что, они, изворотливые  партийные  демагоги, с представлениями    крепостников,  как  выясняется, и их  проводники, подчас - садисты  по  натуре,   б е з г р а м о т н ы   в  устроении  реальной  человеческой  жизни  глубинки,  навязали  и  навязывают  народу  своё  городское  видение  устройства  мира  с  непременным  полагаемым  их  руководством,  для  этого  разрушают  местный,  и  семейный  вековой  русский  уклад.   Идёт  борьба  капитала за  мировое  влияние,  за территории  и  богатства.   В  этих  условиях  своему  возникшему  монополисту  надо  срочно  разбогатеть  и  отхватить  как  можно  больше.  В этих устремлениях  «Запад»  их  поддержит – они  договорились,  поделятся.   
Народу,  стране,  отводится  общая  роль  быдла,  сырьевого  достатка – источника  извлечения    моментальной  выгоды.  В  такой  среде  существования  нет  места  морали,  совести,  и  быть  не  может!   С  такой  круговой  порукой, как у  нас построено,  законами  закручено  и  цинично  делается – Президенту,  Премьеру  разобраться  не  удаётся.  
Эта  негативная,  не  подконтрольная,  организованная  среда  в  государстве  живёт  давно  по  своим  законам.  
Аппетиты  её  участников  беспредельны.  По  её  образцам  поведения  строится  общий  рынок.  
Рынок посредников товаров,  продуктов, услуг живёт  изворотливыми  понятиями:  кто  у  кого  больше  утянет - обвесит,  обсчитает,  обманет -  таким  мы  видим  его  сегодня.  Народу  в  таком  криминальном  сообществе  воров,  взяточников  и  покровителей  жить  не  уютно,  говорить  о  каком  то  разумном  существовании  и  нормальном  будущем  не  правдоподобно.  
Статистика  врёт,  Премьер  уговаривает  чиновников  быть совестливыми.  Местный  мер  города призывает  не  ждать  высоких  заработков;  их  не  будет.  Их  и  повышать  никто  не  собирается.    Обиженным  советуют  жаловаться  прокурорам,  обращаться   в  суды.   Чем  это  кончается,  на  многих  примерах - видим.    
Чиновничество,  на  общем  не  благополучном  демографическом  фоне - множится,  здоровеет,  крепнет.   Оно,  в  отличие  от  народа,  выживет  в  любой  формации.  Потому, без  опасений,  позволяет повышать  рыночную  цену  выживания  своему  народу  каждый  день.  
     Наших,  известных, разыскиваемых  за  границей   аферистов,  становиться  больше.  Делают  вид,  что  ищут,  докладывают  Президенту – что,  не  могут  найти.  Законы  не  позволяют. 
И  ехидненко, так, констатируют: «Да, нравы  уходят». «Молодёжь не  интересуется  традиционной  народной  культурой».  А  ей  не  до этого, выживать  надо,  столько  неразрешимых  проблем  встаёт  на  её  пути.

Наши  исследования  не  были  бы  полными,  если  не  учитывали  реакцию  официальных  представителей  власти  и  их  отношение  к  содействию  в  формировании,  и  подготовке  публикации  этого  «отчёта».  
Обязательств,  как  таковых,  у  сторон  не  предполагалось.  
Автор,  соблюдая  добросовестность,  в  течение  двух  лет  представлял  комитетам,  отдельным  депутатам, музыкальным  заведениям,  отделам  культуры,  библиотекам,  школе  фольклора  диски  и  распечатки  подготавливаемых  исследований,  в  надежде  получить  критические  замечания,  или  пожелания.  
Это  был  своеобразный  тест  чиновникам  на  отзыв.  Ни  от  кого,  ни  чего…   Была  переписка  депутата  и  Дома  творчества  о  том  что:
«Материалы  Коржуева И.Н. хранятся  в  библиотеках в качестве методических  пособий  по народному творчеству». Что, «будет учтено,  использовано,  предложено  автору  в  2010  году»  … 
Смысл  сказанного,  относился  к  далёким событиям, к тому, что было  собрано  в  архиве  ранее  до  2009  года.  
Тема  нынешнего  разговора  и  этих  исследований  2011-13 гг. - проблемы  нашего  времени;  хотим  мы  их  обсуждать  или  не  хотим,  они,  оттого,  что  положим  в  архив – не  исчезнут.   О самих  проблемах, на  что  предлагается  обратить  внимание - нигде  ни  слова!   
В  областном  учреждении  дополнительного  профобразования  (повышение  квалификации  специалистов)  института  развития  образования,  на  просьбу  высказать  их  мнение, ответили  дипломатично:  «Нет  специалиста   прочитать  данные  исследования …».   


Российский  народ  с  его  культурой  раздавливается  не  в  первый  раз, в  результате  многих  политических, экономических  преобразований  начиная  со  времен  гражданской  войны  «красных»  и  «белых».  
Красные победили  под  лозунгом  «Фабрики – рабочим,  Земля – крестьянам!»   Когда  пришло  время   исполнить  лозунги,  пошли  вопросы  бывших  красноармейцев,  – когда  в  натуре  будет  обещанное? Проблему  можно  было  решить экономическим,  ценовым  путем. 
Вопрос  повсеместно  был  решен,  по - бандитски – арестами  и  расстрелами.    К  1937  году,  вопрошающие  исчезли.  
Фольклористы  до  сих  пор  не  могут  дать  ответ - почему  сельский  народ  престал  петь,  его  общность  круто  покатилась  в  пропасть  небытия.  Ответ  ищите  в  книгах  посмертно  реабилитированных,  невинно  репрессированных.  
Чтобы  понять  происходящее  и  будущее,  загляните  почитайте    Катехизис  1956 г.  Книги  памяти  выживших.  Что, знать  не хотите?
К  1939  году,  если  вспомнить,  поведение  взрослых  в  сёлах сильно  изменилось – народ  онемел от расстрельных ужасов.  Миллионы уморили  голодом,  забили  прикладами, заморозили. 
Четверть всех семей  репрессированы,  взрослые  лишены  избирательных  прав.  В   семьях  не то, что  петь  перестали,  - говорили  шепотом.  
Кроме  административного  преследования,  такие  семьи, районы терроризировались  троекратным   налогом.   Маленькие  дети  и  те  знали,  голодные  области  оцеплены  войсками:  пытающихся  выбраться  не  выпускают,   непокорных  расстреливают.
Любая  грустная  песня,  частушка могли быть истолкованы как  вражеская  кулацкая  пропаганда.   Детей  из  репрессированных  семей  в  учебные  заведения   в   наших  местах   не  допускали.
Исчезли  в таких  домах  посиделки  с  песнями.   Соседей  стали  бояться.   Не  стало  в  сёлах  богатых  ярмарок,  печальными  голодными  стали  праздники  с  родственниками.  Всё  это  было  со  старшими  на  наших  глазах.  (Колхоз  «Путь к коммунизму»,  Холмского уезда, 1930–39 гг.   Богдановский сельсовет). 
Комсомол  рванул  на  стройки.  Невестки  с мужьями  в города,  работящие люди  в  лес  на  заработки.  Покатились  деревни  под  крутые  горки  социальной  разрухи  и  исчезли  в  густых  зарослях  нынешних  кустарников.    Вернётся  ли  когда,  «На  круги  своя?»
Таковы  итоги,  не  оконченных, исторических повторяемых, варварских  губительных  преобразований  в  современной  России.    
Не  о  сохранении  былого  приходиться  говорить? 
Куда,  к  каким  истокам  возвращаться?  Если,  практически,  почти  у  каждого,  уничтожены  корни  на своей  малой  Родине,  не  осталось  родительского  гнезда,  родственников.  Вырубили  не  только  корни,  выкорчевали  из  сознания  нации  инстинкт  самосохранения  общности.   Мы  не  товарищи – единомышленники - вместе не  запоём.  За одним  столом  сидеть новые  господа  с  нами  не будут.  
Теперь мы  алчный рынок:  потребители,  продавцы  чужого  товара,  при  возрастающих  ценах  на  жильё и  места  под солнцем,  потенциальные кандидаты  на  окраины  жизни,   к  обитателям  городских  свалок.    
Чудны  дела  твои,  народ – люди  разумные!  Мы  перестали  делать  своими  руками  товары  первой  необходимости,  покупаем,  стимулируем  всем  странам  рост  их  производства.  Это  дорога  в  никуда,  в  нищету   и  бедность  без  пенсий.    Нам  скоро  не  на  что  будет  жить!  Мы  ничего  не производим – нам  никто,  ничего  не  собирается  платить.  
С  учётом  всего  остального – рыночного,  у  государства  развязаны  руки:  зарабатывайте  сами!    Какой  рынок,  какие  песни,  какой  патриотизм?
В погоне за сиюминутной  прибылью, пренебрегаем безопасностью  сограждан, теряем  честь  и  совесть,  понятия  общечеловеческой  морали. 
Загоняем себя в экономический, экологический,  моральный тупик, и иную зависимость.   На  выход  из  этого  состояния,  спонсоров  не  будет!   
Такой  путь  нам  избрали.    Где  наше  место  в  нём?
Красочная  преподносимая  идея удачливых людей, быстро  и  много  заработать-сорвать-сбежать,  превалирующая  над  здравым  смыслом,  всё  явственней  давит  на  сознание  рядового  человека,  отвлекает  от  труда,  высоких  помыслов.  Ослабляет  профессиональную  культуру,  этику  отношений.  Рушит  доверие.  
Это  всё  ведёт  к  неизбежным  моральным   потерям.  Страдают  люди,  страдает  общество.  
В  этих  обстоятельствах  нужны  меры  и  озабоченность  сохранения  в  первую  очередь, духовных  ценностей  в  общности  Государства.  Собственно,  речь  идёт  о  выживании  идеалов   нации… 
О  сохранении  общечеловеческих  нравственных  принципов.


                    К  читателю!

    Считаем,  данные  исследования  социально-экономического  по-ложения  населения  в  Новгородской  области  (в  разрезе  выживания  традиций  культуры  в  «новых»  экономических  преобразованиях),  публикация  отзывов  и  выводов  о  нынешнем  и  будущем,  поможет  всем  нам  искать  выход  из  трудных  ситуаций.  
Речь  в  исследованиях  идёт  собственно  не  столько  о  гармони-стах-баянистах  персонально,  сколько  о  выживании  местного  русского  этноса  -  (населения  глубинки).    На  это  хотелось  бы  обратить  Ваше  внимание.
Официальная  власть  эту  тему  - сохранение  местных  традиций,  упорно  замалчивает,  не  в  состоянии  финансировать,  что-либо  изме-нить!   При  внимательном  рассмотрении  событий,  становится  очевидным;  наши  родители  лишились целого  поколения - предков,  мы,  их  наследники - собственных  тысяч  селенеий - деревень – малой  Родины.  
Что  мы  за  люди?  Хозяйствуем  так,  что  после  нас  ничего  не  остаётся.   Системно  создаём  себе  подобным  беды   и  лишения?    
Переустройства  достали  нас  инфарктами  и  в  городе.  ЖКХ  прессуют  народ.  В дурости срубили,  если  не  корни, - многослойные утеплители  крыш пятиэтажек.   Теперь течём,  зимой  мёрзнем,  летом  паримся.  
Мы  не  просили  что-то  для  себя  лично.  Нам  по  семьдесят  пять,  (кому  меньше,  кому  больше) -  как  нибудь  доковыляем.  
Нас беспокоит  это  бездушие  по  отношению  к  людям,  повсемест-ная  потеря  рабочих  мест  и  профессий.  
Подступающая  нищета  детей  и  внуков.  
Закрылся  Псковский  павильон  торговли  музыкальными  инстру-ментами  в  Великом  Новгороде  -  иногда,  выручали  новгородцев,  привозили  ученикам  баяны!...   
Как  это  скажется  в  скором  времени,  подробно  рассмотрено  в  наших  исследованиях  мнения  населения  Новгородской  области.  
Исследования, обработка  материалов, анкет, уточнения  выводов  заняли  более  трёх  лет.  Официальные  областные  комитеты  об  этой  акции  периодически  информировались.  Ставились  в  известность  о  промежуточных  и  окончательных  выводах.   Внимания  или  обсуждения  не  получили.  Может ли  практически, без озвучивания, обсуждения,  использовано  это  добросовестное, доказательное исследование народного мнения.  
Скорее «нет»,  чем,  «да»!    
Нет  тенденции  объединения,  противостояния  разрушению.
Следовательно,  не  будет  предпринято  мер  для  сохранения   народных  традиций  нашей  глубинки:  планирования,  координации,  финансирования.

 

Хранительница  предметов  национальной  народной  культуры -  директор  Холмского
  Дома  народного  творчества  Савельева  Ю.А.

С  помощью  исследований,  возможно,  удастся  привлечь  внимание  руководителей  радиостанций,  и  в  эфир  пойдут  передачи  о  народном  творчестве,  музыке,  музыкантах.  По  крайней  мере,  по 1-му  каналу  Радио  России,  благодаря  нашим  стараниям,  кое-что  уже  зазвучало.

К  сожалению,  у  автора  нет  возможности  сделать  профессиональную  компьютерную  вёрстку,  оплатить  редакторские, типографские  расходы.    
Первая  и  вторая  части  книги  распространяются  отдельно  на  дис-ках.  
Обращаюсь с  глубокой  благодарностью  ко  всем,  принявшим  участие  в  исследованиях  и  пополнении  коллекции  музея  гармонистов. Выражаю искреннюю  признательность санкпетербукскому  собирателю,  замечательному  человеку,  директору  комиссионного  магазина  WWW.MUZ-INSTRUMENT.RU  за  оказанную  нам  новгородцам  помощь.   Мы  вели  переписку  и  деловые  отношения с  двадцатью пятью  адресатами  городов России.  Сфера  делового  творческого  сотрудничества  в  нише  народных  музыкантов:  от  Выборга  Ленинградской  области,  Псковской,  Новгородской  областей,  Подмосковье,   Нижний  Новгород,  Тольятти,   Новосибирск,  по  каналам  от  встречных  музыкантов  и   личных  знакомств  с энтузиастами - просветителями.  С  довоенных  лет  вращаемся  в  этой  стихии  и  наблюдаем  народное  творчество.  Друзья, одноклассники -  музыканты.  

    Исследование  посвящались  65-летию  Победы
25 – 27  июня  в  Ленинградской  области  состоялся  1-й  Всероссийский  фестиваль  народного  творчества  «Играй,  гармонь!»  в  Европейской  части  России,  посвящённый  65 – летию  Победы:  «Играй  гармонь  Победу!»  Ленинградская  область,  озеро  Суходольское,  клуб  «Дача».  При  содействии  депутата  Ленинградской  Думы  О.А. Нилова.
Подборка  материалов  с  диска  составлена  для  ознакомления  с деятельностью  народных  музыкантов Великого Новгорода и Новгородской  области.  Напечатано  по  личным  материалам  и   исследованиям  автора  и  Холмского   ДНТ.

              Отзывы  и  пожелания  присылайте  по  адресу 
173001,  Великий  Новгород,  ул,  Новолучанская  20,  кв.  8.  
   Исследователь  народного  музыкального  творчества, 
     собиратель,  музыкант    
            Коржуев  Иван  Николаевич 

                   тел. сот.  89517295421.
 2008-2013 гг.  

 


                           КОММЕНТАРИИ
                    к  исследованиям

Уважаемые  читатели!  
Задачей  Новгородских  исследований  состояния  народного  твор-чества было,  не  только  дать  местный  цифирный  материал,  а  более  того;  показать  историческую  глубину  и  особенности  происходящих  коллизий.  Их  взаимосвязь  и  давление  на  народные  традиции,  приведшие  к  нынешнему   печальному  исходу.  
Стоял  вопрос, каким  языком, для  кого  это  будет  написано,  кому  адресовано.   И  не  поздно  ли,  мы,  спохватились? 
Кемеровский  вариант  в  таблицах,  мелко  написан,  читается  с  трудом  и  только  специалистом,  если  очень  надо.  
Было  решено:  изложить  своё,  по  другому,  прописному  варианту  с  анализом  исторических событий,  где  каждое  ут-верждение  имело   место  быть.  Были  свидетели,  очевидцы,  факты.   
Начнем  издалека,  насколько  возможно,  по  местным  событиям.  
Первую  в  жизни  молодёжную  посиделку  смотрел  с  печки  в  чужом  доме:  было  тепло,  удобно  и  интересно.   Отец  нес  меня  первенца на  руках  с  гордостью,  звёздное  небо  светилось.  Скорее  всего,  это  был  ноябрь  1938  года.   Бабушкины  хутора  в  то,  далёкое летнее  время  то  же,  помню.  Видел  всё  это в  разных  местах -  могу  и  сейчас  в  подробностях  обрисовать  с  закрытыми  глазами.  
На  другом  краю  деревни  у дяди  Матвея на  полочке  у  божни-цы,  рядом  с  иконой  стояли  трапециевидные  гусли.  Так  высоко  ценилось  это  народное  достояние.  А  потом  пришла  война  Финская,  Отечественная  и  много  чего  с  нами  происходило.   
Не  раз  слышал  горестные  слова  женщин:
«Свои  властные, хуже  чужих!»   Вот  это  «хуже»,  заметьте,  довлеет и над нами, с тех  пор  во  всём.  В  политике,  культуре,  экономике,  методологии.   Цинизм,  враньё,  подтасовки. 
Народ  это  фарисейство,  насилие  чувствует,  сживается, участ-вует - и,  самоуничтожается.  Покатилась  Россиюшка  вслед  за  моими  деревнями  по  ухабам  и  колдобинам  в  историческую  пропасть.  
По  воспоминаниям  новгородца  Геннадия  Ефремова  (ему  дове-лось,  не  по своей  воле,  посетить  свои  северные  и  сибирские  места),  власть  повсеместно  попирала  права,  достоинство  граждан,  была  не  справедливой.   
Мы,  малые  дети,  все  эти  беды  и  несчастья   двадцатого  века,   всосали  в  себя  вместе  с  материнским  молоком. 
Перестройщики разных формаций разорили нашу малую  родину,  нынешние  понаделали  дыр  в  оффшоры,  вот  и  посыпалось…  
Можешь  сколь  угодно  трудиться,  петь  и  печалиться.  
Рвать  свои  последние  силёнки  на  заплаточки,  латать  мелкие дырочки.  


                           Судьбы   людские  и  наше  детство

  О  том,  откуда   мы,  кто  наши  родители,  чьи  гены  покорности  но-сим.      Где  истоки  нашего  изуродованного  самосознания.

              «Родительский   дом – начало   начал»
Спрашиваю  себя:  кто  мы  есть?  Откуда  родом?   И  далее  третьего  колена  не  нахожу  ответа.   Словно  люди  и судьбы  из  общего  потока,  встречаясь,   переплетаясь,   разошлись  отдельными  ручейками  и  кану-ли  в  водоворотах  далёких  событий,   оставив  после  себя  только  следы  и  бороздки;  где  конец,  где  начало?!  Какие немыслимые   катаклизмы  прошлись  по  человечеству,  чтобы  оно  вот  так,  в  беспамятности   потерялось?  
Чтобы  это  понять,  надо  отойти,  посмотреть  с  некоторого  расстоя-ния.
При  внимательном  рассмотрении  оказалось,  я  мало  знал  родослов-ную  родителей,  путаю  имена  бабушек,  не  могу  вспомнить  свою  первую  учительницу  в  голодные  годы…и  многое  помню  из  того,  что  увидел  впервые,  как  только  начал  ходить.    

                   Дед   Архип   и   Колька
В  отцовских  домашних  книгах  с  записями,  в  его  архиве,  ни  слова  о  родословном,  а  даты – только  канва  далёких  событий.
Дед  Архип -  это  мой  дедушка,  которого  я  вообще  никогда  не  ви-дел,  а  Колька - мой  будущий  отец. Откуда фамилия  пошла,  выяснить не удалось.  Родственники  жили  по  реке Ловати - водном  пути  в  Санкт-Петербург.  О  других  однофамильцах,  возможно дальних  родственни-ках,  писал  журнал  «Огонёк»  в  1990-х  гг.   
Сергей  Коржуев  студент-спортсмен  из  Ленинграда,  погиб  в  тылу  врага  в  1942  году  от  раны  в  живот,  другой  однофамилец – руководи-тель  самолётостроительной  фирмы  боевых  самолётов  двухтысячного   года.   Есть  публиковавшиеся  учёные,   вот  и  всё,  что  мне  было  из-вестно  об  этой  фамилии   из  Интернета.
События,  описанные  далее,  происходили  в  Холмском  уезде  (Ленин-градской) -Новгородской  губернии  в  начале-середине  прошлого  века.  Ни  упомянутых  людей,  ни  многих  поселений,  тех  мест,  давно  уже  нет.  Похоже,  и  никогда  не  будет.   Реки  и  те,  обмелели.
Дедушка  Архип,  ещё  молодым,  пришедший  с  русско-японской  вой-ны,  встретил  здесь,  в  шести  километрах  от  Холма,  на  берегах  реки  Ловати,  свою  девушку -  красивую  работящую  Аннушку.  Навсегда  решил  поселиться  в  деревне.  Досталось  им  место  в  конце  села  из  десяти  построек.  Успели  поставить  дом,  хлевок  под  навесом,  родили  двух  сыновей:  Колю  и  Алёшу.  Затем  ещё  двух  девочек,  Лену  и  Веру,  в  промежутках  между  мировой  войной,  революцией,  гражданской  войной.  
Разруха,  НЭП,  дележ  земли  по  наделам,  хуторам,  едокам -  всё  коснулось  их,  и  раскулачивание  тоже!
Интересная  это  штука  раскулачивание,  если  вникнуть  в  подробно-сти.  Понятно,  двадцатые  годы – гражданская  война,  богатеи.  Двадцать  четвёртый – восьмой  -  НЭП  -  новые  богачи.  Но  1928 -  39  годы  -  это  страна  победившего «социализма».  Давно  Советская  власть.  Земля  поделена,  богатеи  далеко – Магаданы  строят,  не  мешают.  Кажется:  живи,  работай,  радуйся!...
Не раз я, внук Архипа, слушал  воспоминания  тех лет, да  и сам  исто-рию читал – пересказывал,  пока однажды  не ошарашил  маму таким  вопросом: «Погоди  мать, кто  вы такие я  хорошо с до войны  помню. Каким  трудом  денежка  и «богатство» достаётся, тоже знаю!  А кто вас раскулачивал? Что за  люди?»  Ведь  на  целых  три  года  они  становились богаче  вас  обобранных,  (всех  вместе  взятых!).  А  через  два-три  года  снова   шли.  
Мать  как  стояла  посреди  избы  -  выпрямилась  и  сказала:  «А  ты,  Ванюшка,  сходи  и  посмотри,  что  растёт  в  их  огороде,  стоит  в  хлеве!»  Больше  разговоров  на  эту  тему  у  нас  не  было,  ибо  росли  в  тех  огородах  колючки,  лопухи  в  наш  детский  рост  и  когда-то  посаженная  картошка.  Работать  в  огородах  эти  люди  не  хотели  явно.  Даже  в  своих.
Когда  маминого  отца  шли  раскулачивать  второй  раз,  он  увидел  их  в  окно,  успел  схватить с гвоздя  овечью  шубу.  Пытаясь  её  отнять,  комбедовцы  таскали  деда  по  полу,  пока  не  оторвали  от  неё  рукава.  Из  дома  вынесли  всё,  даже  пользуемые  полотенца  с  гвоздей  сняли,  унесли.  Скот  увели.
«Чужих»  работников  в  доме  я  в  глаза  не  видывал, ничего  подобно-го  не  слышал.  Своя  родня – дети  с  восьми  лет  были  работниками  у  своих  же  родителей.  Всё,  что  можно  изготовить  кустарным  способом  или  промыслом,  делалось  руками  родителей,  детей.  Когда  требовалось что-то  купить,  шли  на  заработки.  

Колька  рос  без  отца.  За  сохой  пошел  в  восемь  лет,  косить  начал  в  двенадцать.  Крестьянин,  любитель-охотник,  тракторист,  плотник,  рабо-чий  совхоза,  ветеран – участник.  Его  личный  трудовой  стаж  75  лет,  общесемейный  (жена,  сын,  дочь,  внуки…)  на  момент  перестройки  -300  лет!
И  НИЧЕГО!!!  В  наследство  от  государства,  что  давало  бы  какие-то  средства  на  жизнь  -  учебу  внукам,  правнукам,  наследникам.  Лечение  старикам.    Украли  всё,  у  всех,  вместе  с  корзинами.
Семья  строилась много  раз.  Как  только  жизнь  непосильным  трудом  налаживалась,  в  стране  объявлялась  война  или  реформа.  
Всё  шло  прахом.
Николай  Архипович,  мой  отец  (образование  2  класса)  всю  жизнь  вёл  записи  работ, дневники.  Фиксировал  все  заметные  житейские  события,  происшествия,  доходы – расходы,  погоду.  В  его  записях  нет  места  чувствам,  переживаниям.  Прожитый  день  уложен  в  одну  строчку,  всего  несколько  слов,  цифр.
О  том,  что  его  самого  или  членов  семьи  за  86  лет  коснулось  пять  войн,  шесть  строек  жилья  на  голом  месте,  несколько  раскулачиваний,  семь  денежных  реформ  и  инфляций,  лишение  избирательных  прав,  ссылка  отца  Архипа,  немецкий  плен,  ранение  сына,  круги   НКВД  1952-53гг.  и  проч.  проч. -  вплоть  до  полного  обнищания  на  старости  лет  в  перестройку -  нигде  ни  звука!   
Ни  жалоб,  ни  порицаний.

Маме – Тане  шел  шестнадцатый  год,  когда  её  посватали.  
Замуж  она  не  собиралась,  о  любви  не  задумывалась,  Николая  видела  всего  один  раз  и  замуж  выходить  наотрез  отказалась.  
На  что  ей  резонно  заметили:  «Хошь – пойдёшь,  и  не  хошь  -   пойдёшь,  нам  тебя  не  спрятать».   И  Таня   пошла.
Начальства  она  боялась  любого.  
Когда  ей  пошел  четырнадцатый  год,  в  деревне,  где  она  жила,  на  таких  девочек  началась  настоящая  охота:  кого  находили  -  увози-ли.  Таня  бежала  в  соседнюю  деревню,  её  спрятал  дядя  Федя  в  под-вале  дома.  Ночью  её  перевели  за  20  километров  в  деревеньку  Сне-гирёво.  Там  в  течение  года  она  жила  у  дяди  Пети  в углу  под  кроватью.  Её  подругу  застали  врасплох  -  увезли.  Такую  же  беглянку  поймали,  судили.   Дядя  Петя  -  председатель  колхоза  и  сам  повис  от  беды  на  волоске.  Спасла  Холмская  учительница,  приходившая  в  Метню  учительствовать.  Она  взяла  Таню  в  свою  семью.  К  своим  двум  маленьким   девочкам  на  роль  помощницы-няньки,  работницы  по  хозяйству.   
Таня  сильно  скучала  без  подруги;  никто  из  сверстниц  не  вер-нулся.  Каким-то  образом,  от  увезённых,  пришло  письмо:  «Домой  не  ждите,  здесь  нам  не  выжить,  мы  в  Архангельских  болотах.  Валим  лес».
Может,  это  был  усовершенствованный  оргнабор  молодёжи?  Стране  требовались  лес  и  дрова – всё  в  больших  объёмах.  Добро-вольцев  таких,  как  Павка  Корчагин,  не  хватало,  вот  и  решено  было  привлечь  раскулаченных  «барышень».  
Местным  оргнаборщикам  было  сказано:  «Не  наберёте  нужного  количества  -  повезёте  своих».

Неожиданное  появление  председателя  или  уполномоченного  на  пороге  деревенского  дома  -  и   душа  у  взрослых  уходила  в  пятки.  Это  означало  -  что-то  случится.  Или  на  заем  подпишись.  Или  зав-тра,  на  себе  за  90  километров  со  станции  зерно  переносить  в  колхоз.  (Со  своей  пайкой  и  большим  заплечным  мешком  на  полотенцах.)
Мама  прожила  88  лет.  В  полной  памяти.  Умерла  стоя.  Одиноко.  В  совхозной  хрущобе.   В  окружении  бродячих  цыганских  семей. Большой  скот  держать  сил  не  оставалось,  а  «мелочь»  со  дворов  исчезала  бесследно.  Совхозники,  кто  мог  или  успел  до  перестройки,  покинули  квартиры  в  кирпичных  двухэтажных  домах.  Эти  дома  сейчас  стоят  руинами.  
Набегали  цыгане, селились пьяницы. На дрова ломали,  уносили,  крали  всё,  что  горит  и  можно  выломать,  расколоть, сжечь.  
Это  в  наше  время.  
Жгли  сараюшки,  мостки,  лестничные  перила,  рамы,  дрова  безза-щитных  пенсионеров.  
Само  собой,  эти  кочевые люди  огородов  не  копают  и  не  сажают.  
Если  описать  их  быт и, нравы,  нормальный  человек,  не  видев-ший  такого,  не  поверит.   В  натуре  это  вороватые,  безвольные,  опу-щенные  на  дно,  те  же  «комбедовцы»,  новой  эпохи - 1995-2000-х  го-дов!
Дед  Архип,  закладывая  строительство,  предусмотрел  все  потребности  большой  семьи.  Три  комнаты  в  семь  окон,  спальню,  кухню,  кладовую,  закрома,  туалет,  навесы  для  утвари,  места  обеда  для  маленьких  детей  и  полной  семьи.  Отдых  и  прочие  удобства  для  возможных  будущих  десяти  человек.  
Он  делал  первые  хозяйственные  шаги  и  закончить  стройку,  при-житься  на  новом  месте  не  успел.  Началась  эпоха  коллективизации,  раскулачивания.  На  пике  подъёма  личного  строительства  никто  из  трудолюбивых  мужиков  от  только  что  построенного  и  приобре-тённой  живности  добровольно  отказываться  не  хотел;  как  стало  по-нятно,  в  колхоз  вступать  отказались.   Архип  был  не  один  такой  упрямый.  Многие  в  округе  не  хотели.  Они  видели  и  понимали,  с  какими   бесцельными,  не  хозяйственными  людьми   им  пришлось  бы  работать.  
Кара  за  непослушание  последовала  незамедлительно.   В  разгар  раскулачиваний  в  нашей  местности  случилось  убийство  учителя  начальных  классов,  ходившего  во  главе  комбедовцев.  
Арестовали  мужиков  во  всей  округе,  всем  нашли  обвинения.  Даже  тем,  кто  в  момент  события  находился  в  двадцати  километрах  от  места  преступления.  Получил  Архип  10  лет  по  доброте  своей.
Следователь  попросил  у  деда  пеньку  на  верёвочку.  Дед  разре-шил  -  бери  сколько  надо!  И  удивился,  когда  тот  взял  мало.  Пошёл  и  принёс  следователю  ещё.  Вот  это  «ещё»  отправило  деда  Архипа  далеко,  надолго,  навсегда.    Пенька  совпала.
Местные  крестьяне  соседних  близлежащих  деревень,  сговорившись,  ремонтировали  сельские  дороги.  Вечером  оставляли  телеги  в  нашем  дворе  и  уезжали  по  домам  верхом  на  своих  лошадках.  Во  дворе  лежали  тюки  пеньки,  один  из  приезжих  стянул  себе  пару  связок.    Из  этой  пеньки  в  другой  деревне  (в  четырёх  километрах  от  нас),  были  свиты  верёвки  которыми  убийцы  (два  брата),  хотели    замотать  труп  убитого  и  утопить  в  реке.  Всему  этому  был  свидетель дед  Сенька.  Свидетель  молчал  двадцать  лет.  Если  бы  на  допросе  он  вякнул,   в  руках  ОГПУ  он  исчез  бы  первым.  Его  показания  не  вписались  бы  в  заказанный  сценарий,  посадить  всех  непокорных.
Никто  из  осужденных  мужиков  не  вернулся.  Если  кого  отпустили, за  ними  приезжали  вторично,  «свои»  ночью  и  увозили  навсегда.  
Перепуганным  женщинам  с  детьми  было  сказано: «Или  вы  все  всту-паете  в  колхоз,  или…отправитесь…».  Дважды  повторять  не  пришлось.  Так  в  наших  местах  образовался  колхоз  светлого  будущего  под  названием  «Путь  к  коммунизму»,  Богдановского  сельсовета  (по  фамилии  погибшего  учителя),  в  Холмском  районе.  Когда  пытаешься  понять то  время,  просматривая  годы,  события,  начинаешь  понимать - террор шёл все  годы,  как  только  власть оказалась  в  руках  определённых  людей.  Списком назначались категории  и  сословия,  подлежащие уничтожению.  Списки  постоянно  пополнялись.  «Зачистка»  шла  вовсю;  страна  большая,  народу  много, были  не согласные,  надо  было  расчищать поле деятельности.  
Поле должно было быть  без  помех. Убеждать? Доказывать  хорошим  примером,  это слишком  долго, хлопотно …  
Рвов  хватило  на  всех  несогласных.

В  1939  году  местные  жители,  разбирая  гумно  двух  братьев,  нашли  в  соломе  крыши  револьвер,  из  которого  был  убит учитель.  Сдавать  наган  побоялись,  был  слух  – утопили.  
В  1947 году один  из братьев в  ночь, через  семнадцать лет объявился  в  своей  деревне  и  сразу  же  ушел  в  неизвестном  направлении.  
В  нынешнее  время  в  тех  местах  совершенно  никого  и  ничего  не  осталось.  Пустыри,  дикие  заросли  и  бездорожье  на  многие  ки-лометры.
Какое  то  время  земли  принадлежали  совхозу.  

По  стандарту  победившего  социализма  в  двухкомнатной  квартире  совхозника - два  человека  в  кухне за обедом  сидели  бочком у стола,  двое  других,  помоложе,  жевали  стоя.  
Чугунки,  вёдра,  дрова, предметы  сельского  обихода  в  тесной  камор-ке  кухни  занимали  много  места.  Потому  что,  самому  человеку  —  производителю  всяких  благ,    благ  не  предусматривалось.  
Какие  ещё  поблажки:  «винтикам,  болтикам,  приводным  ремням,  кирпичикам  великих  строек?»    
В  величии  великих  строек — это  всё — расходный  материал.  
Материал,  в  том  числе  и  человеческий,  имеет  свойство  расходоваться,  «рудники» — запасы  истощаться.  
В  итоге,  на  моей  малой   Родине   ни  того,  ни  другого.  С  тех  пор, там  никто  не  живёт  и  поминального  фольклора  не  будет.    (Сокращено)

Для общей  общероссийской  картины нынешнего  состояния  народно-го творчества, выборку цифр смотрите по ходу текстов  исследований,  она  с  комментариями  следует  анкетным  образцам 2007 года,  предложенных  социологами  РАН, с  примечаниями  и  добавлениями  местного  значения.  
Весь 2010 год, каждые  два-три  месяца  добавлялся  новый  материал,  уточнялись  формулировки.  Каждый  новый  абзац  утверждений  имел  под  собой  факт  события.  
  Нужно  было  отвечать  на  две  разные  анкеты.  (Взгляд  на  одни  и  те  же события с разных  временных позиций  и  перепроверка  2011  г.  вели  к  схожим  повторам)
Анкетирование  велось  всевозможными  способами.  Из  глубинок  с  помощью  друзей,  знакомых  участников  мероприятий,  на  празднествах,  было  получено  и  обработано  90  анкет.  За  два  года  было  выслушано  мнение  пятьсот  восьми  человек,  принято  во  внимание  от  трёхсот,  как  наиболее  квалифицированное.  
Отчёт  сложился  и  формулировался  осенью  2010 г.  Был  напечатан  и  положен  всем  непосредственным  чиновникам  на  стол.  
Круг  получателей  расширялся  и  повторялся,  с  попытками  через  новгородских  журналистов  и  международный семинар учёных  выйти  на  Москву,  на  первый  канал  Российского  радио.   Возможно,  дошло.   Отслеживаем эфир.  С начала  2011  года  по радио  (первый  канал  вещания)  стало  заметно  больше  звучать  песенного  материала,  а  бая-нистов,  как  не  было,  так  и  нет,  не  слышно!  
Московским  фольклористам  был  выдан,  сокращённый  в  два  раза,  быстрочитаемый  обзорный  вариант  по  исследованиям  2009 г,  с  надеж-дой  вступить  с  ними  в  будущий  контакт.   
Последующими перепроверками в заявленных формулировках, ошибок  не  выявлено.  Менялись  цифры  в  сторону  ухудшения  положения.   По тексту не было  критических замечаний  или  опровержений  читателей.     Подтверждался  процесс  распада.
Теряются знакомые  лица,  участники  постарели,  устали.  Некоторым  по  85  лет.   Исчезают  бытовые фольклорные  местные  мероприятия.  Полностью  исчезли  из  применения  фольклорные  музыкальные  инстру-менты  старины:  псковские,  новгородские,  петербургские.   Недостаёт  нотных  материалов.  Нет  мастерских  для  ремонта  баянов,  гармоник. Закрылся  в  Великом  Новгороде  псковский  филиал  торговли  музыкальными  инструментами. 
В учебных заведениях  готовится  очередная  переотестация.  Наблюда-ем  испуганных  местных  чиновников, работников районных домов  культуры  в  предвыборной  компании.    
«Старину»  в  библиотеках  все  власти, успели  многократно подчис-тить  настолько,  что  найти  что-то  старомузыкальное в наших  глубин-ках – практически  невозможно.    Уничтожено.
Выделились  оставшиеся  в  творчестве  активные  музыканты,  возрос-ла  их  роль  и  взаимодействие (за народное творчество).  Ленинградская область, Новгородская область – Подмосковье.  Смотрите  идею  объедине-ния  по  тексту  исследований  и  фотографиям.
В сборной  команде гармонистов С. Борискина играем в Подмосковье,  Ивановской,  Костромской  и  других  областях.  С  москвичами – в Ленин-градской  и  Новгородской  области.
По существу,  редко  в  каких  городах  осталось  по  одному – два  гармониста  разъезжающих  по  России  с  поддержкой  народному  творчеству.  Таково  нынешнее  залицензированное  положение.  
Казалось  бы,  зачем  народу  все  эти  потребности  встречаться,  общаться  с  музыкантами-гармонистами?  Не  всё  так  просто  с  психологией,  устройством  внутреннего  мира  человека.   Быт,  среда  обитания,  обряды,  проводы  в  армию  откладывались  в  подсознании  в  некую  базовую  опору  духовности,  в  веру  того,  что  ты  в  трудную  минуту не  одинок.  
За  тобою  твои  сородичи,  кто  тебя  кормил,  провожал  и  остался.    
За  них  ты  тоже  в  ответе.   Будь  стоек  и терпелив!  
На поддержание  всего  этого у простых  смертных,  как правило, уходила вся  жизнь.  Насколько народ справлялся  с такой задачей, показало  время.  Силы–то,  оказались  неравны.  
По  существу народу  противостало  государство,  с  его  мощным  идеологическим  репрессивным  аппаратом.  
Истощение человеческих ресурсов в масштабе страны многие десятиле-тия  идут  этим  курсом  опережающими  темпами.  Боремся  не  за  сохранение,  а  за  выживание  в  своём  государстве?   И  если  кто  говорит,  давайте  подождём,  посмотрим,  может  что  изменится?    
Прежде  всего,  оглянитесь,  к  чему  пришли.  На какой исторической спирали, закрученной  вниз,  стоите.  
Опоры  под  этой  спиралью  уже  нет!  Генетически  нездоровое  обще-ство,  больные  обречённые  дети  и   Власть  в  кривом  зеркале.
   
     Что  касается  исследований:  
Весь собранный материал  отражает  совокупное  мнение людей  с  большим  жизненным  опытом,  переживших  много  личных  невзгод  и  трагедий  своего  края.  Опрашиваемые,  не  посторонние  случайные  встречные  гости.  Они  участники  многих  событий,  о  чём  скороговор-кой,  пересказать  невозможно.  
За  полтора  года  мелкими  партиями по десять-двадцать  экземпля-ров  отпечатано  и  роздано на отзывы более ста  экземпляров  рукопи-сей,  (за  свой  счёт  всем  районам).  Все  это  время  отслеживалось  по-ложение   народного  творчества,  вносились  дополнения.  В  Ваших  руках  двадцать  второй  вариант,    думаю  23-й,   или  25-й,   будет окон-чательный.  
Домашний  принтер  такой  обширный  материал  не  тянет,  помогали  добровольцы  печатать  на  большом.
Последние экземпляры,  по  180  страниц.   Все  другие  2008-9-10-х  го-дов, считаю  устаревшими.  (Возможное  общее  количество  бывших  распечаток  приближается  к  двумстам,  не  считая  сотен  дисков).
Ездил,  фотографировал,  вводил  в  компьютер,  печатал  текст,  без  помощников лично.  Любая  детализация  потребует  коллективных  усилий  и  времени.  Считаю,  с  меня  хватит!   Всё!   Уеду,  «в  деревню,  к  деду!»  
А  никакой  деревни  и  деда  у  меня  нет,  и  никогда я  его  не  видел.  Репрессированный, отпущенный  в  войну  за  ненадобностью,  он  голод-ный,  невиновный  сведённый  с  ума,  в  одних  портках, через  всю  Сибирь,    шел  к  нам  домой,  и  не  дошёл,  умер  от  лишений  с  голоду.    Те  деревни,  куда  он  шел,  и  мои,  стёрты  с  лица  земли.
Теперь  я  сам - дед,   без  роду  и  племени.
И  не  в  деревню  мне  придётся  ехать,  а отказаться  от игры, садиться  и  восстанавливать последние пятнадцать оставшихся  дорогих  инстру-ментов.  
 «Куплен  Интернет»,  надо  срочно  регистрироваться  и   осваивать.  К  чему  это  я?  А  к  тому,  что  мы  под  давлением  рекламы  нового  времени,  меняем  свои увлечения, переходим  в  другую  категорию.  Из  реального  мира  слабых  производителей  в  виртуальный мир потребителей - плательщиков.  Бросаем  свои  занятия  на  земле,  ремесло,  гармони,  песни.   Меняем  ориентацию.


Комментарии  к  
газетным  публикациям  нынешним  событиям

Если  взглянуть  на  всё  происходившее  в  России  за  последние  сто  лет,  включая  и  сегодняшние  события,  то  иначе,  как  идеологическим  варварством  по  отношению  к  местным  народам  и  традициям,  приёмы  правления  не  назовёшь.  По сути, применялась идеология, агрессивная к любой  здравой   мысли.  
Пытались  ли  строить  коммунистическое, социалистическое,  рыночное  общество – в  итоге  разрушали  семейную  экономику, здоровое  сознание,  блокировали  честных  оппонентов - строителей  общества.  
Это  не  ошибки  отдельных  лиц -  это   системное  построение  управле-ния  с  жестокостями,  подлогами,  обманом  избирателей  для  достижения  совершенно  других  целей.   Не  просматривается  выход  из  этого  замкнутого  круга  для  Россиян.   Народ  раздавлен  бесчестием,  всеми  этими  революциями,  обернувшимися  против  него  самого.  
Народу  надорвали  пуп,  он  обессилел!  Сложил  мужицкие  косточки  в  безымянных  рвах  и  траншеях.  
Крестьян - основу  устоев,  уничтожили.
Чтобы  не  быть  голословным,  отметим:
Одних  поубивали  в  годы  гражданской  войны,  вторых  в  Финскую,  третьи  исчезли в  застенках  НКВД,  четвёртым  на  защите  Лужских,  Ленинградских  рубежей  выдавали  голубые  халаты  и  патроны  к  рус-ским  винтовкам  с  деревянными  пулями. 
О  том,  что  война  вот – вот  начнётся  - война  будет, немец  нападёт, в  каждом  нашем  сельском  доме  говорили.    Говорили  шепотом  с  1940 г!    Власти  утверждали  обратное…
Голубые халаты  в  траншеях, были  хорошо  видны  с немецких самолётов…  Беспатронники – одиночки - отступали;   в  наших  местах  их  встречали  заградители,  уводили  за  деревню  в  овраг…   Последнее,  решающее  «слово»  принадлежало  нагану,  шло  соревнование офицеров – кто  больше  расстреляет.  Приговор  тройки, вслед  уводящему  лейтенанту  обречённого,  был  решительный:  дословно - «Расстреливай! - После  войны,  разберёмся!»  (Осень -1941,  весна – 42года).
После  войны,  в  1955-56 году,  артиллеристы-курсанты  на  волгоград-ских  полигонах стреляли,  тренировались  снарядами  выпуска  1939  года… 
Мы,  школьники,  после  войны  не  знали,  куда  девать  адресные  медальоны  погибших.  Военкоматы  молчали,  школы  не  собирали.  Нам  никто  не  подсказывал,  что  это  надо  послать  в  Читу,  Челябинск  или  снести  в  военкомат.  Мы  были  малы,  в  наших  карманах  вообще нико-гда  не  было  денег,  даже  на  конверт.  
В  1946  году,  когда  прошла  радость  победы,  и  вытерли  слёзы,  на-род  зароптал  во  всеуслышание,  зазвучали  вопросы:  «Кто  виноват,  что  такое  случилось,  немец  зашёл  так  далеко,  столько  горя?»   Ме-стные  власти  что-то  лепетали,  а  потом  враз,  все  замолчали.  
Поняли,  задавать  такие  вопросы  стало  опасно!     Вот  такая  она  ре-альная  «Память».
Между  прочим,  оборонительные  рвы  в  начале  войны  1941 года  во-круг города Холма Новгородской области, строились  под  руководством  немецкого  майора-шпиона.   Он  жил  в  нашем  доме.  Видел  его  в  совет-ской  и  позже,  в  немецкой  форме  собственными  глазами. 
Всё  сводилось  к  тому,  чтобы  создать  видимость  строительства  обороны,  сделать  её  не  пригодной  к  настоящему  использованию,  занять  и  отвлечь  людские  ресурсы.  
(О  написанном  здесь  и  далее, свидетельствую  как  очевидец).  Нынешнее  обустройство  России,  обращение  с  народом,   что-то  напо-минает  похожее
Наше  предприятие,  численностью  шесть  тысяч  человек  (десять филиалов)  в  Великом  Новгороде в 1992-94  годах  акционировали  руководители,  все  время  просившие увеличения  командировочных  сумм  для  поездок  в  Англию.  
Предприятие,  филиалы  разделили – «удочерили».   Материальные  ценности  исчезли.  В  несколько  приёмов,  мы  оказались  за  воротами  -  банкротами.  В  заводских  корпусах  ныне  торговые,  рыночные  комплексы.  Укрепляем экономику  долларов,  юаней.
Наш  реформатор – «новый»  директор – учредитель,  поблизости.   В  офисе  Лукойла.

Что  будет  с  нами  вообще  дальше?  Давайте  посмотрим  историю:  от-ношение  к  нам,  строителям  всяких  «измов»:  мораль  и  столетнюю  тенденцию  в   государстве.     
По  порядку:  НЕП – закрыли,  наделы  земли  по  едокам - отменили, хутора  к   1940  году  ликвидировали.  
Наши работящие  хозяйственные  мужики   Сибирь  и  далёкие  места  «благоустраивали»,  запуганные  женщины  с  голодными  детьми  реша-ли  Сталинскую  продовольственную  программу.
Война!  В  наши  места  «Пришёл  немец» - по началу  «он»  «добродуш-ный»  был,  вступал  с  нашими женщинами  в  полемику:  один  из  них,  хорошо  говорил  по-русски!
Немец  доказывал  - Сталин  знал, что  война будет, предал  Русских,  Германия  давно  готовилась,  сопротивления  не  встретила.   (Я  свиде-тель – присутствовал  при  такой  сцене).
Наши  женщины  тихо  роптали,  не  верим!
Власть  народу  не  доверяла,  боялась  за  свои  преступления.    Их  ис-пуг,  мы - дети,  почувствовали,   
В  этой  жуткой  ситуации,  чтобы  скрывать  правду  конфисковали  у  народа  средства  доступной  информации,  радиоприёмники, фотоаппара-ты.
Образовался  тревожный  информационный  вакуум.  
Народ  безоружен,  власть  затаилась.  
Боялась,  что  крестьяне  переметнутся.  
У  наших  крестьян  и  мысли  такой  не  возникало.
Конечно, находились  одиночки – подручные  командовать  под  большевиками  или  под  немцами… 
Мы  отступали.  
Прифронтовое  женское  население с  детьми было  брошено  на  голод-ный  произвол  судьбы.  С  одной  стороны  фронт,  с  другой  лютые  морозы  и  бескрайние  снега,  пухнущие  с  голоду  дети -  их  голодный  вой  по  ночам.  Пустые  амбары  колхозов  и  никаких  пайков  совершен-но!  
Матери  решают,  кого  из  троих  детей  оставлять  в  живых,  хотя бы  одному  двум  выжить – согласны  за  кусок  хлеба…  
Трудно  в  наше  время  представить,  в  каком  отчаянии  они  тогда  находились.  Своего  дома  нет  - сожжен,  мужчины,  защитники  на  фронте -  эвакуированным - голодное  зимнее  безлюдье.    Концлагерь  в  тылу…
    Бабушки,  убитые  горем  стоически  жертвенно  умирали   первы-ми,  дедушки    не  попрощавшись  с  нами,  молча  «ушли»,  так  и  нико-гда  не  увидев  внуков.  Некоторые, приехавшие  в  1945  году «беженцы»  из  Латвии   вновь  уезжали  туда  от  здешнего  голода;  возвратились  позже.  Такие  наши  российские  реалии   жизни  прошли  перед  нашими  глазами.  
 Поселения-хутора  исчезли  с  лица  земли  благодаря  стараниям  кол-лективизаторов.  Деревни-строения родителей в разорившихся  колхозах  канули  в  вечность.  Я  их  всех  помнил  и  даже  строить  помогал.  Родители  строились  пять  раз,  я  шестой.   Те  места  заросли  лесом.  
За  прошедшие  пятьдесят  лет  в  нашей  местности  исчез  каждый  вто-рой  житель. 
Скажите,  где  какой  народ  вынесет  такое  и  ещё  очередную  пере-стройку  с  дикими  криминальными  «пристройками»?
Эта  цикличность  перестроек переросла  в  стиль – методу  давить  на-род.  Сто  лет  строек  и  перестроек,  триста   лет  труда  в  совокупности,  моих  родственников  в  результате  ничего  от  этих  трудов?   Ваучеры  в  шести  акционерных  обществах – они  в  офисах,  я,  их акционер  на  свалке  подбираю  одежку,  двадцать  лет  не  менял  костюма.   
Да,  суды  «вставали»  на  нашу  «защиту»  обманутых  вкладчиков.  И  тоже,  поимели  нас!   
Сперва  отказывали,  стыдили.  Потом, собирали  жалобщиков «пачка-ми»,  человек  по  двадцать.   Не  скупясь,  отсуживали  нам   миллионы,  с  арестованных  счетов,  пока  там  не  кончились  деньги  на  судебные  издержки.  
Ровно  через  полгода  жалобщикам  вернули  пустые  конверты  без  объяснений,  с  постановлениями …взыскать…

Финансы – планы – крутые  проекты  правящей  партии,  за  которую  мы  «проголосовали»!   Что  в  итоге,  мы,  граждане,  получили  к  2014  году?  Облом;  Повышение  цен  каждую  неделю,  ущемление  прав,  появление  банков  и  водочных  магазинов  на  каждом  углу!    Дело  поставлено  на  конвейер:  работяга - занимай,  покупай,  упивайся – гуляй  на  всю,  - десять  дней  непрерывных  праздников.  
Благодетели  за  границей  барыши  подсчитывают,  торговля  спирт-ным  идёт  полным  ходом,  граждане  пьют-гуляют,  двери  отрезвителей  любезно  открыты,  (анонимно, считай,  по  четыре с полтиной    тысячи  в  сутки  с  семьи  пропойцы  - с  нового  2014 года).  К  кодированию  непре-рывная  живая  очередь – 30 – 40  минут -  3500  рублей.   Чем  не  бизнес!  Все  при  деле - роли  распределены.  Слёзы  родственников,  прогулы.  Нечем  платить  за  квартиры  или  за  долги?  А  кого  это  волнует!
В  городе,  подрабатывающие  ветераны,  десятилетиями  просят  Хозяев  «узаконить»  им  официальную  оплату  за  труд  в  зачёт  пенсий.  На  это  им  отвечают – не  нравится  в  конверте,  можете  уходить!
Что с  нами  происходит  и  что будет с населением  в  беспределе  ЖКХ,  возрастающих  цен?  
Позаимствуем  несколько  высказываний  прозорливых  людей:  «Политика – это  тонкое  искусство  получать  от  бедных  голоса,  а  от  богатых - деньги  на  избирательные  компании,  обещая,  тем  и  другим  защитить  их  друг  от  друга».    (Аксиома  Эмеринджера).  

 Действующие гармонист–баянисты  это теперь малые  вкрапления,  отдельные  зёрна  на  почве  народных  бытований.  Их  промысел  офици-ально  погашен,  замолчан,  изжит.   
Административный  ресурс, ТВ, СМИ  не  работают  в  поддержку  народному  творчеству в  поощрительном  плане  для  молодёжи. Управленческий  вандализм  перерос  в  бытовой.  Планируемый  один  процент  на  культуру  в  области  и  1,6 %  на  содержание  управленцев,  в  бюджете - говорят  сами  за  себя.   Двенадцать  лет  охрана  областного города  доверялась  бандитской  вооруженной  группировке.
Мы  о  культуре,  а  кто-то  о  новой  революции  вещает!   Не  просматривается  в  этой  вакханалии  бесстыдства  и  обманов  никакого  выхода  или  хорошего  конца.   
Эта  гидра цинизма поселилась  в  идеологии,  политике,  средствах  информации,  в  умах.  Она  созрела,  сформировалась  обрела  плоть,  средства,  методологию  поедания  тех,  кто  позволил  ей  выкормиться.  
Приёмы  устроителей  переросли  в  систему  аморального  правления  и  обмана  общества.   
По  замечанию  Дака:  «Любая  компания  реформ  продолжается  лишь  до  тех  пор,  пока  власти  не  закончат  перегруппировку».

Грустно  слушать  старожилов  о  том,  что  было,  чего  не  стало  и  не  будет  никогда:  (рассказы  о  разорённых  крестьянских  доколхозных  хозяйствах). Обычно,  это  были  многосемейные  родственные  поселения  со  многими  детьми.  Теперь  это  безлюдные  урочища  в  непроходимых  зарослях  кустарников  без  дорог.    
    Безнадежно  положение  последних  старушек  этих  мест  и  бу-дущее их  подрастающих  в  ближайших  городках-посёлках  внуков.  
Им  безденежным  не  светят  университеты,  банковские  кресла.  Большие,  далёкие  города  не  по  карману.   
Вчера  горестный  звонок  от  внучки,  расстроил  до  потери  сна.    «Дедушка!  Купи  ещё  одну  убитую  гармонь  у  подружки.  Ей  не  на  что  жить».  Сошлась  с  молодым  человеком.  Денег  нет.  
За  квартиру  надо  шесть – (сегодня - десять) тысяч.  В  деревне  рабо-ты  нет.  Лес  вывезен.   Учиться  профессии  - только  в  городе.   
Да  это  ж,   какое  будущее,   ждёт  нашу  молодежь?    
А  в  городе  свои  проблемы.  
Чиновничество,  используя  административный  ресурс,  «выиграло»  выборы.  «Прохоровцы»  почувствовали  себя   хозяевами  жизни,  заспешили укреплять  свои экономические  позиции. 
Хотелось  бы  и  нам,  простым  смертным  надеяться  на  лучшее.  В  условиях  капитала  и  господ - не  тут-то  было!   
Через  две  недели  внук – строитель,  (работает  по  профессии  и  учит-ся  за  свой счёт  в  строительном  колледже),  приехал  в  трансе.  Переста-ли  платить  в  дни  зачётов;  заработок  в  такие  месяцы  снизился  до  четырёх  тысяч.  Он  единственный  в  аудитории  обучается  по  специальности,  не  может  получить  бесплатное  образование.  
Всеми  способами  устрашения  предприниматель  препятствует  полу-чению  трёхнедельного  преддипломного  учебного отпуска, (разумеется,  без  оплаты).   И  уже  предупреждён,  если  пойдёт  жаловаться  по  инстанциям,  будет  уволен  с  работы.   
По  зрелому  размышлению – впереди  ничего  хорошего…  Бросать  учёбу,  учиться?  А  чем  платить?  Цены  удваиваются…
Профсоюза  там  нет,  а  разговоры  администраторов  о  законности, нравственности  и  справедливости – не  более,  чем  блеф.   Идти  жаловаться  на  директора – Боже  упаси!  Придётся  мне,  деду  платить из своей  пенсии  на  осуществление конституционного права внука.  Чьё  положение  в  нашей  благословенной  стране  в  таком  случае,  после  выборов,  улучшилось?
Только  что,  окончившему  дипломнику – прорабу  высказали  сомне-ние  в  его  профессиональной  подготовке,  полученной  в  этом  тех-никуме;  отказали  в  должности.  (По  соображениям  экономии  строительных  средств).  
Похоже,  нынешнее  обучение  свелось  не  к  классным  занятиям, теоретическим строительным расчётам,  объяснениям,  а  к  раздаче  и  сбору  домашних  заданий.   Далее,  обучающиеся  разбираются сами,  кто  как  может.   Покупают  у  репетиторов  решения  и  объяснения.  
Собственные  преподаватели  перегружены  договорами  по  совмести-тельству,  репетиторством  недоученных  выпускников,  спешат заработать  на  платном  обучении,  охватить  как  можно  больше  учащихся.   
Молодёжи  в  глубинке  ещё  тяжелее.  
Сельские  клубы  россиян обнищали,  «реформируются»   и  закрываются.  У  населения  нет  работы  -   нет  миллионов  на  ремонты,  противопожарную  безопасность.  Новогодние  штрафы  сельским  культработникам  грозят  не  шуточные.
На  селе:  вырастишь  урожай – разоришься,  покупатели  далеко,  бен-зин дорог.  Играться,  чем-то  баловаться,  работящему  малочисленному  крестьянству,  совсем  -  недосуг.   
 Сфера  сельской  культуры  разрушена  и  потеряна.  
Духовный  климат создавать  придётся  заново,  через  кружки  и  кур-сы  при  школах  для  крестьянских  детей.   Там,  где  нет  клубов,  библиотеки,  детям  пойти  некуда,  заняться  в  свободное  время  нечем.    Есть,  над  чем,  взрослым  подумать.  
Если  обратиться  к  местным  умельцам,  ветеранским  кадрам?  Во-прос  упрётся  в  оплату,  аренду, материальную  часть,  диплом,  ли-цензию,  и  Бог  знает  ещё  во  что.   
К  примеру:  в  Великом  Новгороде  на  предложение  ветерана,  устроить благотворительную  встречу  гармонистов Подмосковья  с детьми  в  местном  ближайшем  детском  садике в честь 67-й  годовщины  Победы,  (ранее  была  такая  договорённость),  новая  заведующая  строго  потребовала:  утверждённый  репертуар.  Лицензию,  разрешение  отдела  культуры  на  право  выступления  в  данном  детском  садике.  И  проводила  гостя  до  порога.  На  вопрос,  есть ли такое  официальное  постановление? - В ответ - Да!  Дабы  оградить  детей  в  учебно-воспитательных  учреждениях  от  нежелательного влияния.  От кого?  Родителей,  ветеранов-фронтовиков?   
Или  действует  установка  колонизаторов:  разделяй  поколения,  перевоспитывай,  властвуй.

Сельскую  молодёжь  учить ремеслу,  профессиям,  полезным  заняти-ям  незамедлительно  надо.  В  том  числе  игре  на  музыкальных  инстру-ментах,  применяемых  в  быту.   
Без  реальных  действий  в  этой  сфере,  без  сближения  интересов  по-колений,  никакие  вложения  не  способны  остановить  процесс  распада  личности  и  государства.
Соответственно,  при  этом  желательна  несколько  иная  практика  приёмов  начального  обучения  и  репертуар  своеобразный,  местный.  Семейно,  бытовой   сельской,  народной  направленности. Поддержание  местной  народной  культуры  в  некотором    живом  состоянии  город-ским  энтузиастам  обходится  в  немалые  траты  из  личного  семейного  бюджета -  в  среднем  две  тысячи  рублей  в  месяц  только  на  активные личные  действия.  Если  мероприятия  предполагают  коллективные  мероприятия  по  воссозданию,  поддержке в  поездках на  личном  транс-порте,  расходы  моментально  возрастают  с  шести  до  двенадцати  тысяч.    Сколько  могли   мы  отдалённым  районам  помогали.  Теперь  же  нам  сократили  поездки.    Формально  можно,  реально – урезано,  удорожало.  Не  получится. 
 
О роли  интеллигенции  в  наше трудное время  

Сталкиваемся  с  примерами - благоустроенные  городские  интеллигенты  эту  тему  при  них,  просят  не  поднимать,  вопросами  не  беспокоить!

    
А «Овцам бесполезно принимать резолюцию в пользу вегетарианства, 
пока  волки  придерживаются  противоположного  мнения»    
(аксиома  Инджа).  

Чтобы  не  исчезнуть,  при  всех  наших  затруднениях  выход  искать  надо.  
Следовательно,  надо  трудиться,  выбирать  доступные  к  осуществле-нию  осмысленные  проекты,  позволяющие  меньшими  общими  усилиями  исправлять  положение.  И  помогать  молодёжи  выжить.
Впереди  у  неё  не  мало  лишений.

Как  это  было?    С  чего  у  нас  начиналось

Новгородские  гармонисты  раскрутились  к  1985  году.  На  небольшом  пятачке  Кремлёвского  парка,  довольно  таки  экзотичной  по  тому  времени  компанией.
Идёшь  по  парку  и  вдруг  слышишь, - Гармонь!  Ба!  Песни  поют,  пляшут.   Откуда  взялись?
Просто  выйти  с  инструментом,  играть  на  улице  в  те  времена  было  нельзя,  считалось  нарушением  общественного  порядка.  А  тут,  нате  вам,   частушки  поют!    Оказывается  -  выжили,    на  задворках  микрорайона,  перебрались  в  парк! 
Речь  пойдёт  о  событиях  в  Великом  Новгороде,  что  расположен  на  Северо-Западе,  южнее  С. Петербурга.
В  парках,  между  прочим,  в  больших  городах,  от  безделья  мая-лось  много  разного  люду.   Городского,  приезжего,  сельского.  
Почему - то,  в  большие  залы,  для  «одобрям»,  они  не  хотели  заходить,  Хотели  самих  себя  показать,  как  бывало,   пару  себе  найти,  и  прочие  удовольствия  от  общения   иметь.    Потому  и  собирались  вместе.  Смотрелись  они  со  стороны,   прямо  скажем,  не  очень!   Одиноко,  и  общей  культуры  танцевального  круга  не  доставало.   
А  вот  потребность  нечто  подобного, грандиозного,  праздничного,  от  души,  как  в  старину,  прямо  в  воздухе  витала.   
Вот  бы,   такое!     Да   по,   настоящему!!    Как  бывало.
Не  удивительно,  творческие  люди  почувствовали  это  состояние.  Начались  поиски  -  кто  должен?   Как?  
Ответа  на  эти  вопросы  не  было.  
В  разных  городах:  Туле,  Новосибирске, Кирове, Великом  Новгороде  нашлись  подвижники,  двинувшие  не  самих  себя,  ради  собственной  славы  стать  первыми,  а  придавив  свои  амбиции,  поставили  задачу  посложнее.  Поработать  на  пользу  всему  обществу,  своему  городу,   народу.  
Эти  лидеры  помнили  прошлое,  далеко  смотрели  в  будущее.  Они  пошли  в  парки,  в  народ,  в  кабинеты  к  чиновникам,  к  цензорам  с  идеями,  списками,  планами.
А  могли  бы  и  по  иному.  Взять  в  руки  хороший  инструмент, разыграться  и  пойти  к  эстраде.    На  эстраду  с  патриотикой.  
Такие  сподвижники  уже  были,  со  своей  идеей  возродить  определённые  традиции.  Отлично  понимая,  в  чём  дело,  предугадывая  события,  они  пробились  бы  в  ряды  первых,  несомненно.  Это  было  проще  и  легче.  Работать  только  на  себя.  И  курсы  были,  и  фабрики  ещё  успевали  выполнять  срочные   заказы.   
Такой  выбор стоял  и  передо  мной.  Я  же  в  «музыкалке»  работал,  на  всяких  курсах  учился.  Опытным  мастером  к  тому  времени  был.  Заманчиво  было  протолкнуть  себя.   Те,  кто  потом  приходили,  так  и  делали -  через  клуб,  который  для  них  создали  другие!  
Но  чувствовалось,  это  несколько  не  то,  это  личное.
Надеюсь,  вы  понимаете.  На  волне,  на  той  энергии,  что  в  неё  вложили  другие,  легче  выплыть,  чем   подниматься  со  дна.
В  нашем  деле  такую  волну,  энергию,  скорее  пытаются  придавить,  чем  помочь.  Нам  требовалось  нечто  другое – быть  с  народом,  а  не  светиться  одиночками  на  эстраде. 
В  одиночку  в  наших  условиях пробиться  без  поддержки  было  проблематично. 
Мы  занялись тем,  что пошли  в  народ - начали  собирать,  объеди-нять,  помогать  возродиться  забытому  народному  общению.  Много  времени  ушло  на  осмысление,  поиски,  формулировки.   …два  года:  1984  -  1985 г.г
Верх  взяло  понимание  того,  что  одному,  конечно,  хорошо;   но  вот  если  народ  в своём  городе  поднять — это  будет  нечто!    Коллективный  ход  просматривался  нашими  конкретными  обстоятельствами.  
Предстояло  начать  с того  минимального,  местного,   что  могло  быть  в  наличии;  искать,  собрать,  объединить,  учить.  
И у  нас это, тогда  - получилось.
В  течение  многих  лет  удавалось  вполне  активно  заметно  влиять  на  коллективные  формы  общения  в  этом  направлении  деятельности   народных  музыкантов.                                                                                   
Это  удалось. Заволокиным  в  Новосибрске, Г. Лопатину в г. Кемерово,  Б. Стаханову в Туле,   Булычёву В.- город Киров,  Охапкину — «Балагурам»  в  Северодвинске,  Коржуеву  И.  в  Великом  Новгороде.    Возможно,  ещё   кому-то,  в  то,  далёкое  время.   
Естественно,  они  тогда  друг  друга  не  знали,  действовали  само-стоятельно,  каждый  по  своей  программе.  Придумывали  сами.  И  знаете,  получалось!  Даже  более,  того,  с  чего  начинали  или  на  что,  рассчитывали.
Потому  что,  деятельны  были,  мыслили  не  стандартно,  строили  не  под  себя.   Искали  лучших,  приглашали  всех.  
Праздники в старину имели большое социально-хозяйственное значение: для единения общин. Решения экономических вопросов: торговли, обменов, и  продолжения   родов – смотров,  кто  есть  кто.
Для молодёжи гулянья – это возможность самовыражения, показать себя,  утвердиться – занять  место  в  социальной  группе.
Очень глубоко смотрелись здесь интересы каждой группы  и  индивида.  Решалась судьба.  (Оставим пока эту тему для монографий), рассмотрим  то,  что  касается  нашей  темы.
Что объединяло людей  тогда  и  в  недавнем  прошлом?
Собирание, единение  людей  по  интересам, родству  и  гармонь!
Гармонь давала всем равный способ самовыражения и утверждения в обществе.  Призывала  развивать  индивидуальные  способности:  общаться,  петь  отдельно  и  в  компании,  плясать,  шить,  вязать,  украшаться.   
Она  и  сама  становилась  украшением,  продуктом  коллективного  творчества,  красотой  и  гордостью  не  только  владельца,  мастера.   
Такое  значение  придавалось  ей   потребностью.
Она  становилась  гордостью  местности,  общины,   Знаменито-стью.  
Разве не удивительно, что и в 1985 г. смельчаки-одиночки интуитивно  пошли  в  народ  с  гармонью;  поднимать,  объединять!   
За  гармонью  стоит  нечто  большее.  Примитивное  пиликанье  не  поощрялось.  Это клич!   Вставай!   Иди!   Собирайся!
 Давай вместе с тобой: попоём, посмеёмся, песней  поплачем.  Подхо-ди,  становись!    Музыка  звала,  объединяла,  снимала  напряжение.  Сплачивала,   сближала   поколения,   знакомила.
Отсидеться за печкой, остаться в стороне, быть равнодушным, быть последним, не испытать себя, не рискнуть выйти на круг в ту пору не было  ни  какой  возможности.
А вот пересилить робость, страх, обратить внимание, использовать ситуацию – это  же  школа  выживания,  воспитание  характера – бойца.
Не забоялся, вышел, спел, сплясал – и  ты уже не тот, прежний.  Тебе улыбаются,  тобой  восхищаются,  здороваются,  знакомятся.
Из круга ты, словно на крыльях, перешагнул невидимую ступень, состоялся,  вышел  в  сообщество.
Заметьте, здесь разговор не о том, сколько у кого наколок, навесок, пирсингов.     – Разговор о моральном,  духовном.  О  состоянии  души,  духа!   Гармонь – это  любовь!
Кто через кого больше прошёл, - сказать трудно. «Плясать» надо от мастера. Не скороговоркой, рывками, а с тишины. С его рук, сосредото-ченности, с какой он, год-два, детальки подбирает, полирует, складывает. Каждую чувствует и понимает, программирует, напрягает, энергией наполняет. Потом от этого, как только тронут пальцы игрока, откуда что берётся?!  Идёт такая подначка и отдача, как от пружины хронометра – такая силища,  поёт  и  выговаривает.
По рассказам бабуленьки, у которой я выкупил такую гармоньку, в  большой,  ремонт:     Мастер Фёдор,  делал  её три  года. 
С ума  сойти,  три  года  сидеть  не  разгибаясь,  даже  если  и  не  каждый  день!  Готовить,  собирать,  клепать
(Хотя  бы  и  для себя).  Это  ведь  не  три  месяца  -  три  года.  Перед  таким  мастером  старики  раскланиваясь,  в  знак  уважения  шапки  снимали.
Слышно её было на другом краю села. Обыгрывала десяток других,  не  слабых. Когда дом загорелся, её  спасли и, вынуждены были продать.  Выкупить  её  смог только  богатый  человек, с севера …
Последняя гармонь старого мастера.  От  широких  просторов  Волги — матушки.  Память о  рукодельнике.   В  басу  под  каждой  кнопкой  девять  голосов  поёт.  В  два  раза  больше,  чем  в  любой  нашей  нынешней.
Давно по глубинке прошла волна распродаж отцовских (ширпотре-бовских)  гармоней  и  баянов  по  200-500-700-1000  рублей. 
Труд мастера обесценился. Старые игроки сошли со сцены. Молодым ходу  нет,  им  устраивают  другие  конкурсы  и  представления.   
Предлагают  другие  приоритеты.  Новые  предложения  красочно  соблазнительны,  агрессивно оформлены,  уверяют,  что   жить  без  того-этого  никак  нельзя.  Зазывают  насладиться  по полной  программе.   Воспользоваться,  не   отказать  себе  в  удовольствии.  Не жди, три года… Кредитуйся!   Пользуйся,  угощайся.  Прямо  сейчас.

     Что  писали   исследователи  тридцать  лет  тому  назад. 
 
«Фольклор  древней  новгородской  земли  издавна  привлекал  внимание  собирателей,  однако  систематического  обследования  всей  её  территории  и  публикации  материалов,  особенно  музыкальных,  не  было  фактически  до  самого  последнего  времени.  Первые  сборники,  лишь  в  малой  степени  отражают  то  богатство,  которое  храниться  в  памяти  народных  исполнителей.  
Собирание  таких  сведений,  длительная  трудоёмкая  работа,  спо-собствовала  бы  решению  огромной  задачи – сохранения  и  пропаган-ды  произведений  традиционной  народной  культуры. 
Нужда  в  подобных  материалах  огромная,  для  тех,  кто  ориентируется   на  подлинную  народную  культуру.  И  это  надо  считать  государственно  важным  делом.   
Представление  о  русской  народной  песенности  в  нынешних  об-разцах  весьма  далёко  от  подлинного  народного  искусства. 
Не  даёт  полноты представления, о присущей  каждой  местной  традиции  неповторимого  своеобразия».   
Если  работа  центров сводится  только  к  наглядному  изучению,  демонстрированию,  это  не  спасёт  традиции  от  вымирания.  
К  сожалению,  местные  работники   культуры  и  руководители,  не  подозревают,  мимо  каких  сокровищ   народного  искусства  они  проходят.  (Прошли!) 
 А  время  идёт,    люди  стареют,  и  прекрасные,  незамеченные  и  не услышанные  народные  песни  и  наигрыши,  обычаи  и  обряды,  игры  и  хороводы  забываются,    уходят  вместе  с  людьми.  
 Одновременно – уходит  значительная  часть  нашего  знания  исто-рии  и  культуры  народа,  рвутся  нити и  разрушаются  связи,  обеспечивающие  духовную,  нравственную  и  эстетическую преемственность  поколений. 
Преемственность, превращающую  отдельного  человека  в  представителя  своей  культуры  и  своего  народа.  

       Присмотритесь  к  фотографиям.  Не  Бог  знает  что,  а  появлялся  баянист,  гармонист  и  обыкновенный  дворик  моментально  превращается  в  весёлую  игровую,  танцевальную  площадку.
    Веселье  для  детей — занятие,  концерт  для  взрослых,  с  обоюдной  пользой  для  всех  сторон.   Это  в  свою  очередь  убедительный  ответ  на  вопрос:   Нужны  ли  народу  музыканты?   
     Эти  музыканты  есть  в  каждой  области;  они  - добровольцы.  
В  дальних  поездах,  если  есть  народ,  по  три  концерта  в  день.  Ма-шинки  большие  или  маленькие  загруженные  инструментами  и  людьми  двигаются  по  подмосковным,  межобластным,  ленинградским,  новгородским  дорогам.  Активисты  предлагают   свои   услуги,  скрашивают  будни  и  праздники  населению.  
Нужны  репетиции,  сыгрывания,  практические   выступления,  постоянный  живой  поиск.  Творцу  надо  пространство,  место - творить!  Только  тогда  он  чувствует  себя  человеком.  Он  переживает  свою  радость  от  сознания  того,  что  вот  сейчас  он  вместе  с  народом  участвует,  создаёт,  запечатляет  нечто  стержневое,  духовно  объединяющее,  пополняющее  нравственные  и  физические  силы  всех  вместе  и   каждого.  Творец  настроения  не  отделяет  себя  от  народа,  он  в  его  духовном  подъёме  и  состоянии  живёт,  дышит,  творит,  создаёт  это  состояние.  
       Всё  в  жизни  взаимосвязано,  в  том  числе  и  то,  что  касается  народных  музыкантов.  В  тех  местах,  где  из  посёлков,  деревень,  уез-жали  гармонисты,  колхозы  разваливались,  скорее  всего.   
       Молодёжь  покидала  родные  дома,  уезжала   искать  лучшей   до-ли.  
А  что  оставалось  ей  делать,  если  всё  кругом  замирало?  
    В  свою  очередь,  непостижимым  образом  гармонисты  связаны  со  многими  другими  увлечениями  людей:  певцами,  рукодельниками,  торговлей,  модой  одеваться,  любителями  повеселиться  и   если  вдруг,  всё  разом  обрывается!   Что  делать?  
    Организовываться,  искать,  объединяться!

Первые  энтузиасты – организаторы  мероприятий  шли  каждый  своей  «дорогой»,  исходя  из  местных  обстоятельств.  
Г. Д. Заволокин  создал  свой  ансамбль  и  вышел  на  телевидение.   Б. Стаханов   организовал  гармонистов -  получили  звание  народных.  Лопатин  Геннадий  создал  семейный   ансамбль.  На  Севере  раскрути-лись  « Балагуры!».    Новгородцы  то  же  действовали  вовсю.   
Но  узнали  мы  друг друга  значительно,  позже.
А  до этого, перед  каждым  стоял  не  лёгкий  выбор.  По  какому варианту  действовать.  Надо  было  либо самого себя  готовить, или   поднять  активность  народа – гармонистов  своего  города,  на   должную  высоту. 
 В нашем положении одиночек, коллективное творчество народных  музыкантов области  явно  нуждалось в  поддержке.  Музыканты - оди-ночки  даже  не  общались,  не  встречались.
 Если  кто-то  думает,  что  можно  одинаково  успешно  строить  и  подносить,  и  одновременно,  везде успевать  одному  «герою»,  - «слегка»  заблуждается!   Искать, объединять  идеей,  знакомить, создавать  движение  было  не  просто.
 Очень  многое  надо  предвидеть,  в  нашей  неустроенной  жизни,   буквально,  разрываться   на   части,  чтобы  объединить  многих.   
Пришлось  решать не  простые организационные  проблемы.  Реше-ния,  которым,  в  любительской  практике,  аналогов  не  было.    
Было  не  до  своей   игры.   Оно  и  по  журналу  видно.  В  наших  условиях  пробиться  можно  было  только  коллективно.
Все  идеи,  тезисы,  задачи,  методика  и  тактика  сформировались  в  1986  году.  В  какой-то  момент  стало  понятно,  как  надо  действо-вать. Тогда  и  особенно, позднее,  всё  пришлось записывать.  Сказывался  собственный  комсомольский  опыт. 
Музыканты  готовились,  требовалась  сцена.
Первые  концерты  гармонистов  с  эстрады  состоялись  в  парке  Новгорода  в  1987  году.  Играли:  Егор Андреевич  Гаврилов,  через  месяц   Юрий Григорьевич Попугаев,  далее — коллективный  выход.  Участвовали  уже  много  музыкантов.   Режиссировал,  организовывал,  вёл   Коржуев  Иван.   Одно  и  то  же  не  повторяли.  Каждый  раз,  по-новому.   Публики  всегда  было  достаточно.   Кое  у  кого,  у  официальных  лиц,  это  вызывало  не  скрываемое  удивление.  
 Мы старались показать полноту движения  народных музыкантов  и  серьёзность  намерений.  Объявления  писали от руки,  клеили  их  на  автобусных  остановках.
 Бывшие,  возможно  учителя  музыки,  -  баянисты  тоже  пытались  выйти  в  народ.  Но  удивительное  дело  -  гармонисты   их  «переиграли»  и  они  постепенно,  позже  «исчезли».   
Думаю,  не  хватило  того  задора,  удали,  толи  мощи  баяна,  толи  самих  баянистов.    Как–то,   не  весело,  смотрелись  учёные  мужи.  

 Вообще,  интересный  момент,  надо  бы  его  понять.  По  какой  причине,  как  только  появлялись  гармонисты,  народ  сам  покидал  баянистов.  Явного  противостояния  не  наблюдалось.  Значит,  что-то  такое  было,  что  влияло  на  выбор.   Скорее  всего,  мы  выглядели  красочнее,  коллективнее,  боевито.   Против   маэстро — одиночек.   
Они  не  сумели  сплотиться!   Иногда,  и   сейчас  ходят  по  парку  одиночками.  Воспитанные  в  духе  академизма,  к  гармонистам  они  не  примкнули,  и  народ  их  обошёл.  Никто  не  вразумил   их — составить  дуэты  и  взять  певца!  Они  не  поняли  важности — не  объединились,  как  гармонисты.  Или  не  смогли дать народу главного — у них не оказалось народного репертуара.  Скорее  всего,  яркости  тембра  и  пьес  бытового  народного  характера.  
Хороший  гармонист - это  психолог  и  боец,  так  просто, не  уступит  своего  наигранного  места.   И  народ  делал  свой  выбор.
Возможно  баянисты, привыкшие  к  послушанию  и  сцене,  не  мог-ли  приспособиться  к  своеобразным  уличным  импровизационным  условиям.   Психологически,  оказались  в  растерянности.   Может  их  подвела   академическая   чопорность,  тяжелая  «техника»,  скудный  народный  репертуар?  
Со  своей  стороны  гармонисты  вполне  лояльны,  к  своим  стра-шим  братьям.  Я  же  вообще,  уважителен  к  этой  профессии.   Признаю   нужной,  и   во  всех  случаях,  полезной.  Каждый  третий,  пятый  из  нас  готов  и  с  баяном  не  расставаться,  если  бы  такая  возможность  была  удобной.   Нет  таких  мобильных,  ярких,  тембровых  инструментов,  которые  могли  бы  компактно  заменить  гармонь!  Да  и цена  их непомерная.   Я восстановил  и  храню  некоторые  баяны  известных  местных  музыкантов.  Хорошие,  и   не  дешевые,   для  меня – лишние.  В  доме  постоянно  по  нескольку  восстановленных  баянов,  гармошек,  которым  обязательно  надо  играть.  Ныне  мой  возраст  подходит  к  определённому  рубежу,  при-ходиться  думать,  куда  их  определить,  кому?  
Можно  бы  создать  объединённый  музей,  выставочный  учебный  «комплекс»,  но  озвученное  и  наглядно  собранное,  предлагаемое  чи-новникам,  зависает  без  ответа.  


                                 Слово  читателю

Иван  Николаевич!

С интересом и болью в сердце прочёл Ваше выстраданное исследование. Вопрос, действительно пред русским народом, пред русским обществом стоит жизненно наиважнейший – сохранится ли русский народ и его система самоорганизации – общество? 
Вообще то, судя даже по Вашему исследованию это уже не вопрос, а констатация факта уничтожения русского общества и русской культуры, как живого организма. 
Однако, раз мы с Вами и множество русских людей ещё об этом думают, возмущаются, пишут где возможно, (сегодня или в Интернет, или в изданиях типа Вашего – всё за свой счёт), то русское общество, русская культура не окончательно уничтожены и имеют небольшие  шансы  возродиться  как птица Феникс. 
Нам надо тщательно разобраться в процессе уничтожения русского общества и русской культуры, ибо эта вакханалия идёт не только по бездумности многих русских людей, но тщательно организовывается и поддерживается западным влиянием на всех уровнях и во всех сферах жизни нашего народа, нашего общества и, кстати,  за  наш  с  Вами  счёт.   
В вопросе сохранения культуры первостепенное значение имеет русский язык, так как только с помощью языка  и  может думать человек. 
Как говорят русские учёные лингвисты у языка самая главная функция, называется – речемыслительная. 
В этом смысле уничтожение русского языка – это уничтожение системы мышления русского человека. А разрушение русского языка и системы мышления русских людей происходит в первую очередь привнесением в язык иностранных  даже  не слов,  а понятий, взамен  русских. 
Об этой проблеме безуспешно вопиют наши великие предшественники - словесники Шишков, Л.Н. и А.Н.Толстой, Белинский, Сумароков, Паустовский, Ушинский, Лесков,  Даль…   
Приведу  несколько  высказываний  мыслителей  по этому  поводу: 
«Употреблять иностранное слово, когда есть равносильное ему русское слово–значит оскорблять и здравый смысл и здравый вкус».   В.Г. Белин-ский
«Я не считаю хорошим и пригодным иностранные слова, если только их можно заменить чисто русскими или более обруселыми. Надо беречь наш богатый  и  прекрасный  язык от порчи».   Н.С. Лесков
«Если ты хочешь употреблять слова, то каждую минуту за своими словами  разумей  действительность».   И. П. Павлов
«Язык – душа нации. Язык – это есть живая плоть идеи, чувства, мыс-ли».   А.Н. Толстой
 «Иностранные слова в русской речи – есть неприкрытая форма давле-ния на  национальную традицию  мышления».   В.В.Колесов
«Берегите наш язык – наш прекрасный русский язык, этот клад, это до-стояние, переданное нам нашими предшественниками, в челе которых блистает …Пушкин! Обращайтесь почтительно с этим могущественным оружием; в руках умелых оно в состоянии совершать чудеса!»     И.С.Тургенев 
Влияние иностранного слова, несомненно расслабляющее, когда падает на умственную почву, не подготовленную к его восприятию,  когда говорящий  не отдает себе отчёта  в  корнях  этого  слова. 
 Всякое полузнание, оно хуже незнания, всё равно как полуистина (*** а полуправда значительно опаснее и хуже откровенной лжи),  вводит  народ  в заблуждение.…
Да, вопрос об иностранных словах, важен, конечно, не только с точки зрения засорения языка, но и с точки зрения искажения мыслительного аппарата и, как одного из его рычагов — слуховой чувствительности к речевой правильности.  Чувствительность притупляется, не разбирают люди, что правильно, что неправильно  и  почему  неправильно. 
Мы отошли от тех корней, которые питают нашу речь, если можно так выразиться, смысловыми понятиями. Усыхает яркость природная. 
Мы ушли от неё и уходим всё дальше. И хочется вспомнить знаменитые слова Тургенева о русском языке, — что только великому народу дан  великий язык.  Что сделали  из  «великого, могучего, правдивого, сво-бодного»?

К чему это я написал такое длинное вступление? Вроде ни один настоя-щий русский отечестволюбивый сын против этих мыслей возражать не будет? Но, проблема в том, что как правильно написал С.М,Волконский в 30-е годы, язык  уже довели до печального состояния, а впереди ещё 70 лет насилия, да ещё последние 20 с развитой индустрией разрушения языка нашего – современными СМИ.  
Разрушая язык  и мыслительную систему,  разрушают и души.  Не поёт русская душа во всю мощь, на всю страну - онемела,   выразить  всё  это  на  современном  языке  сложно. 
Малое число подвижников сохраняют навык русской песни, пляски, иг-ры на русских инструментах, дело архиважное, чтобы была возможность, когда русская душа восстановится в государственном масштабе, то было, кому показать, как петь, играть, плясать… 
Поздно это я понял,  в меру сил занимаюсь сохранением  русской музы-кальной, песенной  и  плясовой  культуры.
Но  я  о  более  важном,  о  дне  сегодняшнем … 
Наша задача, заняться очищением нашей системы мышления от внед-рённых иностранцами и их идолопоклонниками в наш язык иностранных слов, уничтожающих русские понятия.  Одно такое внедрённое понятие уничтожает не одно русское, а десятки, ибо у нас язык корневой,  из одного понятия  вырастает  целое  древо.    
«Логичность  мышления и выражения мыслей должна входить во все и всякие предметы…» в русское образование, русскую науку, русскую литературу, песню и всю управленческую деятельность как опора,  по восстановлению русского общества  и  русской  культуры. 
 Ещё Писарев говорил, что «ошибка в мыслях вызывает ошибку в сло-вах, ошибка в словах вызывает ошибку в делах». Без правильных русских слов нам не возможно ни обсудить проблему, ни договориться, как её решать, ни тем более приступить к её разрешению.  Ошибка в словах, это как ошибка в чертежах при создании сложных конструкций, систем (а язык, культура и общество системы очень сложные) – двусмысленность вызывает разрушение системы в процессе её эксплуатации,  если не разрушение, то стабильное не выполнение  возложенных  на  неё  функций. 
Теперь поясню, почему я именно об этом пишу Вам, после прочтения  Вашей,  замечательной  работы.
Вы, в своём исследовании в самых важных его разделах пишете о проблемах  именно  общества. 
Такого понятия как общество, как собственно и многих наиважнейших в русском языке и без которых общество не возможно (Чело-век, совесть, Дух, Душа, …) в западных языках и  системе  мышления  хождения  нет,  там  иные  ценности. 
Общество и однокоренное – община, это основа жизни русского человека, это то общее, что скрепляет в единый живой организм, то что позволяет жить в высоком смысле (жить от живот), жертвовать личным в пользу общего, и  не щадя  живота  своего, отдавать всё  самое  ценное  за Отечество. 
Общество и мир для русских ещё недавно были синонимами. 
Западная система мышления, прививаемая нам сегодня,  ничего  этого  не  предполагает. 
Она предполагает, так любимую многими «патриотами русскими» – демократию.  
(Политическое насилие, власть  имущими,  переводится  в  экономическое  давление). 
Если переводить с латинского, а только так и нужно действовать по отношению к иностранным словам, то демос – это не весь народ, ведь есть ещё  и  охлос – толпа, значит демократия это не власть народа, как  нас пытаются убедить, а только  часть, тем  более, что  все идеальные  демократии  всегда  предполагали  наличие  рабов. 
Без рабства демократий не существовало и существовать (без прикрытого),  не  будет   н и к о г д а! 
Демократия и рабство – это синонимы и русские это должны понять. Особенно русские! Вся русская история вопиёт о том, что для запада, англо-саксов, немцев, французов… славяне – один из народов достойных только рабства. А их языки, как система мышления и проявление  их, только  подтверждают  это. 
Ибо в западной системе мышления, в западных языках начиная с латинского и заканчивая французским, английским и немецким раб и славянин – это одно слово – sklave. 
Так вот, их организация жизни множества, нет не человеков, а менов, супермэнов и т.д.  и эта организация как раз и  называется у них (а теперь и у нас) – социум. Основа которого, всегда демократия, а значит замаскированное  рабство.  Наём – использование – увольнение.  Управление – иерархическая  пирамида  использования  должностей  и  богатств.  
Вверху кучка самых богатых, самых наглых, зубастых ползущих  вверх, по головам и трупам; внизу последовательно демос-народ, (это те кто играет по правилам этой кучки), затем охлос-толпа (те кто не играет,  не умеют,  наивно ожидают обещанного,  пьют беспробудно,  живут телесериалами). – Это  теперь мировая  практика хозяев  жизни:  обещай – разделяй  и  властвуй! 
Наёмные рабы Хозяев этой  пирамиды, они  вне устройства  социума,  это  гумус,  подпитывающий  её.  
Рабская система греческого, римского, западного образца, всегда была чужда русским, она всегда противостояла нашей самоорганизации, нашей жертвенности ради «други своя», в конце концов, нашей культуре и нашему обществу. 
Посему и сегодня нас они относят к варварским народам,  не  способным  воспринять  блага  цивилизации.  
Цивилизация от греческого  цивилис – город,  городская, система массового потребления и этим всё сказано. Результаты этой цивилизации-приватизации  сегодня  наглядно  просматриваются  в  городе  и  деревне.  
Деревня по природе своей, как и русский народ, не могут быть цивилизованы – только уничтожены, что, собственно цивилизаторы и делают.    (производитель продукта  под  гнётом  перекупщика).
Именно поэтому я доказываю, что наличие в обществе любых социальных проявлений и благ цивилизации – это признак смертельной  проблемы  для  сельского  общества. 
Тяга индивидуумов именно к социальным благам, социальному успеху (должности в социальной, рабской иерархии)  – признак их духовной, бесчеловечности, признак эгоизма,  является механизмом подготовки кадров уничтожающих общество как таковое, да и всё живое на планете.  Войны, захваты, переделы,  грабёж  в  миллиардных масштабах,  вохабизм,  ползучая  экспансия… 
Если в обществе появляются социальные тенденции, а это именно расслоение по имущественному признаку, называемое социальное расслоение, то это смертельно для него. 
В результате если люди, хоть на западе, хоть русские, организовались в социум, то общества уже нет.  На первый  план  выступает  погоня  за  боблом,  карьерный  рост.  
Демократия не поощряет свободомыслие, и там, мало вольнодумцев,  мало  глубоких  писателей. 
Лучшие мыслители  приходят к  русской  культуре, к  русскому  наследию  и  к  русскому  языку. 
Нам сегодня внедрили систему мышления, где русское понятие «общество» заменяют социумом, социальными проблемами, социальными отделами, социалкой (один из отделов  в  их  правительстве, точнее  кривительстве)… 
Уверяют нас, что русское государство социальное  по своей сути,  даже  в  Конституцию это записали. 
 Русские познакомившись с сутью этого социального государства, как я показал – рабского по определению,  начинают возмущаться. Они ждали справедливости, что является  основой общества,  не  дождались…, и  не  дождутся.  
В социуме, понятия справедливость, нет и быть не может, поэтому «социальное государство» – это «несправедливое государство», для русских конечно, ибо только русские пока ещё  боготворят справедливость  и  правду.   
Понятие «социальная справедливость» – это оксюморон, соединение несоединимых слов таких  как «водяной огонь», «деревянный металл»… И это нам русским придётся понять или  исчезнуть. 
Ваше исследование названо социальным и в дальнейшем часто используется  слово социум  в  положительном  смысле. 
Иногда  Вы переживаете за  «местный социум», боретесь за его сохранение  
Я недавно, пред Новым Годом был Дедом Морозом на открытии центральной ёлки посёлка, прямо напротив ад-МИНИСТРАЦИИ и видел  выходящих  от туда  депутатов с подарками.
 – Холёные, богато одеты (норковые шапки, шубки…), все с подарками юркнули в великолепные машины и проехали мимо веселящихся на  морозе детишек, даже не обратив  внимания  на  охлос-толпу. 
Вот это сравнение и есть «местный социум». Если бы это были люди от народа русского, лучшие люди и была бы не демократия и социум, а самоуправление народное и русское общество, то возможна была  бы  иная  картинка. 
Обществом, подобные зарисовки, сегодня не назовёшь, общего между народом и «его избранниками» нет ничего, ибо не  народ  их  избирал.  Есть ли что общего между ними и уборщицей нашего клуба с зарплатой в 5 т. рэ?    Нет общего, значит,  и  нет  общества.  
Сын неимущей  вряд  ли будет жертвовать собой, спасая их богатства, машины  и  норковые  шапки. 
Владельцы попытаются нанять за деньги полицейских. Но как показала «наша» революция, в случае необходимости,  их защищать  не  особо  будут.  Это и есть закономерности социума и социальной жизни, как  альтернативные  обществу  и  человеческим  отношениям. 
Соответственно, в социуме, согласно его природе, просто не может быть «ИНТЕРЕСА  К  ОСНОВАМ  НАРОДНОЙ  МУЗЫКАЛЬНОЙ  КУЛЬТУРЫ  И  ДУХОВНОСТИ». 
Народ – это одно,  без культуры и народа то нет, они неотделимы,  как  курица  и  яйцо!   А у социума  нет  «интереса  к  народной  культуре». 
Население,  точнее – электорат и  тот  ему  нужен  раз  в  пять  лет. Нет интереса к народной культуре, ибо всё народное – для  нуворишей, это отстой,  никчёмное  старьё. 
Если быть откровенным, то, как я понял,  Вы  пишете о русской  культуре,  о  русском  народе  как  основе  России. 
Сохранение народа под  вопросом, а населению обманутой страны, - электорату,  в  принципе  не  позволительно любить что-то иное,  не социальное,  не западное.  
Русскую культуру могут любить только сам русский народ или другие народы, знающие свою  культуру  и  знающие,  русскую. 
Да, как Вы пишете, раньше «село жило, дышало», пело, «…это  было  бытовое  явление,  народ  собирался,  общался.  
Зайти  к  соседу  в  гости не  считалось  предосудительным.  У россиян отняли понятия Души  и Совести, без чего русский  народ  не мог спокойно  жить. 
Там, где исчезли  музыканты – они  чувствительны  к  изменениям – словно  барометры,  исчезает духовность, сплочённость.  Исчезает  народ…», 
я  добавлю,  и  общество.  
Да, пришли социальные коммерческие отношения, вытеснили местные  человеческие  отношения  и  село  было  уничтожено. 
То, что осталось – это  «местный социум». 
О чём может петь социум, общенациональный или местный, от чего веселиться душонка представителя этого социума? От новой должности, от  новой  машины,  от  власти  над  остатками  людей? 
Радовать всё это их может, а вот песен об этом не сложишь,  мелкая душонка не запоёт и не заиграет с молодецкой удалью ни на гармошке, ни на баяне. Посчитал бабки при закрытых дверях и задёрнутых шторах, выпил коньячку на  радостях, включил  плазменник  с Домом-2,  забылся…  
Кто  пойдёт  к  такому  в  гости,  попеть…? 
Естественно, что перспектив этот социум не имеет никаких,  ибо  дети этой «элиты» жить на селе не хотят, уверены, что в городе бабло срубить можно быстрее и проще. Так  что  нет  перспектив  у  «местного  социума»,  никаких. Сделали они соё дело по уничтожению сельского общества, ввели социальную иерархию неравенства и рабства, будущему они будут не нужны.  Западники  и  свои  монополисты  «съедят»  их  мелкую  коммерцию.
Вы спрашиваете «какая  культура,  музыка,  объединяющая  идея  придёт  нам  на  смену,  сохранит  нашу  общность?». Ответ прост.  Он у Вас же в работе есть – никакая. («…участия  официально обучаемых школьников в бытовом плане  участников совершенно нет - 00 %»).  А без песни, пляски, частушки, игры  на  народных  инструментах в быту культуры  русской  нет.
И не будет. 
Будет массовое потреблядство предлагаемого развратными средствами массовой информации в угоду транснациональным корпорациям, если конечно не удастся отстоять общество,  русскую  систему  мышления.   
На  всех  социальных  явления  благополучно  поставят  крест.
Вы пишете, что «не  это  главное для  политиков,  но  эти  потребности  важны  для  социума».  
Не удивляйтесь, если посмотреть внимательно на принципы устройства социума, то так и должно быть, ведь социум – будь он местный или обще национальный – это саморазрушающаяся,  пожирающая  всё  живое, система.   
В ней нет и быть не может понятия Долга, только в смысле денег под  проценты, там нет понятия Добра, Справедливости – только в смысле новой машины, там нет понятия Отечества – только в смысле там, где больше платят, там нет ничего светлого и живого, только власть, статус, бабки.      
Ради  личных  достижений её отдельные  индивиды  пойдут  на  всё,  с  оружием  под  полой,  и  демократическими  лозунгами.

«А  если  миллионы  человек–(избирателей)  верят  в  какую-то  глупость,  она  все  равно  остаётся  глупостью».  (Правило по  Франсу).
Покуда представитель социума внизу, он требует от верхов улучшить, делиться с ними и т.д., но как только  попал выше, он  будет исполнять иную  роль, выслуживаться у верхов,  и презирать тех, кто внизу.  (Играть  по  их  правилам).     
В такой  системе  социум – это  они,  вышестоящие! 
Все  нижестоящие – это рабы,  вассалы,  быдло  и  пр. 
- Ну разве верха, получившие власть и  доступ  к  богатствам будут что либо  исполнять  из  обещанного!?   Они  же теперь хозяева!  
Вы правильно пишете, что «практика  столетия  показала - народ  был  способен  сам  решать  многие  свои  бытовые  проблемы – не  дали.  Руководители страны, перестраивая общество  на  новый  лад,  грубо разрушали   местный  уклад  жизни  всё, что относилось к традициям, быту, культуре  крестьянства.   
(Сведения:  переписка  с 25-ю  регионами)».
Точнее они не пристраивали общество, а уничтожали, ломали, выкорчёвывали всё живое. Насаждали социум мирового коммунизма,  социальные отношения, экономические, какие угодно, но не человеческие.  «Как это делалось и что получилось, сегодня видно  в  наших  вымирающих  селениях.   Что  будет дальше…». 
Да,  это  вопрос – что  будет  дальше?
Думаю, что было бы правильным просмотреть материал и везде где есть эти понятия, общество и социум либо заменить, одно другим, чтобы было понятно, что общество – это положительное,  изначально  предполагает определённый  контроль.  что  позволяет  не  только сохраниться,  но  и  самосовершенствоваться.
Нынешний Социум  и  демократия – иерархическая пирамида,  уничтожающая  всё  во  имя  власти  и  наживы  только  для  себя,  отчётности  и  справедливости  не  предполагает.   
 «Не  бывает  большей  искренности,  чем  у  политика,  который  врёт». &nbs